ЛитМир - Электронная Библиотека

Она негромко поблагодарила врача за уделенное ей время и уже собиралась выйти на улицу, когда он вдруг спросил:

– Да, кстати: у вас есть сестра?

– Нет.

– И вы сказали, что вас зовут Даниэлла? – удивленно пробормотал он.

Встревожившись, она молча кивнула.

– Странно.

– Почему?

– О, – небрежно отозвался он, словно это мало что могло значить, – я, кажется, помню, что, когда ваш брат был без сознания, он все время повторял имя «Джейд».

Она похолодела. Резко втянув воздух, она застыла в полной неподвижности.

– Я спросил миссис Колтрейн, кто это, – добавил врач, – и она сказала, что это была его сестра. – Тут он явно отбросил свои недоумения. – Я, очевидно, ошибся. Желаю вам приятного плавания. Если я смогу быть чем-то полезен, то, пожалуйста, дайте мне знать.

Он пожал руку Джейд, и если даже заметил, что она холодна как лед и дрожит, то счел за благо промолчать.

Джейд поспешно пошла по аллее, полная самых противоречивых чувств: ненависти, жалости, любви, презрения… к людям, причинившим такие муки ей самой… и человеку, которого она любила всем сердцем.

Возможно, она не рискнет рассказать Колту правду, но в одном она себе поклялась: она не расстанется с ним без борьбы.

Пусть она станет его возлюбленной, его любовницей – она готова пойти на что угодно, лишь бы не потерять его еще раз.

Глава 31

Джейд считала часы и минуты, остававшиеся до встречи с Колтом, назначенной в Центральном парке на пятницу.

Она покаталась на велосипеде всего четверть часа, когда увидела его: он стоял у фонтана, прислонив свой велосипед к стволу ближайшего дерева. Заметив ее, Колт просиял счастливой улыбкой. Убедившись, что поблизости никого нет, Джейл поставила велосипед и направилась к фонтану, словно собираясь передохнуть после долгой езды.

Она остановилась рядом с ним и еще раз огляделась Они были одни.

Колт устремил взгляд на воду, вытекавшую из вазы, которую держал установленный в центре фонтана купидон.

– Боже, как я ждал этой минуты! – прерывающимся голосом прошептал он.

Джейд проглотила ставший у нее в горле ком.

– Ах, Колт, ты не представляешь себе, как сильно я тебя люблю!

– Почему? – Он закрыл глаза, пытаясь справиться с бушующими в его душе чувствами. – Почему я мог с тобой расстаться? Не могу представить себе времени, когда бы я тебя не любил. Расскажи мне все, Джейд.. Пожалуйста! Я схожу с ума. Что с нами произошло?

– Как бы я хотела это сделать! – отозвалась она. – Не сейчас это касается слишком большого количества людей. Кол г Давай просто радоваться тому, что мы снова обрели друг друга – Радоваться? – презрительно засмеялся он. – Радоваться тому, что я терзаюсь тем, что не могу вспомнить, как мог совершить такую глупость – расстаться с тобой?! Теперь я понимаю, почему совершенно равнодушен к жене. Я никогда не мог забыть тебя, Джейд. И никогда не смогу.

Он горестно покачал головой.

Одному только Богу было известно, как сильно Джейд хотелось рассказать ему правду. Но вместо этого она прибегла ко лжи, которую, как надеялась, он должен принять:

– Колт, у нас была горькая ссора. Мы расстались и стали жить каждый своей жизнью, а сейчас снова нашли друг друга Но теперь многое изменилось, и нам остается одно: пользоваться теми минутами, которые мы можем провести вместе.

– Я не хочу довольствоваться незаконной связью, – с болью возразил он.

– А у нас есть выбор? Ты готов оставить жену и новорожденного сына?

Он решительно заявил:

– Да, готов, хотя мне будет тяжело расстаться с Энди, ведь я люблю его, но Лорену оставлю не задумываясь. – Он горько засмеялся. – Честно говоря, не думаю, чтобы ее это огорчило.

Колт приблизился к Джейд, не опасаясь, что их увидят. Он почувствовал потребность прикоснуться к ней, обнять ее. Сжав ей руки, он заставил ее посмотреть в его полные боли глаза:

– Я видел сон, Джейд, – сон про нас с тобой. Это было похоже на пьесу, главными героями которой были мы. Ты танцевала в балете. Множество народа смотрело на тебя: восхищаясь, аплодируя. Театральный зал был необыкновенно красивый: синий с золотом.

Прикусив губу, Джейд пыталась справиться со слезами: Колт описывал великолепный Мариинский театр в Санкт-Петербурге.

Он вспомнил! Ей отчаянно хотелось надеяться, что это был признак того, что к нему возвращается память. Она не осмеливалась ничего сказать, понимая, что лучше позволить ему продолжить этот рассказ, плести кружево своих воспоминаний.

– Я шел к тебе по центральному проходу, словно загипнотизированный. Я был зачарован твоей красотой. Я протянул тебе розу и привязанное к стеблю кольцо, и…

Он застыл, широко раскрыв глаза, остановившиеся на надетом на ее правую руку изумрудном кольце с жемчужинами – кольце, которое в день их свадьбы ей подарила его мать.

Он изумленно сказал:

– Но не это кольцо… Это кольцо… – потрясение повторил он. – В атом кольце есть что-то…

Он прищурился, выпустил ее руку и сел на край фонтана, встряхивая головой и прижимая пальцы к вискам.

– Колт, что с тобой? – встревоженно спросила Джейд. – Пожалуйста, не заставляй себя вспоминать!

– Откуда у тебя это кольцо?

Джейд решила сказать ему правду:

– Его мне подарила твоя мать.

– Ну конечно! – Он облегченно улыбнулся. – Вот почему я его помню. Но ее я не помню, – печально добавил он.

Тут он признался, почему позволил Лорене взять на себя переписку с его родными: было бы трудно писать людям, которых он не знает. Он опасался, что они почувствуют, что что-то не так, а ему не хотелось их тревожить. Лорена сказала ему, что здоровье его отца плохое и что сестра находится в критическом состоянии. Они решили постараться, чтобы родители не догадались о болезни Колта, поскольку это было бы для них поводом для лишних тревог.

– Видишь? Я кое-что вспоминаю. Так скажи мне: я действительно прошел по проходу огромного зала, чтобы подарить тебе кольцо?

– Да. – Она тихо вздохнула. – Мы были помолвлены Он выпрямился и снова поймал ее руку.

– Когда-нибудь я вспомню все и моя жизнь войдет в свою колею. А пока, наверное, ты права. Мы должны радоваться тому, что у нас есть.

Он провел ее к густым зарослям кустов, раздвинул ветки и увлек на скрытую за ними лужайку. Там он заключил ее в объятия, и их губы слились в страстном поцелуе. Наконец он разжал руки и спросил с нетерпением в голосе:

– Скажи, когда мы снова сможем встретиться? Но только в уединенном месте, » где нам никто не помешает быть вместе так, как мы этого хотим!

– Это такой риск!

– Пустяки! – отрезал он. – Нам необходимо найти возможность видеться друг с другом, Джейд. Я от тебя не отступлюсь. Сколько раз мне это повторять? Пусть у меня амнезия, но я не идиот и не стану мириться с этой тайной. Что-то – я не знаю что – не позволяет тебе рассказать мне всю правду. Я стараюсь быть терпеливым, дать тебе время обдумать все, что ты таишь в себе, но я не могу и не стану долго ждать. Если ты меня любишь…

– О Боже, как я тебя люблю! – воскликнула она, кидаясь ему на шею. – Моя студия! Мы сможем встречаться там.

– Когда?

Джейд лихорадочно соображала. Брайан должен был вернуться домой во время уик-энда, но когда именно – она точно не знала.

– Позвони мне в студию в воскресенье около полудня.

Если Брайан не вернется из Филадельфии, то я буду там и отвечу, и ты будешь знать, что можешь встретиться со мной в восемь часов вечера, в тот же день. А если я не отвечу, то ты поймешь, что он приехал и я не могу уйти из дома.

– И когда я увижу тебя в этом случае?

– Тебе надо будет позвонить мне в понедельник утром, и мы попытаемся о чем-то договориться.

Он крепче прижал ее к себе, и она почувствовала свидетельство его страсти и ощутила, как в ней самой поднимается ответное желание. Ей необходимо было отстраниться, иначе она не выдержит и уступит своему чувству, забыв о том, что они находятся в людном Центральном парке.

67
{"b":"12277","o":1}