ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейд внимательно посмотрела на своего спасителя. Он был не только красив внешне, но и вызывал симпатию. Почему-то она была уверена в том, что он говорит абсолютно искренне и что ей нечего бояться.

– Вы очень добры, – благодарно прошептала она. – Я обязана вам жизнью, хотя сейчас она потеряла для меня свою прелесть.

Его улыбка показалась ей странно печальной. Ласково проведя по ее щеке кончиками пальцев, он серьезно проговорил:

– Дайте мне шанс заставить вас снова полюбить жизнь, Джейд.

Глава 11

В оставшиеся сутки плавания Брайан перебрался из своей комфортабельной каюты в меньшую, которую ему пришлось делить с Уолтом. «Марии» могла бы достигнуть острова гораздо быстрее, как это первоначально и планировалось, но Брайан приказал двигаться на меньшей скорости, чтобы Джейд могла как можно лучше отдохнуть и немного успокоиться.

Благодаря заботам Уолта Джейд быстро поправлялась, но она не испытывала радости: какое все это, могло иметь теперь значение? Колт погиб. Может быть, его смыло за борт, как и ее, и никто на судне их не хватился. Всем пассажирам было приказано не выходить из кают, так что их исчезновение не могло быть обнаружено до окончания шторма. Кроме того, они были молодоженами, что легко объясняло их отсутствие.

Джейд много спала, и всякий раз, когда она открывала глаза, рядом оказывался Брайан, заботливый, внимательный, нежный.

Он расспрашивал Джейд о ее родственниках и родных Колта. Она отвечала равнодушно. Рано или поздно пароходство оповестит Колтрейнов, что их сын и его жена пропали в море, а те, в свою очередь, отправят известие в Россию. Там ее тоже сочтут погибшей – но что с того? Джейд погрузилась в полную апатию, у нее не было ни малейшего желания возвращаться к холодной лицемерной жизни, которую она вела при дворе, где ее терпели, но не любили. Что обещало ей будущее? Она будет день за днем влачить свое жалкое существование, а если солнце однажды так и не взойдет для нее – ну что ж, ее это нисколько не опечалит. Она и так живет только в своих грезах, когда видит Колта и ощущает любовь и счастье, которые знала с ним.

В то утро, когда яхта подошла к острову, Брайан открыл дверцы шкафа и принялся перебирать десятки женских нарядов.

– Марни любила одеваться, – сказал он, – и держала тут запас нарядов, чтобы не тратить времени на сборы, если мы неожиданно решим отплыть на остров. Правда, такого никогда не происходило, – добавил он, рассмеявшись, – так что это был всего лишь предлог купить новую одежду.

Он достал хлопковое платье сочного зеленого цвета, пышная юбка которого была расшита белыми с желтым маргаритками.

– Идеально для острова. – Он выложил его на кровать. – К нему есть шаль на случай прохлады, но я уже выходил на палубу – день сегодня просто великолепный. Теплый и солнечный.

Джейд смотрела на платье. Она никогда не выбрала бы такой яркий наряд, но здесь был совсем другой мир, другая природа, и ничто не напоминало тот суровый и унылый край, который она знала с детства.

– В доме у нее тоже была одежда. Вы можете пользоваться всем, что ей принадлежало.

Джейд спросила, сколько времени они пробудут на острове.

Брайан пожал плечами.

– Поскольку и у вас, и у меня нет причин стремиться куда-то еще, то давайте постараемся не задаваться лишними вопросами. Не сомневаюсь, вы найдете здешние места прекрасными. А там, возможно, сможете решить, что будете делать дальше.

Джейд медленно оделась, по-прежнему чувствуя себя слабой. Ее обгоревшая кожа начала лупиться, и она рассеянно подумала, что выглядит отвратительно, но и пальцем не пошевелила, чтобы хоть как-то исправить положение.

Слипшиеся волосы нужно было вымыть и уложить, но она лишь свернула их в тугой пучок. Затем надела шляпку с длинной атласной лентой того же цвета, что и само платье. Глядя на свое отражение в зеркале, она решила, что похожа на корзинку с фруктами. Наверное, Марии, которой нравилось так ярко одеваться, была очень жизнерадостной женщиной.

Джейд осторожно вышла из каюты на палубу. Увидев ее, пока она стояла и щурилась на яркое золото солнца, Брайан кинулся к ней и взял под руку. Прикрыв глаза ладонью, Джейд смотрела на ослепительно сверкавшую воду: такого блеска ей еще не приходилось видеть.

Брайан помог ей спуститься по длинным сходням, которые были перекинуты на узкий причал, уходивший к сверкающему белым песком берегу.

– Позвольте помочь вам. Вы привыкли к качке, и, когда ступите на твердую почву, вам будет трудно двигаться.

Джейд мысленно признала, что это была правда: ей показалось, что деревянные доски сходней у нее под ногами раскачиваются. Она пошатнулась, тяжело оперевшись на Брайана.

Они вышли на причал. Брайан заботливо поддерживал ее.

Она заметила, что он тоже переоделся: на нем были белая куртка и ярко-синие брюки, а на голове лихо сидела белая хлопковая кепка.

Пока они шли, Брайан рассказывал, как строил дом в атом отдаленном месте:

– Первый раз я побывал здесь еще совсем маленьким мальчиком: меня привез дядя. Я влюбился в остров с первого взгляда. Эта часть Атлантики называется Бермудами, или, реже, островами Сомерса. Островов – крупных и совсем маленьких – тут, наверное, больше трехсот, но из-за прячущихся под водой коралловых рифов плавать тут опасно. Вот почему заселены только несколько самых крупных островов. Мне повезло: у моего островка с одной стороны есть глубокий проход между рифами. – Он указал ей на зелень, покрывавшую склоны холма, в сторону которого они шли. – Дом стоит наверху, за этими бананами. Я решил построить причал с этой стороны, рядом с проходом, а дом повернул в другую сторону острова, чтобы вид на море ничем не нарушался. Погодите, скоро вы его увидите. У вас просто дух захватит!

Он взволнованно пожал ей руку и радостно улыбнулся.

– Мой дядя, – продолжил он свой рассказ, – влюбился в эти места во время Гражданской войны. Он был капитаном федерального быстроходного судна и охотился на суда, пытавшиеся нарушить блокаду Юга. Видите ли, южанам необходимо было отправлять свой хлопок, чтобы торговать с Англией, а Бермуды служили перевалочным пунктом.

Джейд вежливо слушала его, но мысли ее были далеко… с Колтом. Она незаметно смахнула слезы. Наступит ли такой момент, когда она проснется утром и не почувствует щемящей боли в сердце?

– Он весь как цветущий сад, – тем временем гордо говорил Брайан, широким жестом обводя заросли олеандров и ослепительно розовые кусты цикламенов. Они добрались до конца причала, и он указал на песок:

– Можно ли представить себе что-то более прекрасное? Он такой белый из-за крошечных осколков кораллов, измельченных ветром и волнами. Марни говорила, что он напоминает ей хорошо просеянную муку.

Джейд посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц, пытаясь представить себе, что когда-то сможет вот так же легко произносить имя Колта.

Они прошли пологий подъем, миновали заросли банановых деревьев, листья которых потрескивали и шуршали на легком теплом ветерке, словно встречали радостными аплодисментами появление на острове хозяина и его спутницы. Показался дом – красивый, сказочный дворец. Брайан объяснил, что стены его сложены из розоватого ракушечника, а крыша покрыта черепицей, которую периодически мыли с известью – в целях санитарии, потому что воду для питья собирали во время дождя именно с крыши, отводя по водостоку в специальный резервуар.

– Обратите внимание на ступеньки, – сказал он. – Типичная островная архитектура. Видите: внизу они шире, чем наверху. Их называют «приветственное объятие».

Это, конечно, не тот величественный особняк, что я построил на Гудзоне в штате Нью-Йорк, – сказал он без всякого сожаления, когда они оказались на верхней ступени и должны были войти внутрь, – но он уютный и удобный. Марни очень его любила – и вы тоже полюбите.

В обращенной к ней улыбке читалась надежда.

Полная чернокожая женщина (аборигенка, решила Джейд) сделала им книксен и улыбнулась, сверкая невероятно белыми зубами.

22
{"b":"12277","o":1}