ЛитМир - Электронная Библиотека

– Джейд, прости меня, – прошептал он. – Давай хорошо проведем вечер, а о происшедшем поговорим потом, ладно?

Джейд показалось, что он говорит искренне. Посмотрев на него, она решила, что, возможно, он действительно раскаивается в своих словах. Улыбнувшись, она пожала ему руку.

– Хорошо. У нас еще будет время как следует поссориться.

– Ссориться вообще не нужно, – прошептал он ей на ухо, глядя, как к ним приближается миссис Каммингс. – Просто назначь дату свадьбы, и все будет прекрасно. Никаких дурных настроений. Обещаю.

Джейд рассмеялась: таким она Брайана просто обожала. Она собиралась сказать ему, что больше не сердится, но тут ими завладела миссис Каммингс. На ней было элегантное платье из серебряной парчи, расшитое жемчугом и небольшими бриллиантами, тонувшими в кружеве и кисее: стоимость этого наряда явно равнялась небольшому состоянию. Даже ее волосы были украшены крупными драгоценными камнями и нитями дорогого жемчуга.

– Милочка! – воскликнула она, сжимая плечи Джейд и целуя ее в обе щеки. – Ах, я просто в восторге, что вы смогли прийти! Вы просто дуновение свежего ветерка среди нас, старух, мисс О'Бэннон!

– Зовите меня Джейд, пожалуйста, – попросила она, а потом повернулась к Брайану:

– Вы, наверное, знакомы с моим спутником, Брайаном Стивенсом?

– О да, я имела удовольствие с ним встречаться. – Миссис Каммингс улыбнулась Брайану:

– Так приятно снова видеть вас в свете. Надеюсь, вы знаете, что мы все разделили ваше горе, и…

– Да-да, – нетерпеливо прервал он ее. – Я помню, что вы прислали очень теплое письмо. А теперь нельзя ли нам осмотреть ваш чудесный дом? И поздороваться с остальными гостями?

Джейд кивала дамам, с которыми уже была знакома, вежливо жала руки, знакомясь с их мужьями, но гораздо больший интерес у нее вызвал дом миссис Каммингс. Ее не удивило то, что та оказалась типичной богатой викторианской матроной, которые терпеть не могли, чтобы в их домах оставалось хоть немного свободного пространства. Все комнаты от пола до потолка были набиты коллекциями плетеных кресел-качалок, ламп, напольных подушек, вешалок, горок, подставок для зонтов, гипсовых бюстов и бесконечных безделушек.

Джейд большинство украшений показались слишком старомодными, но она невольно залюбовалась драгоценным обюссонским ковром и напольными часами с инкрустацией по дереву.

Когда они проходили через третью гостиную, где были расставлены ряды крошечных квадратных столиков из красного дерева, миссис Каммингс заметила интерес Джейд и спросила:

– Вы тоже собираете антикварные вещи или вам просто нравится на них смотреть?

– И то и другое, – ответила Джейд, мысленно улыбаясь при виде статуи, покрытой тканью. Она знала, что «благовоспитанные леди» завешивают обнаженные статуэтки, когда принимают гостей, чтобы оберегать чувства тех, кого могло бы оскорбить изображение нагого тела. Джейд и сама купила несколько обнаженных фигур, но не имела ни малейшего намерения их прикрывать.

В голосе миссис Каммингс зазвучала особая гордость: указав на столики, она сказала:

– Тогда вам будет интересно услышать историю моих столов для вафель. Они принадлежали моему родственнику, самому Джону Джейкобу Астору!

Брайан и Джейд молча переглянулись, но вежливо выслушали хозяйку дома и изобразили должное восхищение. Потом их подвели к одному из столиков и усадили напротив незнакомой пары.

Женщина протянула ей руку и энергично сказала:

– Хэлло, я миссис Дженис Стоукс, а это мой муж Эдгар.

О Брайан! – Она кивнула ему, как хорошему знакомому.

Джейд уселась, мысленно застонав. Сладкая лицемерная улыбка женщины и прищуренные злобные глазки кого-то ей напоминали, но кого именно, Джейд не могла сообразить.

Эдгар Стоукс сидел у стола боком и дымил довольно противно пахнувшей сигарой. Когда его представили, он только хмыкнул и снова стал слушать разговор за соседним столиком.

Официант поставил перед ними тарелку, и Джейд впервые в жизни увидела вафлю: поджаристое изделие из теста в форме сердца, на котором были небольшие квадратные вмятинки. На вид это было необычайно аппетитно, и она потянулась за серебряным сосудом с малиновым соусом, краем глаза заметив, как Брайан щедро зачерпнул себе вишневого варенья.

Дженис Стоукс небрежно заметила:

– Ариста лично следит, чтобы каждое лето закупались самые отборные фрукты и ягоды для варенья и сиропов. Теперь уже никто этим не занимается, – добавила она, презрительно захихикав.

Джейд сразу же ответила:

– Ну, насколько я могу судить, ее труды не пропадают даром! – Она как раз откусила первый кусочек. – Необычайно вкусно. Приятное разнообразие после всех этих сухих печений и пышек, которые подают в других домах.

Дженис Стоукс, преданная поклонница печений и пышек, негодующе выпрямилась.

– Ну, «вечеринки с вафлями» – это старо, – обиженно выдавила она. – А вот печенье и пышки – нет.

– И очень жаль.

Джейд ответила на ее ледяной взгляд точно таким же, мысленно укоряя себя за то, что невзлюбила эту даму с первого взгляда. Кого же она ей напомнила? Джейд ломала голову, но никак не могла сообразить.

Дженис положила вилочку, сделала крошечный глоток чая, а потом уперла свой острый подбородок в переплетенные пальцы, унизанные бриллиантовыми кольцами, и принялась допрашивать Джейд.

– Я слышала, что вы дальняя родственница покойной жены Брайана. – Тут Брайан резко поднял голову. – А в каком именно вы родстве?

Брайан ответил за Джейд:

– В очень далеком. Мы познакомились, когда я был в Ирландии, куда отправился во время траура, чтобы навестить родных Марни.

– Как мило, – пробормотала Дженис таким тоном, который ясно сказал, что она так не думает. – И она приехала, чтобы помочь вам пережить горе? Очень душевно. Но разве у вас там не осталось близких, по которым вы скучаете, милочка?

Джейд покачала головой. Вафли ей понравились, а вот разговор – нет, так что она решила не произносить больше ни слова. Однако она была изумлена, когда услышала, что миссис Стоукс известно, что она наняла Литу.

– Насколько я знаю, у нее очень хорошая репутация. Раньше она работала у одной моей приятельницы.

От Джейд не укрылся довольный блеск глаз ее собеседницы, и она мысленно обещала себе поговорить с Литой относительно ее склонности сплетничать. Несомненно, у нее есть приятельницы среди прислуги в других домах Нью-Йорка, и Джейд нисколько не хотелось, чтобы они слышали интересные новости о ней.

Кто-то подошел к их столику и заговорил с Эдгаром. Дженис присоединилась к их разговору. Джейд заметила, что у Брайана вид не очень довольный. Не съев и половину своей вафли, он встал и шепотом сказал ей, что намерен присоединиться к мужчинам, которые вышли из дома, чтобы подышать воздухом и выпить любимого напитка американцев – пива. Миссис Каммингс не допускала, чтобы в ее доме подавали спиртное, так что было негласно принято, чтобы мужчины выходили на улицу, если им хотелось выпить.

– Возвращайся скорее, – сказала она, взглядом давая ему ясно понять, что ей неприятно оставаться одной с несимпатичной миссис Стоукс. Он кивнул и улыбкой показал, что понял ее.

Джейд собиралась уже извиниться и встать из-за стола под тем предлогом, что ей хочется поговорить с дамой за соседним столиком, но в эту минуту человек, с которым разговаривали Стоуксы, ушел, и Дженис возобновила разговор, прежде чем Джейд успела вырваться на; свободу.

– Бедному Брайану пришлось пережить такую трагедию!

Потерять сына! Как мило, что вы могли оставить свою страну и приехать сюда, чтобы помочь ему начать новую жизнь!

– Трагедия была двойная, – поправила ее Джейд, почувствовав, что имя Марни было намеренно опущено из разговора.

– Ну конечно, – неохотно согласилась ее собеседница, презрительно улыбаясь. – Но вы, наверное, знаете, что они не были так счастливы, как считали все окружающие.

Джейд удивилась: ей показалось, что она ослышалась.

– Почему вы так говорите? Брайан очень сильно любил Марни. И они были счастливы вместе.

42
{"b":"12277","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Американские боги
Засыпай, малыш! 9 шагов к здоровому и спокойному сну ребенка
Элементарная социология. Введение в историю дисциплины
Женщины, о которых думаю ночами
Позволь мне выбрать
Ведьмин зов
Биомеханика. Методы восстановления органов и систем
Убийство Джанни Версаче
Видок. Неживая легенда