ЛитМир - Электронная Библиотека

Его поцелуй заставил ее затрепетать. Он крепко прижимал ее к себе, нежно водя руками по обнаженной спине. Его язык проник между ее губ и коснулся ее языка… Джейд вздрогнула и вырвалась из его объятий.

– Дьявольщина, Джейд! Я так давно хотел это сделать! – признался он. – Если я тебя оскорбил, то прошу прощения. Но за свои чувства я извиняться не собираюсь!

Джейд наклонила голову в задумчивости, пытаясь найти такие слова, которые не испортили бы этой минуты нежности.

Боже, в ней проснулось желание, но произошло это слишком рано! Но она – женщина, и как показала любовь Колта, страстная женщина. И она не должна винить себя за то, что отдалась вполне естественным и нормальным чувствам. Но ей было страшно, она не была готова к подобным отношениям с Брайаном.

Сделав глубокий, прерывистый вдох, она заставила себя встретиться с обжигающим взглядом Брайана.

– Не сейчас, Брайан, – прошептала она. – А может быть, и никогда. Я не могу ничего обещать. Мне нужно время, чтобы разобраться в своих чувствах. Я знаю только одно: не сейчас.

Он слегка усмехнулся – к нему вдруг вернулось озорное расположение духа, которое она в нем так любила.

– Время? Леди просит, чтобы я дал ей время? Ты забыла, принцесса: на островах времени бесконечно много, как моря и песка. Так что можешь смело просить о времени: уверяю тебя, ты получишь его столько, сколько тебе угодно А я буду рядом, буду ждать. А теперь вернемся к празднующим.

Держась за руки, поглощенные новыми радостными и в то же время мучительными чувствами, они медленно удалялись от кромки воды. Теперь все изменилось в их отношениях.

Глава 14

После того дня Брайан и Джейд стали смотреть друг на друга по-новому.

Джейд больше не могла видеть в Брайане только друга и спасителя: после того как он поцеловал ее, разбудив дремавшую в ней страсть, она стала видеть в нем мужчину. Это создало напряженность в их отношениях и породило самые противоречивые чувства. Разве не слишком рано в ней проснулось влечение к Брайану? Разве в этом не было неуважения к памяти Колта?

Джейд пыталась защититься от укоров совести, убеждая себя в том, что страсть и желание не принимают во внимание правил этикета и приличия А еще Джейд пыталась разобраться в том, не является ли ее чувство к Брайану исключительно плотским влечением. Может ли она испытывать к нему любовь? О, она понимала, что к ней никогда не вернется та мощная и всепоглощающая страсть, которую внушил ей Колт, но в ее сердце поселилось какое-то новое чувство, помимо благодарности и дружеского расположения. Она хотела понять, не цепляется ли она за Брайана чисто инстинктивно, как цеплялась за тот ящик в океане, не превратила ли она его в спасательный круг в своем собственном море смятения.

Над этими вопросами Джейд размышляла постоянно, по ночам ей снился один и тот же сон. Она видела себя в объятиях мужчины, лицо которого все время менялось: это был то Брайан, то Колт, то снова Брайан… Казалось, подсознание говорило ей, что она должна сделать выбор. Но почему? Колт умер, потерян навсегда, и, значит, у нее нет выбора… И тем не менее ее душевная буря не утихала.

Поначалу Брайан говорил себе, что чувствует к Джейд привязанность только потому, что понимает, какую боль она переживает. Но он не мог не замечать ее необычайной, волнующей красоты А потом, когда они стали проводить вместе все больше и больше времени, их узы стали крепнуть, а вместе с этим стало нарастать желание. В конце концов он вынужден был признаться, что испытывает к ней настоящую страсть, любит ее… и не допустит, чтобы что-то помешало ему сделать ее навсегда своей.

Однако для того, чтобы этого добиться, ему необходимо было победить невероятно сильного противника: призрак Колта Колтрейна.

Напряженность между ними не исчезала, но внешне все казалось нормальным. Они продолжали проводить дни вместе, плавая на яхте, читая, работая в саду, – словом, наслаждались жизнью на своем острове удовольствий.

Однажды утром Брайан предложил Джейд отправиться на пикник. Амелия приготовила для них корзинку с хрустящими картофельными лепешками, свежеиспеченный банановый хлеб, фрукты и бутылку вина. Они с Джейд взяли яхту: дул легкий ветер, и погода идеально подходила для плавания под парусами.

Когда они вышли из прохода между рифами, Брайан не без тревоги посмотрел на белую пену на гребнях волн. Утром небо обещало хорошую погоду, но сейчас у него появились сомнения.

– Возможно, будет шторм, – сказал он, глядя на серые основания кучевых облаков. – Может, нам лучше вернуться?

– Нет-нет, не надо! – запротестовала Джейд, тоже глядя на небо. Она не увидела в нем ничего угрожающего. – Если уж даже мне не страшно, то тебе и вовсе бояться не следует! Тем более что мы будем держаться близко от берега.

Он неохотно согласился. В конце концов, они действительно не будут слишком далеко отплывать, и если вдруг начнется шторм, то успеют высадиться на берег.

Яхта была совсем небольшой: в ней хватало места только для двоих. Они жадно впивали сладкий воздух, подставляя лица прохладному ветру. Джейд, вспомнив, что уже октябрь, спросила Брайана, какими бывают зимы на Бермудских островах.

– Какие зимы? Лето длится с апреля до середины ноября, а самые теплые месяцы – это июль, август и первая половина сентября. Потом температура может немного понизиться, но холоднее пятнадцати градусов не бывает.

– Как это не похоже на Россию! – задумчиво проговорила она, а потом с любопытством спросила:

– А какие зимы в Нью-Йорке?

– А вот там совсем другое дело. Снег, температура ниже нуля. Я предпочитаю Бермуды. Это одна из причин, почему я хочу жить здесь: погода гораздо лучше, плюс спокойствие и тишина.

Джейд задумалась о том, хочется ли ей навсегда остаться в таком раю. В последнее время она все чаще и чаще ловила себя на том, что ей не хватает общества и той деятельности, которая обычно доступна людям в цивилизованном обществе. Но больше всего она скучала по танцам. Не раз она пыталась делать упражнения, чтобы не потерять форму, но тут не было перекладины и многого другого, необходимого для полноценных занятий. Джейд понимала, что если не будет серьезно работать, то потеряет все, что приобрела в предшествующие годы, и тогда ей вряд ли удастся открыть хорошую балетную школу. Она не высказывала своих опасений Брайану. Если бы он узнал о ее желании, то во что бы то ни стало раздобыл перекладину и устроил комнату с зеркальными стенами для того, чтобы она могла упражняться, заказал бы во Франции лучшие пуанты и костюмы… Но какой в этом был бы смысл? Если она останется на острове, то больше никогда не сможет выступать в балете. И другая мысль не давала ей покоя: если она останется на острове, то это будет означать, что рано или поздно она вступит в интимную связь с Брайаном. Она посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц. Он был воплощением всего, что только может желать женщина, – но будет ли она когда-нибудь готова связать себя новыми обязательствами?

Брайан поймал на себе ее взгляд и ласково спросил:

– О чем ты думаешь, принцесса?

Джейд давно перестала ощущать боль, когда он называл ее так же, как Колт. Теперь она могла искренне улыбнуться в ответ и сказать:

– Просто задумалась. Подходящий день для того, чтобы помечтать.

Он обхватил ее рукой за плечи и притянул ближе – и Джейд показалось вполне естественным наклонить голову и положить ее ему на плечо. Симпатия была. Влечение было очевидным. Только внутреннее смятение мешало им сделать следующий шаг в их отношениях. Они словно достигли некой вершины, но не могли продвигаться дальше.

– Смотри! – Брайан радостно выпрямился и указал на небольшой остров, показавшийся вдали. – Я чуть было про него не забыл. Мы с Марни бывали здесь, когда ей хотелось найти какую-нибудь особенно необычную раковину для ее коллекции. Там есть небольшой залив среди кораллов, и иногда волны приносят туда раковины, такие, каких больше нигде не найдешь.

28
{"b":"12277","o":1}