ЛитМир - Электронная Библиотека

Она наверняка устроила этот вечер не только для того, чтобы продемонстрировать асторовские столы для вафель из красного дерева, но в еще большей степени для того, чтобы заставить меня учить ее чопорных приятельниц новому танцу, который завоевал страну.

– А ты можешь это сделать? – спросил он с некоторым вызовом в голосе.

Она смерила его презрительным взглядом:

– Еще бы! В Европе нет таких танцев, которые я не танцевала бы!

Его улыбка превратилась в усмешку.

– Тогда почему ты хочешь открыть школу только для обучения балету? Продемонстрируй свои таланты на вечеринке у миссис Каммингс, и все дамы будут стекаться к тебе, чтобы ты научила их вальсу и всем остальным танцам, которые ты знаешь!

Джейд задумчиво прищурилась. Идея Брайана понравилась ей. Обвив руками его шею, она с радостной благодарностью обняла его:

– Ах, Брайан, какая удачная мысль! Я тебя просто обожаю!

Он нежно разжал руки Джейд, чтобы самому заключить ее в объятия, и глухо прошептал:

– У тебя еще будет много поводов для обожания меня, поверь, принцесса! И один из них я хочу продемонстрировать тебе сию минуту.

Джейд не сопротивлялась, когда он подхватил ее на руки и унес из гостиной в спальню.

Глава 19

Собираясь к миссис Каммингс, Джейд надела свое любимое платье из зеленого и белого французского атласа, фасон которого придумала сама. Сшила его чудесная портниха, которую Джейд обнаружила в крошечной мастерской на Пятой авеню. Скромный вырез платья был отделан ручным бельгийским кружевом, а верхняя часть лифа из полупрозрачного шифона расшита мелкими жемчужинами в обрамлении зеленых вышитых лепестков. Талия была узкой – и Джейд очень гордилась тем, что ей нет нужды надевать тугой корсет из китового уса. Поясом служила широкая лента зеленого бархата, завязанная сзади большим бантом, концы которого доходили до самого пола. Юбка, на которую ушло двадцать ярдов материи, спускалась несколькими ярусами разных оттенков зеленого цвета, причем каждый был отделан тем же драгоценным кружевом, что и вырез лифа.

Волосы она уложила в пышную прическу с падавшими вдоль лица локонами. Ей нравились прически, выполненные по последней моде, но она считала их недостаточно нарядными для вечерних туалетов, поэтому переплела свои золотисто-рыжие пряди жемчужной лентой.

Брайан, надевший темно-синий фрак, белые брюки и блестящие ботинки на пуговицах, при виде Джейд пришел в бурный восторг:

– Ты прекрасна, Джейд! Господи, ты и правда настоящая принцесса. – Он поцеловал ее руку и немного огорченно добавил:

– Жаль, что мы не можем всем рассказать, кто ты на самом деле: Романова, прямо от императорского двора русского царя! Может быть, после того как мы поженимся, мы это сделаем.

Атмосфера радости, окружавшая Джейд подобно сиянию, мгновенно испарилась. Брайан все чаще и чаще говорил подобные вещи, и это начало ее раздражать.

– С какой стати нам об этом рассказывать? – спросила она, и в ее голосе прозвучало раздражение. – Ты сам говорил, что я всем понравилась, а это значит, что я нравлюсь всем независимо от своего происхождения и состояния. Давай так все и оставим.

Глаза Брайана потемнели, ив его голосе послышалось напряжение.

– В чем дело, Джейд? Такая чувствительность для тебя нехарактерна.

Джейд отвернулась от него к зеркалу, рассеянно поправляя кружево платья.

– Не знаю. Может, я начинаю уставать от того, что все время стараюсь произвести на кого-то впечатление. Я хочу быть собой, такой, какая я на самом деле, не притворяться и не делать того, чего мне делать не хочется, только потому, что так… – Она помолчала, состроила ему в зеркале рожицу и договорила:

– ..так принято!

Он ответил недоверчиво-возмущенным взглядом, – Ox, Бога ради! Получить приглашение к миссис Каммингс – это большая честь. Ты хочешь сказать, что тебе не хочется к ней идти? У меня такое чувство, что в последнее время единственное, что тебе хочется делать, – это заниматься благоустройством дома, а для дамы это недопустимо!

– Что? – Потрясенная услышанным, она резко обернулась к нему:

– Что ты сказал? Недопустимо? Заниматься собственным домом?

Он запальчиво ответил:

– Выбрать стиль убранства – да, конечно. Но Лита сказала мне, что вчера ты по-настоящему работала: клеила обои!

Господи! – Он с отвращением вздохнул и холодно-обвиняюще бросил:

– Она сказала, что ты надела мужскую одежду!

Тут Джейд взорвалась:

– Вот что я тебе скажу, Брайан Стивенс! Во-первых, я не обязана оправдываться в том, что делаю: ни перед тобой, ни еще перед кем-то! И попрошу Литу прекратить ябедничать, иначе, Бог свидетель, ей придется искать себе новое место!

Брайан изумленно уставился на нее: он еще никогда не видел ее настолько разгневанной.

– Да, черт подери, я действительно работала в моем доме! – возмущенно заявила она. – Я показала мастеру, как надо расположить узор обоев в алькове, потому что я хотела добиться там особого эффекта. И для этого я одолжила у его помощника комбинезон! И знаешь что, Брайан? – В зеленых глазах Джейд горели красные и золотые искры ярости. – Мне этот комбинезон понравился. Этим утром я пошла в магазин мужского платья и заказала несколько пар! И я буду работать в доме всякий раз, когда мне это заблагорассудится! Вот так!

Она вызывающе посмотрела на него, уперев руки в бока и расставив ноги, словно готовилась вступить в бой.

На секунду изумленный Брайан потерял дар речи; а потом, немного опомнившись, презрительно кивнул головой:

– Наверное, нам следует сегодня просто остаться дома. Я не уверен, что тебя можно в таком настроении брать в гости.

– Меня! В таком настроении!!! – эхом откликнулась она, заикаясь от злости. – А как насчет твоего настроения? И кто ты, по-твоему, такой, чтобы говорить, можно меня брать в гости или нельзя? Это меня пригласили на вечеринку. А не тебя. И только потому, что я не желаю, чтобы ты выставлял меня напоказ словно… словно фарфоровую куклу, ты начинаешь критиковать меня за то, что я занимаюсь тем, что мне нравится. Клею обои. Господи, в моем собственном доме! И…

– Этот дом купил я, – ледяным тоном проговорил он. – Полагаю, это дает мне право выражать свои чувства.

Джейд почувствовала, как ее захлестнула волна гнева, и мгновенно повернулась к бюро, в котором держала свою чековую книжку.

– Мне следовало бы предвидеть, что рано или поздно ты напомнишь об этом. Ну, так мы позаботимся об этом прямо сейчас. Я выпишу тебе чек на всю сумму, и если мне вздумается лезть на крышу и приколачивать дранку, то тебя это касаться не будет.

– Джейд, прекрати! – Брайан схватил ее и изо всей силы сжал в объятиях. – Я не хочу, чтобы между нами было так, – и ты этого тоже не хочешь. Давай оба успокоимся, пока не наговорили такого, о чем потом будем жалеть.

Она попыталась вырваться, но он крепко удерживал ее.

– Ты уже сказал такое, о чем тебе следует жалеть, Брайан.

Он вдруг разжал руки.

– Может, ты и права, – отрывисто признал он. – Может, это я в дурном настроении. Но мне трудно быть милым и обаятельным, ожидая, пока ты надумаешь выйти за меня замуж.

Ты сводишь меня с ума, Джейд, и ты это знаешь, – гневно добавил он.

– Это несправедливо. Ты знаешь, что для меня повторный брак – дело непростое, и мне надо время, чтобы решиться на это.

– Неужели? – Он приподнял бровь и иронично улыбнулся. – А мне это видится иначе.

– Ну а на самом деле это именно так. – Она быстро вышла из гостиной и прошла к себе в спальню, откуда вскоре вернулась с белой меховой накидкой, которую протянула ему, чтобы он набросил ее ей на плечи. – Делай что хочешь, а я еду в гости.

Он мрачно отозвался:

– Без меня ты не поедешь!

Пока кучер вез их к дому миссис Каммингс – внушительному особняку с витой чугунной оградой, выходившему на Центральный парк, – оба молчали. Дворецкий открыл им двери, и, когда они ступили на сверкающий паркетный пол холла, Брайан поймал Джейд за руку.

41
{"b":"12277","o":1}