ЛитМир - Электронная Библиотека

Выдвинув один из узеньких ящиков в нижней части шкафа, Брайан достал оттуда ночную рубашку из тончайшего шелка, как и просил Уолт, без рукавов: это тонкое и нежное одеяние должно было прикрыть тело, не раздражая кожи. До этой минуты он не осмеливался дотронуться ни до одной из вещей, принадлежавших Марни, запретив даже прислуге прикасаться к ним. Все оставалось так, как было до ее смерти. Однако теперь в его действиях не ощущалось ни колебаний, ни неуверенности: он знал, что этой девушке суждено получить то, что принадлежало его жене.

Он передал ночную рубашку Уолту:

– Надень на нее вот это. – Подождав, пока это было сделано, он осмелился задать вопрос, который жег ему сердце:

– Скажи, Уолт, насколько серьезно ее состояние?

Уолт сделал глубокий вдох, а потом протяжно выдохнул и ответил:

– Трудно сказать, шкипер. Я в жизни видел немало солнечных ожогов. Судя по ее коже, она плыла не больше одного дня. Если бы она дрейфовала дольше, то просто поджарилась бы.

Брайан заставил себя говорить ровно и сдержанно: он не мог допустить и мысли, что на его следующий вопрос будет дан отрицательный ответ:

– Значит, она будет жить?

– Думаю, да. – Уолт повернулся на тихий стук в дверь:

Монро Бертон принес бутылку виски. – Надо постараться влить ей немного. А потом я смажу ожоги салом и попробую привести ее в сознание.

Уолт смочил носовой платок виски и вложил его девушке в рот, чтобы жидкость постепенно попадала ей в горло. Брайан немного понаблюдал за его действиями, а потом направился на палубу, испытывая потребность остаться одному.

Брайан Стивенс никогда не был особенно набожным человеком, но он верил в существование высших сил. Он знал, что всемогущий Бог дал ему полную радости жизнь, любимую жену и драгоценного сына… И этот же всемогущий Бог забрал обратно все свои дары. Но вот теперь Господь послал ему новую радость. И если он сделал что-то дурное, чем-то оскорбил Творца, в наказание за что и был лишен Марни и сына, то теперь он не хочет повторить эту ошибку. Он будет примерным христианином, достойным посланной ему радости.

Брайан упал на колени, сложил перед собой руки, поднял лицо к небу… и стал молиться.

Глава 10

Его руки крепко обнимали ее. Их губы слились в страстном поцелуе, и соприкосновение языков пробудило в глубине ее тела необузданные, первобытные желания. Его руки скользнули вдоль ее спины вниз, сначала нежно обхватили талию, а потом легли на крепкие круглые ягодицы. Она ощутила полную страсти мужскую плоть, которая вскоре бросит ей вызов и ворвется в нее, превратив их в одно существо, в одну любовь.

Голова Джейд упала на подушку, тело выгнулось… Его губы скользили все ниже. Вот его язык обжег ей грудь… Он осторожно взял сосок в рот, а она запустила дрожащие пальцы в его волосы, ласково прижимая его голову к себе.

– Я люблю тебя, – прошептала она тихо, хрипло. – Ах, Колт, я так сильно тебя люблю! Пожалуйста… пожалуйста, дорогой… возьми меня… скорее, скорее!

Она раздвинула ноги, чтобы принять его, и с ее губ сорвался тихий стон предвкушения.

И тут чей-то голос вырвал ее из мира грез:

– Выпейте вот это, пожалуйста.

Джейд дернула головой, ощутив мучительную боль от прикосновения к растрескавшимся и кровоточащим губам.

– Пожалуйста, постарайтесь, – настаивал мужской голос. – Это необходимо.

Она приоткрыла опухшие веки, пытаясь сквозь туманную дымку разглядеть лицо, которому принадлежал незнакомый голос.

– Пожалуйста! – Голос одновременно молил и предостерегал. – Если вы не выпьете, то умрете.

Джейд казалось, что ее руки обжигает огонь: ее кожа была воспалена. Горло пересохло. Она чувствовала себя слабой, измученной – почему? Что происходит? И кто с ней говорит? Она первый раз слышит этот голос.

Джейд почувствовала, как к ее плечу осторожно прикасается чья-то рука.

– Вы меня слышите, мисс? Можете меня видеть?

Туман начал рассеиваться, и Джейд разглядела склонившееся над ней лицо – золотистые волосы, голубые глаза, полные глубокой тревоги и заботы. Но кто этот человек?

Незнакомец наклонился ниже, и Джейд невольно отметила, что он необычайно хорош собой. Он спросил:

– Как вас зовут? Вы можете сказать мне ваше имя?

Джейд попыталась ответить, но не смогла: у нее настолько сильно пересохло в горле, что она не в состоянии была издать ни звука.

Незнакомец снова предложил ей воды:

– Ваше тело слишком обезвожено, мисс. Вам надо выпить воды. Позвольте вам помочь.

Джейд послушалась. Прохладная влага была просто дивной, и ее пересохшему до боли горлу стало немного лучше. Джейд начала с жадностью пить.

Незнакомец отнял стакан от ее губ:

– Пока хватит. Иначе вам будет плохо.

Джейд закрыла глаза, пытаясь справиться с вихрем мыслей в голове. Где она находится? Что случилось и как она сюда попала? Она помнила отплытие из Франции, и первый день плавания, и как они с Колтом любили друг друга в уютной каюте. Последующие события окутывал туман. Чувство беспомощного недоумения не покидало Джейд.

– Вы не попробуете заговорить и сказать мне, как вас зовут? – мягко повторил незнакомец.

Она сделала новую попытку, и на этот раз смогла едва слышно прошептать:

– Джейд…

– Джейд! – торжествующе повторил он. – Какое прекрасное имя. – Он наклонился ближе и улыбнулся. – И глаза у вас зеленые, ирландские. Готов спорить, что вы ирландка!

Джейд почувствовала, что какая-то неведомая сила заставляет ее вновь погрузиться в черную бездну беспамятства, но она не хотела ей уступать. Пока не хотела. Ей необходимо было узнать, что же все-таки с ней произошло. И где Колт? Почему его нет здесь, рядом с ней?

Тихо, глухо она произнесла его имя.

– Колт? – мгновенно откликнулся ее незнакомый спутник. – Кто такой Колт?

Она попыталась ответить, но голос снова отказался ей повиноваться. Незнакомец дал еще воды, и тогда она наконец пробормотала:

– Мой муж. Пожалуйста, приведите его, скажите ему, что я хочу, чтобы он был со мной…

Она услышала, как мужчина вздохнул, словно от жалости, и внезапно в ней поднялось дурное предчувствие, смешанное с ужасом, причины которых она не знала. Она попыталась сесть, но незнакомец помешал ей. Она вскрикнула:

– Где он? Я хочу его видеть! Кто вы? Что со мной происходит?

Он отвел взгляд, и Джейд сразу же поняла, что случилось нечто ужасное. Ее глаза округлились, мышцы тела напряглись.

Она приподняла голову и посмотрела на незнакомца, а потом сквозь него, в склеп своих воспоминаний, которые с поразительной легкостью теперь вспыхнули в ее измученном сознании. Она вспомнила шторм, гигантские волны, безумную качку, звук разбивающегося стекла, ужасающую уверенность в том, что они тонут, попытку выбраться на палубу… Она цеплялась за ограждение, и на палубе появился Колт, он звал ее, пытался добраться до нее и…

Ящик!

Проклятый ящик!

Мучительный крик страдания вырвался из ее горла:

– Он погиб! Погиб! Я видела, как он упал… как ящик ударил его по голове… И кровь, много крови… О Боже, Боже… нет!

Брайан Стивенс сразу же понял, что она вспоминает разыгравшуюся в море трагедию. Он удержал ее на постели, пытаясь успокоить.

– Послушайте меня. Все позади. Вы в безопасности. Вы со мной, на моей яхте, и ничего плохого с вами не случится, клянусь вам!

Она продолжала кричать и биться, колотила его кулаками.

Он с силой вдавил ее в подушки и громко позвал на помощь Уолта. Но тот и так уже бежал к ним с палубы, откуда услышал отчаянные крики. Через секунду он ворвался в каюту:

– Иисус, Иосиф и Мария, что тут, к дьяволу, творится?!

Остальные матросы столпились в дверях, с любопытством глядя на происходящее. Брайан велел Уолту принести виски и влить ей в рот, чтобы она немного успокоилась: он был уверен, что ей вредны сильные переживания. Монро посоветовал им просто дать ей хорошую затрещину – это хорошо помогает в таких случаях. Брайан ответил презрительным взглядом и приказал ему убираться к дьяволу и заниматься своими обязанностями и заодно забрать с собой остальных матросов. Они с Уолтом могут справиться без их помощи.

20
{"b":"12277","o":1}