ЛитМир - Электронная Библиотека

Джейд долго лежала неподвижно. Слезы высохли. Ее дыхание выровнялось. Она с удовлетворением решила, что владеет собой.

Только тогда она вынула руку из-под подушки и снова разрешила себе взглянуть на кольцо. Как это ни странно, она почувствовала, что это приносит успокоение.

Глава 23

Остров показался Джейд еще красивее, чем она его помнила. Стоя на носу яхты рядом с Брайаном, который властно ее обнимал, она невольно затрепетала при виде огромного зеленого камня на вершине холма.

Брайан был тронут не меньше нее.

– Остров твоего имени, – гордо сказал он. – Знает ли мир подобную дань любимой женщине?

Прислуга была рада их видеть, а при известии о свадьбе просто пришла в восторг. Новость распространилась стремительно, и вскоре друзья с главного острова начали устраивать пышные празднества в их честь.

Брайан с Джейд получали такое множество приглашений, что у них редко оставалось время на прогулки под луной, которые они совершали в свое прошлое пребывание на острове, однако по утрам им часто удавалось ходить по коралловым пляжам.

Остров утопал в цветах – красные бугенвиллеи, золотисто-желтые махонии, лимонные форзиции и нежные изящные серебряные колокольчики.

Джейд очень радовало прекрасное состояние душистых трав, за которыми она ухаживала во время своего первого визита: тимьян, мята, петрушка, чеснок, розмарин, шалфей – все пышно разрослось. А вокруг дома были розы всевозможных цветов, клумбы с каллами, тигровыми лилиями и яркими анютиными глазками.

Однажды утром на рассвете Брайан разбудил ее поцелуем и настоял на том, чтобы она встала:

– Просто набрось халат. Нам надо поскорее попасть в наш заветный уголок, чтобы встретить там восход солнца!

Они взялись за руки и, смеясь, словно озорные ребятишки, побежали навстречу персиковому рассвету. Воздух был теплым и сладким, и Джейд жадно вдыхала ароматы тропических цветов.

Пораженная великолепием окружающего мира, она отпустила руку Брайана и, обхватив себя руками, закружилась по лавандовой лужайке, а потом, подняв руки над головой, словно вознося к небесам хвалу, воскликнула:

– Ox, Брайан, даже райские сады не могут сравниться с такой красотой!

– И Ева тоже… – прошептал он. Все его тело трепетало при мысли о том, как сильно он ее любит. Быстро подойдя к ней, он заключил ее в объятия и принялся целовать.

Жадно хватая ртами воздух, пронизанные радостью жизни, они поспешили к бухте по узкой тропинке, вокруг которой росли увитые орхидеями деревья с шелковистыми ярко-розовыми цветами. У них под ногами горели яркие звезды, вереска, пестрела таволга – белая, красная и розовая.

Они добрались до кораллового песка, и кристально-чистые волны начали лизать им ноги. На востоке небо стало полупрозрачно-синим и лиловым, с серебристым оттенком, говорившим о приближении восхода солнца.

Брайан сбросил халат и побежал в море.

– Иди ко мне! – позвал он Джейд, которая смотрела на него и смеялась. – Давай поплывем к солнцу!

– Ты с ума сошел!

Она качала головой и улыбалась.

– Да! Я схожу с ума – от любви к тебе, я без тебя жить не могу!

Переполненная счастьем, она тоже скинула халат и ночную рубашку и окунулась в прохладную и чистую воду. Брайан протянул ей руку, и она ухватилась за нее. Вместе они заходили все глубже и глубже, пока вода не поднялась им до пояса. Тогда они поплыли, уверенно и сильно загребая руками, и всякий раз как их лица поднимались над водой, они обменивались взглядами, которые безмолвно говорили о любви. Наконец, в нескольких сотнях ярдов от берега, они легли на спину, подняв лица к встающему солнцу. Раскинув руки и ноги, они качались на невысоких волнах, подставив нагие тела ласковому утреннему ветерку.

Потом по молчаливому согласию они медленно поплыли к берегу. Там Брайан подхватил ее на руки и перенес через прибрежный песок на душистые шелковистые папоротники.

– О, как я тебя люблю! – прошептал он, ложась рядом.

Он стал покрывать поцелуями все ее тело, а кончики ее пальцев легко скользнули по его широкой мускулистой спине. Вскоре Джейд уже выгибалась навстречу ему, чтобы прижаться к нему еще теснее.

В лихорадке желания она взмолилась:

– Брайан, пожалуйста!

И он начал входить в нее, осторожно и ритмично, так, чтобы покачивание ее бедер задавало темп его движениям.

Потом они лежали рядом, усталые, молчаливые, очарованные.

Перед тем как вернуться домой, они еще раз искупались.

– Я не думал, что смогу быть настолько счастлив, – сказал Брайан, когда они, держась за руки, выходили из бухточки.

Джейд поднесла его пальцы к губам. Но даже в эту секунду ее захлестнуло чувство вины из-за того, что сама она подобного сказать не может.

Дни летели незаметно, превращаясь в недели. Миновал месяц, и они поняли, что пора возвращаться в Нью-Йорк, к будничной жизни.

Когда жарким и влажным днем яхта вошла в нью-йоркскую гавань, Джейд мысленно перебирала все, что ей предстояло сделать. Она смотрела на приближающиеся силуэты высоких зданий, и сердце ее радостно билось: она думала о том, как приятно будет снова оказаться в студии.

– Джейд, милая… что-то не так?

Она почувствовала робкое прикосновение Брайана, который встал рядом с ней.

Джейд вздрогнула и ответила ему смущенной улыбкой: она была в другом мире, мире танца, и забыла обо всем вокруг.

– Я уже пять минут зову тебя, а ты стоишь неподвижно, словно зачарованная.

– Извини. Я просто задумалась. Мы так разленились за этот месяц, а теперь вдруг станем работать, как пчелки! И…

– А, прием! – Он понимающе улыбнулся. – Ты думала о нем, да? Ну и я тоже. Я даже сделал кое-какие записи.

Тут он рассмеялся, словно ему было немного неловко в этом признаваться.

Джейд почувствовала глубокую жалость. Она совершенно не думала о большом приеме. По правде говоря, она сразу же забыла о нем после того достаточно напряженного разговора перед их свадьбой.

– Как только мы немного придем в себя, давай выберем и самый шикарный зал во всем Нью-Йорке, договоримся с лучшей фирмой об устройстве буфета и наймем самый хороший оркестр! – добродушно уступила она.

Он ничего не ответил, только молча обнял ее. Спустя мгновение она отстранилась и посмотрела на него: ее удивило таинственное, почти озорное выражение его лица. Она нерешительно спросила, в чем дело, но он только лениво улыбнулся, поблескивая глазами, и уверил ее в том, что все просто прекрасно.

Был уже почти полдень, когда яхта бросила якорь. Предоставив экипажу выгружать сундуки, за которыми можно было прислать позже, Брайан быстро вывел Джейд на берег и усадил в первый же экипаж. Усевшись на гладкое кожаное сиденье, она поправила широкополую шляпу со спускающимися на плечо страусовыми перьями и приготовилась наслаждаться поездкой через Нью-Йорк до гостиницы. И тут она услышала, что Брайан дает их адрес на Риверсайд-драйв.

– Нет, милый, – поправила его она, – мы не можем ехать туда. Дом еще не готов, и я уже отправила в гостиницу все свои личные вещи – разве ты забыл? Когда мы уезжали, я оставила за нами номер, чтобы не надо было искать новый.

Брайан ничего не ответил, но она снова заметила на его лице то же странно-таинственное выражение.

Он дал знак ехать.

Джейд почувствовала досаду. Несмотря на радость, которую доставило ей возвращение домой, она чувствовала утомление, и ей очень не хотелось ходить по дому, в котором и прислуги-то не осталось, и проверять, как там обстоят дела.

Сейчас она мечтала оказаться в гостинице, принять теплую ванну, выпить чаю и всю остальную часть дня просто спать.

Тяжело вздохнув, она недовольно сказала:

– Нам нет необходимости туда ехать, Брайан. Пожалуйста, давай отправимся прямо в гостиницу.

Он снисходительно улыбнулся и похлопал ее по руке:

– Когда мы приедем, ты все поймешь, дорогая. А пока успокойся и наслаждайся поездкой. Нью-Йорк в это время года просто очарователен, правда?

50
{"b":"12277","o":1}