ЛитМир - Электронная Библиотека

– О, я говорила не об этом. – Дженис небрежно взмахнула рукой. – Я не сомневаюсь в том, что они любили друг друга.

Но вы должны понимать, что, когда они поженились, Брайана негласно вычеркнули из списка представителей высшего общества, ведь у Марни не было должного происхождения и ее так и не приняли в высшее общество.

На этот раз Джейд уже откровенно выразила свое недоверие.

– Что вы сказали? – переспросила она, изумленно поднимая брови.

Дженис засмеялась – нервно, резко и неестественно.

– Ну, милочка, вы же с ней в родстве, так что не сомневаюсь, что вам известно: ее отец служил в поместье Стивенсов сторожем! Конечно, все, кто видел Брайана и Марни вместе, чувствовали, что они очень влюблены друг в друга, но друзья родителей Брайана знали, как те были шокированы этим неравным браком. Брайан никогда в этом не признавался, но всем было известно, как он расстроился, узнав, что исключен из числа самых лучших семейств Нью-Йорка.

Джейд подумала, что если Дженис Стоукс говорит правду, то тогда понятно, почему Брайан все время настаивает на том, чтобы она сама старалась войти в высшие круги Нью-Йорка.

Ему не хватало приглашений на самые крупные и значительные общественные мероприятия, и он хотел снова на них присутствовать – вместе с ней.

Дженис напустила на себя выражение глубокого сочувствия и сожаления и, прижав руку к груди, прошептала:

– Ах, милочка, надеюсь, что я не ранила ваши чувства!

Конечно, напоминая вам о том, что Марии Стивенс по происхождению простолюдинка, я косвенно сказала то же самое и о вас, а этого я не хотела.

– Да, наверное, не хотели. – Джейд сумела ответить одновременно и сладко, и ехидно. – В конце концов, нас ведь обеих пригласили сегодня сюда, не так ли? Насколько я поняла, на «вечеринки с вафлями» к миссис Каммингс приглашаются только сливки общества!

Дженис широко раскрыла глаза – ее попытка поставить Джейд на место явно не удалась.

– Наверное, это правда, – нервно пролепетала она, – но я и не хотела сказать…

– О, я понимаю, что вы не хотели быть невежливой, миссис Стоукс, – перебила ее Джейд тоном, который ясно говорил о том, что на самом деле она так не думает. – И я, конечно же, понимаю, что консервативное общество Нью-Йорка не может принять меня безоговорочно. Но позвольте вас уверить, что меня это мало волнует. Те люди, с которыми я уже познакомилась, были милы со мной, и не думаю, чтобы их тревожили мои родственники. Похоже, что я понравилась им такой, какая я есть, и я этим очень счастлива.

Она переплела пальцы, опустила на них подбородок, повторяя позу миссис Стоукс, и захлопала ресницами.

– Но знаете, – добавила она, – о чем я подумала? Как обидно вам тратить ваше время на хождение по всем этим «вечеринкам с вафлями». Вы же сами сказали, что они ужасно старомодные. Может, мне следует передать ваши слова миссис Каммингс, тогда в следующий раз у нее освободятся два места для какой-нибудь пары, которая может получить удовольствие от этого лакомства.

Дженис Стоукс разинула рот: она могла только молча и с ужасом смотреть на Джейд.

Воспользовавшись удобным моментом, Джейд пробормотала слова извинения и встала из-за стола.

Она собиралась отыскать Брайана и предложить, чтобы они ушли, но Ариста Каммингс окликнула ее:

– Джейд, вот и вы! Я ждала, пока вы поедите.

Она подошла поближе и сказала, что в главной гостиной уже все поели и комнату освободили от столиков. Там устраивается струнный ансамбль.

– Так что мы готовы получить от вас урок вальса!

Не успела Джейд ответить, как миссис Каммингс повернулась и театрально захлопала в ладоши. Когда внимание всех было устремлено на нее, она торжественно объявила:

– Я хочу, чтобы все вы знали, как я счастлива тем, что сегодня у меня в доме особая гостья: мисс Джейд О'Бэннон из Ирландии.

Раздались аплодисменты, но миссис Каммингс нахмурилась: она не любила, когда ее речь прерывали.

– Как вы, наверное, все знаете, мисс О'Бэннон – дальняя родственница… – тут торжествующие нотки в ее голосе исчезли, и она постепенно стала говорить более сдержанно, – ..дорогой усопшей супруги мистера Брайана Стивенса.

Джейд проследила за жестом руки хозяйки дома и ее кивком, которые были направлены в сторону холла. Там стоял Брайан, так и сиявший от гордости, и Джейд снова вспомнила утверждение миссис Стоукс относительно тою, как тяжело он переживал свое изгнание из общества в результате неравного брака. Может быть, сейчас он кажется таким счастливым и гордым именно потому, что снова стал полноправным членом этого общества благодаря ей? Нет, Джейд инстинктивно понимала, что это не так. Брайан любит ее и просто радуется тому, что она нравится окружающим. Вот и все – другого и быть не может. Она не разрешит себе думать иначе.

Тем временем миссис Каммингс подвела Джейд к свободному пространству перед музыкантами и объявила, что сейчас всем желающим будет показан новейший танец – вальс. Кто-то из мужчин вежливо попросил:

– Мисс О'Бэннон, объясните нам сначала, пожалуйста, что это за танец. Многие из нас вообще никогда о нем не слышали.

Решив, что это будет прекрасным началом, Джейд коротко рассказала историю вальса.

– Молодежь, – объяснила она, – всегда идет в авангарде. И те молодые люди, которые пережили Французскую революцию, стали искать танец, способный выразить все их переживания. Движения вальса более энергичны и свободны, чем те, что допускались строгими правилами менуэта. – С улыбкой обведя взглядом своих завороженных слушателей, она добавила:

– Вот так и родился вальс. Но, как это ни странно, родом он из Германии. Кстати, именно немецкий поэт Иоганн фон Гете в своем романе «История юного Вертера» писал об этом танце:

«Никогда я так легко не двигался. Я больше не был простым человеком… Сжимать в своих объятиях самое дивное существо и кружиться с ней, словно ветер, так что все окружающее исчезает…»

Присутствующие негромко и доброжелательно засмеялись.

Она спросила музыкантов, могут ли они сыграть «Серенаду для струнного оркестра» Чайковского, и была рада услышать утвердительный ответ.

– Прекрасно. Теперь, если мистер Стивенс будет настолько любезен, что согласится выступить в роли моего партнера, то я покажу вам основные движения.

Улыбающийся Брайан с готовностью шагнул вперед, и Джейд показала, как его правая рука должна обхватить ее талию. Ее левая рука легко прикоснулась к его плечу. Потом, приложив свою правую руку к его левой, она объяснила:

– В сущности, вальс, название которого происходит от немецкого слова «waken» – вращаться, состоит из шага, скользящего поворота и следующего шага, на счет три четверти.

Пожилая женщина с круглыми очками, которые сидели на самом кончике ее носа, вдруг осуждающе фыркнула:

– Непристойно! Просто непристойно! Чтобы мужчина и женщина обнимали друг друга на людях – да это настоящий скандал!

Джейд изумленно заморгала глазами.

Брайан с трудом подавил смех.

Миссис Каммингс раздраженно воскликнула:

– Право, Констанс, вы иногда бываете просто нестерпимо отсталой! Сейчас уже конец девятнадцатого века! Надо чувствовать современность!

Пожилая дама, презрительно пожав плечами, направилась к двери, бросив через плечо:

– Я слишком много прожила, чтобы кто-то учил меня, что пристойно, а что нет. Я ухожу. Я не намерена стоять тут и смотреть на такое бесстыдство… Спасибо за гостеприимство!

Миссис Каммингс развела руками, не скрывая досады:

– Как угодно, Констанс.

Кивком она пригласила Джейд продолжать.

Джейд, в свою очередь, дала знак музыкантам начать вальс.

Под мягкую и плавную мелодию скрипок они с Брайаном начали танец. Поначалу Брайан чувствовал себя неуверенно и немного спотыкался, но вскоре легко заскользил по паркету.

Когда танец закончился, зрители дружно зааплодировали, и Джейд мгновенно окружили люди, просившие, чтобы она дала им частные уроки. Брайан с одобрительной улыбкой слушал, как она объясняла, что намерена открыть танцевальную студию, чтобы обучать там не только вальсу, но и балету.

43
{"b":"12277","o":1}