ЛитМир - Электронная Библиотека

За холлом находилась главная бальная зала, тоже с мраморными полами и колоннами. У застекленных дверей, выходивших на террасу, сидел оркестр, так что его музыка была слышна и на улице.

Воздух был напоен ароматом самых различных цветов: тут были гардении, магнолии, лаванда, сирень, душистый горошек, гвоздики…

Величественные дамы в элегантных нарядах словно источали сияние: их ослепительные драгоценности сверкали и переливались под светом великолепных хрустальных люстр.

Собрание было просто восхитительным, и Джейд снова и снова жалела о том, что с ней нет Брайана, который смог бы разделить ее чувства: несмотря на то что ее окружали приятные люди, она чувствовала себя одинокой.

Корнелия Хейс не ограничилась тем, чтобы просто предложить гостям блюда со всевозможными яствами, как это было за завтраком и ленчем. Вечер требовал гораздо большей помпы, и по ее сигналу оркестр затих, и дробь барабанщика призвала всех гостей к вниманию. И тут вереница лакеев в ярких куртках из красного атласа начала входить в бальную залу. Каждый нес огромный круглый поднос, на котором были разложены самые вкусные блюда, приготовленные поварами, специально нанятыми для этого события.

Корнелия решила попотчевать своих гостей голландской кухней. Были поданы густой гороховый суп с острой колбасой, блюдо из рубленой говядины, тушеные овощи с мясом, а также копченые угри, жареный палтус и зеландские устрицы.

Для любителей сладких десертов были предложены чудесные пряники и фруктовые оладьи.

И конечно, дело не обошлось без столь любимого голландцами сыра. Каких только сортов здесь не было!

Когда угощение было выставлено полностью, официанты встали в один длинный ряд и одновременно отвесили глубокий поклон. Зал взорвался общими аплодисментами.

После ужина Корнелия отыскала Джейд, чтобы уговорить се дать урок вальса.

– Если вас не обидит моя просьба… – почти виновато сказала Корнелия. – То есть… у меня такое чувство, будто хозяйка приема – это вы: вы так много сделали для того, чтобы развлечь гостей. Не подумайте, что я злоупотребляю вашей любезностью.

Джейд рассмеялась и заверила ее в том, что она получает огромное удовольствие в качестве ее гостьи.

Корнелия прошла с ней к оркестру.

– Я уверена, что вы все знаете миссис Стивенс… недавно вышедшую замуж Джейд О'Бэннон Стивенс, – добавила она с многозначительным смешком.

Раздались одобрительные возгласы, и Джейд почувствовала, как на душе у нее потеплело. К ней хорошо относятся! Она знала это, и ей приятно было сознавать, что люди искренне тянутся к ней, даже ничего не зная о ее происхождении! А это для Джейд было крайне важно.

– ..и вам всем известны ее разнообразные таланты, – говорила тем временем Корнелия. – Джейд не только учит нас ездить на велосипедах… – она сделала паузу, чтобы насладиться добродушным смехом окружающих, – ..но и превосходно танцует. Очень скоро она собирается открыть в Нью-Йорке студию, и сегодня наша гостья согласилась порадовать нас демонстрацией своего таланта.

Корнелия сделала жест в сторону Джейд, и снова раздались одобрительные возгласы и аплодисменты, под звуки которых Джейд смущенно и гордо вышла вперед.

Она снова немного рассказала о вальсе, повторив то, что уже говорила на «вечеринке с вафлями», а потом попросила, чтобы кто-нибудь согласился стать ее партнером. Оркестр начал играть.

Настроение у всех было превосходное. Всякий раз, когда вальс заканчивался, появлялся новый жаждущий научиться популярному танцу. И все больше и больше пар присоединялось к ним.

В конце концов после почти часа непрерывного кружения Джейд сумела направить своего партнера к одной из дверей, ведущих на террасу, и когда музыка закончилась, незаметно выскользнула из бальной залы.

Ночь была теплая, и Джейд с наслаждением медленно прогуливалась по широкой террасе, откуда видна была река, шелковистые струи которой целовало сияние луны.

Неожиданно за ее спиной раздался чей-то негромкий кашель: какой-то мужчина вежливо давал ей знать о своем присутствии.

Она остановилась, не поворачиваясь, в надежде, что этот человек поймет намек, но в следующую секунду он заговорил:

– Миссис Стивенс.

Джейд слегка вздрогнула. В конце концов, она на балу и должна радоваться, что настолько популярна.

Джейд повернулась, весело шурша своим атласным платьем.

– Надеюсь, вы не хотите танцевать, потому что я так…

Она не договорила. В нескольких шагах от нее стоял Колт, и на лице его была странная, но приветливая улыбка.

Он шагнул было к ней, но остановился, заметив выражение ужаса у нее на лице.

– Я вас испугал, миссис Стивенс?

Джейд слегка прищурилась. Почему он обращается к ней так официально? Ну что ж, если он хочет, чтобы их первая встреча прошла именно так, она подыграет ему. Стараясь, чтобы голос не выдал ее волнения, Джейд резко ответила:

– Да, испугали.

Он склонил голову набок, словно был удивлен тем, что она говорит так гневно, почти с яростью.

– Извините, я этого не хотел. Я собирался сказать вам, какое огромное удовольствие получил от вашего танца. Миссис Хейс права. Вы очень талантливая леди. Но я вижу, что вам хочется побыть одной. Извините, что помешал.

Улыбка его погасла, и, коротко кивнув, он резко повернулся и вышел.

Джейд застыла на месте, не в силах поверить в то, что сейчас произошло.

– Колтрейн! – Какой-то мужчина добродушно окликнул Колта, когда тот оказался в дверях, ведущих с террасы в дом. – Как твой малыш и его мать?

Услышав нотки гордости в радостном ответе Колта, Джейд невольно поморщилась от боли.

– Прекрасно. Оба. Мамочка жалела, что пропустит сегодняшнее празднество, но…

Он вошел в дом, и музыка заглушила его дальнейшие слова.

По всему телу Джейд прошла судорога. Но это было даже к лучшему: она отвлекла ее от тошноты, которая начала было подступать к самому горлу.

«Господи, – беззвучно прошептала она, ощущая на губах вкус соленых слез, – как он мог притвориться, будто не знает меня?!»

И она вынуждена была признаться, что это был самый жестокий удар из всех, что ей уже пришлось вынести.

Глава 26

Остаток вечера прошел как в тумане. Наконец Джейд отыскала Литу, пожаловалась на головную боль и уехала с бала.

Ночь она провела без сна.

Джейд понимала, что рано или поздно она должна была встретиться с Колтом в обществе. Конечно, он никогда не любил светских увеселений, но, возможно, женился на женщине, которой они нравились, И, кроме того, он должен был работать с людьми, занимавшими в обществе видное место, – с Вандербильтами. Она заранее готовилась к возможной встрече с ним – обещала себе, что будет осторожной, холодной, недоступной Однако она никак не ожидала, что Колт просто сделает вид, будто не знает ее. Тем более что они были совершенно одни на террасе и могли воспользоваться этим, чтобы откровенно поговорить, хотя бы обсудить те роли, которые будут играть в обществе, решить, как вести себя в случае неожиданных встреч. Так почему же Колт счел нужным так ранить ее? Она ничем не заслужила такого к себе отношения!

Рассвело, а Джейд так и не смогла заснуть. Посмотрев в зеркало, она убедилась в том, что выглядит просто отвратительно. Глаза опухли и покраснели, щеки были мертвенно-бледны, волосы спутались. Поскольку Брайан намеревался приехать рано, ей необходимо было срочно привести себя в порядок, иначе он начнет задавать вопросы, а она не хотела рассказывать ему о встрече с Колтом.

По крайней мере пока не хотела.

Сейчас надо было решить, что ей следует предпринять в ближайшем будущем, как вести себя. И чем больше она думала об этом, тем больший гнев испытывала.

Как он смел?!

Ну и что с того, что его любовь к ней не была такой глубокой, как она думала? Неужели ему нужно было ранить ее еще сильнее? Унижать ее?

К тому времени когда приехал Брайан – на домашний ленч, который она задумала только для них двоих на веранде, – Джейд уже приняла решение. Она проглотила горькую пилюлю, которую ей уготовила судьба, и решилась действовать открыто и прямо Она найдет Колта, поговорит с ним и спросит: что же, черт возьми, происходит?!

56
{"b":"12277","o":1}