ЛитМир - Электронная Библиотека

– Марни приучила всех служанок делать книксен, – весело прошептал Брайан. – Познакомьтесь с Амелией: это наша домоправительница. Амелия, это мисс Джейд.

– Мисси Джейд! – радостно воскликнула женщина. – Она займет место миссис Марни?

Джейд напряглась: от нее не укрылась тень, промелькнувшая в глазах Брайана перед тем, как он сдержанно объяснил прислуге:

– Джейд – наша гостья, Амелия, но ты будешь ее слушаться и ухаживать за ней так, словно она хозяйка этого дома.

Понятно?

Женщина послушно и с готовностью кивнула, и Брайан повел Джейд в дом. Поднявшись на второй этаж, они вошли в просторную комнату, в окна которой можно было любоваться великолепным видом на океан.

В центре ее стояла громадная кровать с кружевным балдахином, немного похожая на ту, что была на яхте.

– Это комната Марни, – объявил он тихо и торжественно. – Вы можете пользоваться всем, чем пожелаете.

С этими словами Брайан указал на туалетный столик с пенным кружевом розовой скатерти до пола и на огромный гардероб из красного дерева, за дверцами которого висели в ряд ослепительные разноцветные наряды.

Подойдя к застекленным дверям, выходящим в сад, Брайан потянул за бархатный шнур и раздвинул белые занавеси, так что потрясающий вид предстал перед ними во всем своем великолепии: синяя вода сверкала на солнце, ярко-зеленая лужайка уходила к чистейшему песку, вдоль дорожек стражами стояли кусты роз…

– Я пришлю Амелию, чтобы она помогла вам принять ванну. За ширмой расположен альков, – кивком головы он указал в его сторону, – где находится ванна, подобной которой вы, я уверен, никогда не видели. Марни заказала ее одному из местных жителей. Она вырезана из коралла в форме морской раковины. Там же вы найдете ароматные соли и мыло, привезенное из Испании и Франции. – Направляясь к двери, он добавил:

– Помните: если вам что-то понадобится, вам стоит только попросить – и я отправлю яхту на главный остров. Отдыхайте. Мы увидимся вечером, за обедом.

Оставшись одна, Джейд остановилась у открытых дверей и стала смотреть на сверкающий океан, упиваясь сладким ароматом цветов. Она слышала негромкий шелест банановых листьев, щебетание птиц. Было до боли странно сознавать, что за этим манящим взгляд горизонтом кроется пустота. Никто ее не ждет.

Никому нет дела до того, где она и что с ней происходит. Здесь было красиво, и пока ода видела одну только доброту. Но в отсутствие Колта все это было совершенно не нужно ей!

Джейд отвернулась от окна и осмотрела комнату. Внезапно ее взгляд привлекла причудливой формы рамка, стоявшая на туалетном столике. Она подошла ближе и увидела, что это был портрет молодоженов. Женихом был Брайан, а невестой – потрясающе красивая молодая женщина в прекрасном свадебном наряде. Ее элегантно уложенные под полупрозрачной фатой волосы были того же цвета, что и волосы Джейд, глаза сверкали – зеленые глаза, опушенные густыми темными ресницами. Лица счастливых молодоженов выражали уверенность в том, что их будущее будет светлым и радостным.

Так вот она какая, красавица Марни!

– Вы очень похожи на нее.

Джейд испуганно обернулась на голос аборигенки.

– О Амелия! Я не слышала, как вы вошли.

Отличавшаяся приятной округлостью форм домоправительница начала виновато извиняться:

– Не хотела испугать. Пришла узнать, нужна ли вам. Мастер Брайан велел.

Джейд небрежно отмахнулась от ее извинений:

– Ничего. Я просто задумалась. – Она указала на портрет. – Это жена мастера Брайана, Марни?

Амелия печально кивнула:

– Была красивая леди. Как вы. Вы похожи. Такая милая. – Она снова ослепительно улыбнулась и с надеждой спросила:

– Вы станете женой мастера Брайана?

Джейд ужаснулась такой мысли и быстро покачала головой:

– Нет-нет, ни в коем случае. Я просто гостья мастера Брайана, только и всего. Но скажите, – добавила она с любопытством, – что случилось с миссис Стивенс? Как она умерла?

У Амелии потухли глаза, она поспешно подошла к кровати и принялась снимать покрывало.

– Мастер сказал, вам надо отдыхать. Я принесу яичный суп, чай. Вы ешьте, пейте. Сначала я приготовлю ванну. Мастер сказал, вам надо ванну.

Джейд молча наблюдала за домоправительницей, решив, что не станет допытываться. Когда придет время, Брайан сам расскажет ей все, что сочтет нужным. И потом, надо было спросить себя, а интересно ли ей это вообще. Ее собственного, леденящего душу горя с нее более чем достаточно – ни к чему вникать еще и в чужое.

Она отказалась принять ванну, почувствовав себя страшно усталой.

– Сначала я ненадолго прилягу, – сонно проговорила она и вскоре погрузилась в глубокий сон.

Амелия неуверенно постояла у кровати, испытывая жалость к хорошенькой молодой женщине, которая лежала на кровати и тяжело вздыхала во сне. До нее донеслось тихое рыдание, а потом мольба:

– Вернись, Колт! Пожалуйста!

Чувствуя себя лишней, Амелия на цыпочках вышла из комнаты, осторожно закрыв за собой дверь.

Глава 12

Весь остаток дня Джейд спала. Мягкий ветерок приятно холодил ей кожу. Она проснулась, чувствуя себя достаточно окрепшей. Теперь она могла думать о гибели Колта, не испытывая ни отчаяния, ни боли. Ее не пугало то, что она оказалась в этом уединенном месте, среди совершенно незнакомых людей.

Все, кто ее знал, считают ее теперь погибшей, но эта мысль не вызывала в ней вообще никаких чувств.

Можно было подумать, что сон придал ей способность сопротивляться тревогам и заботам, помог примириться с мыслью, что больше ничто не может вызвать у нее отчаяния.

Она замкнулась и стала ко всему равнодушна.

Амелия пришла сказать ей, что настало время обеда, который будет подан на террасу, так что Джейд сможет полюбоваться закатом. Она подошла к шкафу, принадлежавшему ее бывшей госпоже, и достала для Джейд мягкий кашемировый халат, объяснив, что мастер Брайан решил, что на ее обгоревшую кожу платье надевать трудно. Джейд с благодарностью взяла одежду.

Амелия помогла ей расчесать волосы и заколоть их мягкими волнами, а потом предложила надеть жемчужное ожерелье из ониксовой шкатулки, принадлежавшей Марии Стивенс. К ожерелью были и серьги с жемчужными подвесками.

Приведя себя в порядок, Джейд раскрыла стеклянные двери и вышла на террасу, глубоко и с удовольствием вдохнув пьянящий аромат распустившегося к ночи жасмина. Солнце уже почти спряталось за горизонтом, раскрасив бирюзовую воду сочными коралловыми и розовыми бликами. Поднимался яркий месяц.

Тропический бриз плавно раскачивал широкие листья бананов.

Вечернюю тишину нарушали лишь резкие крики ара и более мелких попугаев.

– Правда, более прекрасное зрелище просто представить себе невозможно?

Она не вздрогнула от звука голоса Брайана, потому что ей по-прежнему казалось, что она стала бесчувственна. Она могла бы ответить ему, что самым прекрасном зрелищем был Колт, который вручал ей бриллиантовое кольцо с предложением стать его женой на глазах зрителей Мариинского театра. Но вместо этого покорно кивнула:

– Да, наверное. Вы должны гордиться тем, что создали такой уголок.

Он протянул ей бокал вина, который она с благодарностью приняла.

– Это было не мое личное творение, – объяснил Брайан. – Оно было наше – мое и Марии. Мы создавали его вместе, и теперь оно стало для меня памятником нашего счастливого прошлого.

Джейд снова поразило то, насколько легко он произносит имя женщины, которую явно обожал. А к удивлению примешивалась немалая доля зависти. Не желая думать об этом, она указала на халат, который был на ней:

– Спасибо вам. Это была удачная мысль: мне в нем гораздо удобнее, чем в платье. Но думаю, к завтрашнему дню все уже почти пройдет.

– Давайте сначала насладимся обедом. А потом, если у вас будут силы, мы можем прогуляться вдоль берега. Вечер будет чудесный.

Брайан подвел Джейд к круглому столику, покрытому бледно-розовой льняной скатертью и сервированному на двоих. Хрустальные бокалы, тончайший фарфор, серебряные приборы, старинная вазочка с дикими орхидеями – все было очень изящно. Брайан выдвинул стул, и Джейд села, думая, что не сможет проглотить ни кусочка, но когда стали подавать еду, у нее вдруг появился аппетит.

23
{"b":"12277","o":1}