ЛитМир - Электронная Библиотека

Брайан разгневанно посмотрел на нее. Откровенно говоря, он решил, что Джейд реагирует неоправданно остро. Он оказал ей большую услугу! Ну и что, если у них с Литой разные вкусы?

Главное, они могут сразу же поселиться в доме, устроить прием – а позже она переделает все, как захочет. Устраивать такой шум… это было несправедливо! Может быть, с неожиданной злобой подумал он, ей следует напомнить, как ей повезло с мужем…

Ведь то, что она сочла обманом, просто пустяк по сравнению с тем, что устроил ей ее драгоценный Колт. По ее мнению, устроил, злорадно сказал себе он.

Подойдя к двери и открыв ее, он сделал театральную паузу, а потом бросил через плечо с притворным сочувствием:

– Кстати, я ничего тебе не говорил, но, может быть, сейчас подходящий момент, раз ты усомнилась в моих чувствах к тебе…

Она посмотрела на него с холодной подозрительностью и раздраженно сказала:

– Ну, продолжай! Какие еще сюрпризы ты мне приготовил!

Он изобразил жалость и сочувствие:

– Как раз перед нашим отъездом сыщики сообщили мне, что жена Колта родила. Недоношенного, но здорового ребенка, судя по их словам. Думаю, тебе стоит поразмыслить над этим, пока ты на меня так сердишься, тогда ты поймешь, что такое настоящий обман.

Джейд пошатнулась, словно от удара. Она знала, что рано или поздно это произойдет, но тем не менее это известие произвело на нее ужасающее впечатление.

– Кто родился у Колта, Брайан?

Он пожал плечами:

– Какая разница? Сын. Она родила сына.

Он вышел, громко хлопнув дверью, оставив ее наедине с болью, – это позволит ей по достоинству оценить его самого и то чудесное будущее, которое он подарил ей, сделав своей женой.

Глава 24

Хотя гнев Джейд не погас, она решила, что продолжение ссоры ничего не даст. Брайан ошибался, полагая, что, оберегая ее от забот и волнений жизни, поступает как любящий муж.

Нет, он делал ее жизнь пустой и бессмысленной, и Джейд не хотела мириться с этим. В конце концов, она личность и хочет жить самостоятельной полноценной жизнью. Смогла же она в России, несмотря на свое богатство и высокое общественное положение, успешно сделать карьеру! Чем скорее Брайан поймет, что она не пустоголовая дурочка, тем лучше будет для них и для их брака.

Прием состоялся в намеченный день и прошел вполне пристойно. Джейд вынуждена была признать, что выбранные Литой еда и напитки оказались вполне приемлемыми, а оркестр – хорошим. Однако она отказалась открыть для гостей помещения, помимо главной гостиной и парадной столовой. Вместо этого она распахнула застекленные двери, которые выходили на широкую веранду с ее прекрасным видом на реку, и пригласила гостей туда.

Лита сделала вид, что просит у нее прощения, сказав, что только выполняла распоряжения мистера Стивенса. Джейд испытывала сильное желание снова ее уволить, но потом передумала. В конце концов, та свое дело знала, и достаточно того, что Джейд не будет больше предоставлять ей подобную свободу действий.

Все шло гладко до понедельника, которым началась неделя после приема, когда Джейд ответила на вопрос Брайана о том, какие у нее планы на этот день. Она сказала, что собирается пойти в студию и посмотреть, как там продвинулась работа.

– И я жду этой минуты с большим нетерпением, – добавила она. – Из-за приема у меня еще не было возможности там побывать, а мне этого страшно хотелось!

Они сидели в застекленной комнате для завтрака, допивая утренний кофе и наслаждаясь видом на реку. Не успела Джейд договорить, как Брайан резко поставил чашку и на лице его появилось напряженное выражение, которое теперь уже было ей знакомо.

– Я вчера перебирал почту, – холодно заметил он, – и видел приглашение на чай к миссис Джакобе Хаффстедтер на два часа дня. Ты собираешься идти туда после студии?

Джейд отрицательно покачала головой, подливая себе кофе из кофейника в форме груши, изготовленного из тонкого английского фарфора. Она мысленно решила, что следует сказать кухарке, что эта хрупкая старинная посуда предназначена для особых случаев, а не на каждый день. Для этого она чересчур дорогая.

– И почему же нет?

Джейд резко подняла голову. Тема была слишком тривиальной, чтобы на ней задерживаться, так что мысли ее уже улетели далеко, и ей пришлось сделать усилие, чтобы вернуться к разговору.

– Что? Извини, я думала о другом.

– Я спросил тебя, почему ты не собираешься идти на чай к миссис Хаффстедтер, – раздраженно повторил он. – Ее муж – мой важный клиент, а она имеет немалый вес в обществе. Я надеялся получить приглашение на рождественский бал, который она каждый год дает в яхт-клубе; но, если ты будешь игнорировать ее приглашения на чай, она наверняка вычеркнет нас из своих списков.

Джейд пожала плечами. Она никогда не поймет, почему Брайана настолько волнуют подобные вещи.

– Ну, тогда мне придется прибегнуть к невинной лжи и отправить Литу с извинениями. Пусть она скажет, что у меня головная боль.

– Тебя могут увидеть. Это слишком рискованно. Мне было бы приятно, если бы ты сделала над собой усилие и пошла, Джейд. В конце концов, я прошу тебя об этом! И раз уж мы заговорили о студии, то я вообще начинаю сомневаться, следует ли тебе ее открывать.

Джейд настолько изумилась, что чуть не лишилась дара речи.

– Ч-что?! Ты это серьезно? Да ведь танец – это моя жизнь! И я давно мечтала преподавать…

Она отодвинулась от стола и устремила на него взгляд, изумляясь тому, что он смог усомниться в этом.

Он переплел пальцы, посмотрел в окно на уходящий к реке газон, на воду, а потом, ухмыльнувшись, осведомился:

– Как ты сможешь танцевать, когда будешь носить ребенка?

– Я не беременна, Брайан, и буду думать об этом тогда, когда придет время. Я надеялась, что ты понимаешь и разделяешь мои мечты!

Его улыбка стала снисходительной.

– Мечты обычно уступают место реальности, Джейд, а реальность заключается в том, что теперь ты моя жена и у тебя есть определенные обязанности. И одна из них – светская жизнь.

Я хочу, чтобы ты пошла на этот чай.

Джейд понимала, что для Брайана эти слова равносильны приказу – на более резкие он не пойдет, зная, насколько она ненавидит всякое насилие. И тем не менее она должна была признать, что его счастье тоже ей дорого, и, если это так много для него значило, она готова уступить.

– Хорошо, – сказала она наконец, смирившись. – Я там появлюсь, но не стану уточнять во сколько именно. Ты знаешь, что в городе не всегда удается найти кучера.

Напряжение сразу же рассеялось, и он посмотрел на нее с благодарностью.

– Наверное, нам пора купить экипаж специально для тебя – может быть, один из новых, безлошадных? – предложил он.

– Ну, к этому я пока не готова! – рассмеялась она. – Мы подумаем об обычном, четырехногом, хорошо?

Позже, днем, когда Джейд осмотрела свою студию, с радостью обнаружив, что там все идет хорошо, она шла по переулку у самого Бродвея, и тут ей на глаза попался новый магазин. Над дверью висел странный аппарат, в котором она признала родственника «Глэдис», велосипеда мисс Франсез Уиллард. Любопытствуя, она вошла внутрь, и из-за прилавка с гордым видом вышел коротышка, отвесивший ей глубокий поклон.

– Доброе утро, мисс. Добро пожаловать в «Велосипедный эмпориум» Бастера Рейнана. Мистер Рейнан – это я, но можете звать меня Бастером.

Владелец оказался таким симпатичным, что Джейд невольно рассмеялась.

– Я миссис Брайан Стивенс, – представилась она. – Моя студия танцев скоро откроется в нескольких кварталах отсюда.

Он понимающе кивнул:

– Тогда вам предстоит такое же трудное дело, как и мне, мэм: народ тут так же не привык к школам танцев, как и к моим велосипедам. – Он жестом пригласил ее идти за ним. – Буду говорить честно: учиться танцевать я не собираюсь, но все равно готов выгодно продать вам одну из моделей моих новых машин.

Все дамы от них просто в восторге, когда привыкают к новому.

52
{"b":"12277","o":1}