ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно что-то заставило Джейд остановиться на полуслове и поднять голову: она обратила внимание на женщину, которая бочком, явно пытаясь остаться незамеченной, направлялась к выходу. Сама не зная почему, Джейд вдруг напряженно застыла. Эта женщина не только странно себя вела – она показалась ей знакомой… Но кто она? Такое же чувство Джейд испытала в начале вечера, когда встретила Дженис Стоукс.

А потом к ней вдруг пришло озарение – она все вспомнила.

Корабль.

Салон-ресторан.

Триеста Вордейн.

Джейд окликнула ее. Женщина обернулась, и на ее лице отразился подлинный ужас. Чуть не сбив с ног кого-то из гостей, она выскочила за дверь и исчезла в ночной темноте.

Джейд поспешила следом за ней и была уже почти у двери, когда почувствовала, что ее схватили за руку и заставили остановиться. Сквозь оглушительный рев, который начался у нее в ушах, она расслышала яростное шипение Брайана:

– Прекрати! Что ты делаешь?!

Джейд обернулась, пораженная его тоном, и пришла в еще большее недоумение, увидев гневное выражение его лица: сощуренные глаза, крепко сжатые губы.

– Да я ведь знаю ее, – изумленно проговорила она. – Эта дама была на корабле. Ее зовут Триеста Вордейн, и она со своей дочерью сидела за одним столиком с Колтом и со мной, и…

– Прекрати! – процедил он сквозь зубы. – Тебя могут услышать!

Она недоумевающе подняла на него глаза:

– Ну и что?

– Мы уезжаем. Иди на улицу. Я попрощаюсь за нас обоих.

Он почти грубо толкнул ее вперед, а сам направился обратно в гостиную.

Джейд поспешно вышла на улицу, радуясь возможности продолжить поиск миссис Вордейн, но не удивилась, не найдя ее. Когда Брайан вернулся, она хотела было выразить свое возмущение его поведением, но он резко оборвал ее:

– Помолчи, иначе кучер завтра же начнет распускать о нас сплетни.

Крепко держа ее за руку, словно она в любую минуту могла броситься бежать, он подвел ее к экипажу.

Когда они оказались в номере, Брайан снова предупредил ее о том, что им надо говорить тише, иначе Лита, которая спала в одной из спален, может проснуться и услышать их.

Джейд немного остыла: ей стало понятно, почему Брайан так повел себя, но она по-прежнему кипела от возмущения.

– А тебе не приходило в голову, что рано или поздно я столкнусь с кем-то, кто был на том корабле? Мы за то недолгое время успели познакомиться с большим количеством людей, Брайан.

Он покачал головой:

– Ты должна делать вид, что не знаешь, кто они такие.

Если они тебя вспомнят, подойдут к тебе и обратятся, как к миссис Колтрейн, ты должна недоуменно посмотреть на них и сказать, что ты мисс О'Бэннон… Я надеюсь, что скоро ты сможешь говорить – «миссис Стивенс».

Тут он по-мальчишески усмехнулся. Обычно эта его усмешка мгновенно растапливала ее сердце, но на этот раз она такого эффекта не возымела.

– Так я должна лгать? – холодно спросила она.

Его улыбка погасла.

– Если не хочешь, чтобы все узнали о прошлом, – то да, должна.

– Иногда мне начинает казаться, что это не имеет значения.

– Может, и не имеет. Но если мы не хотим, чтобы все узнали, что на самом деле ты не родственница Марни и что ты замужем за человеком, который считает себя законно женатым на другой женщине, то… – тут он беспомощно развел руками, – ..мы должны лгать.

Весь этот обман вызывал немалые сомнения Джейд – он не нравился ей с самого начала, но тогда ей казалось проще не возражать и не думать о прошлом. Теперь, однако, она чувствовала еще большую неуверенность. Она попыталась рассказать Брайану о Триесте:

– Эта женщина сидела за столом со мной и Колтом, и я уверена, что она меня узнала, но ее стремительное исчезновение для меня остается загадкой.

Брайан пожал плечами, но Джейд его недоумение показалось наигранным.

– Откуда мне знать? И какое нам до этого дело? Наверное, она просто странноватая старая курица, как та, что ушла потому, что сочла вальс непристойным.

Он коротко хохотнул, пытаясь немного разрядить атмосферу. Но Джейд не разделила его веселья, и он сразу же замолчал Внезапно она спросила его:

– А тебе не приходило в голову, что когда-нибудь я могу столкнуться с Колтом?

По его лицу мгновенно пробежала холодная, гневная тень.

– Нет, а почему это должно было прийти мне в голову?

Ты сама говорила, что Колт никогда не любил приемов и вечеров. Но если бы даже он и встретил тебя в обществе, то скорее всего сделал бы вид, что не знаком с тобой, чтобы не ставить тебя в неловкое положение. И тебе следовало бы поступить так же.

Брайан повернулся к буфету, в котором по его распоряжению всегда был богатый выбор напитков. Достав бутылку бренди, он пробормотал:

– Хочется выпить.

Джейд была поглощена своими мыслями. Почему Брайан кажется таким сердитым? И таким неуверенным в себе? Может быть, пора честно поговорить обо всем. Она не сомневалась, что лучше открыто разорвать ее брак с Колтом, прежде чем заключать новый, с Брайаном, ведь его законность будет сомнительной!

Так она и сказала.

Он посмотрел на нее, как на безумную, и одним глотком осушил рюмку. Со стуком поставив ее на столик, он яростно накинулся на нее:

– Для тебя, может, и лучше, а для меня – нет! Это меня будут осуждать за то, что я вступил в связь с замужней женщиной, когда тело моей жены «два успело остыть! Тебя-то все будут жалеть!

Джейд только ахнула:

– Ас чего вдруг станут говорить, что у нас была связь?

Брайан, Бога ради, иногда мне кажется, что я тебя вообще не понимаю!

– А зачем еще мы бы стали лгать относительно того, кто ты такая? – возразил он.

Джейд постаралась справиться с возмущением, которое поднималось в ее душе, и стала его уговаривать.

– Мы не обязаны никого посвящать в наши личные дела, Брайан. Мы не обязаны никому ничего говорить. Никому нет необходимости знать, что на самом деле я Марни не родственница, так же как и то, что я была замужем за кем-то еще. Я просто встречусь с Колтом, дам ему знать, что осталась жива, и скажу, что мы должны тихо развестись, чтобы его брак оказался законным, и его ребенок… – Она замолчала, с трудом проглотив вставший в горле ком, и закончила:

– ..не был бы незаконнорожденным. И тогда, – со вздохом прибавила она, – мой брак с тобой, когда он состоится, тоже будет законным.

Брайан замер, резко выпрямившись. Казалось, с каждым произнесенным словом он становится все выше, нависая над ней с выпученными глазами и дрожащими от гнева губами.

– Ты хочешь сказать: если наш брак состоится. Правда? – негодующе бросил он. – Признайся! Ты хочешь заполучить его обратно! Говори правду. Наверное, я с самого начала это знал, только не разрешал себе в это поверить. Ты думаешь, что если он узнает, что ты жива, то бросит свою жену и кинется к тебе.

Боже, Джейд, где твоя гордость? – изумленно воскликнул он. – А как насчет ребенка, которого они ждут? А как насчет меня, того, кто за тобой ухаживал, о тебе заботился, любил тебя?

Неужели ты можешь думать только о себе?

– Нет, ты все не так понял, – поспешно возразила она. – Ты меня не слушаешь…

– О, я тебя слушаю! И вот что я тебе скажу, Джейд… – Он судорожно сжал кулаки. – Если ты к нему пойдешь, то не рассчитывай потом на возвращение ко мне. У меня есть гордость в отличие от тебя! Как бы я тебя ни любил, но я не приму тебя обратно, если ты выставишь себя на посмешище перед всем Нью-Йорком!

Джейд ошеломленно смотрела на него, не веря, что он говорит серьезно. Отбросив гнев, который вызвала его попытка запугать ее, она еще раз попыталась объясниться:

– Я просто хочу с ним встретиться, Брайан, и поговорить.

Я вовсе не надеюсь на то, что он возьмет меня обратно… и отнюдь не желаю вернуться к нему сама! Ох, ну почему ты так себя ведешь? Это такое ребячество!

Глухо застонав, он протянул руки, схватил ее за плечи и с силой прижал к себе, пожирая ее своим взглядом – своими губами.

– Проклятие, женщина, неужели ты не понимаешь, как сильно я тебя люблю? Ты надрываешь мне душу, и я просто больше не могу жить по-прежнему. Я слишком сильно тебя люблю, и мне необходимо знать, что ты принадлежишь мне, мне одному! – Он поцеловал ее, требовательно и грубо, а потом отстранился и заговорил дрожащим от отчаяния голосом:

44
{"b":"12277","o":1}