ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Безгрешность
Правители России. Короткие зарисовки
Умный гардероб. Как подчеркнуть индивидуальность, наведя порядок в шкафу
Правила ведения боя. #победитьрак
Танки, тёлки, рок-н-ролл
Темный мир. Забытые боги
Турбулентность
Зимние сказки и рождественские предания
Монашка к завтраку

– Боже! – Она пыталась обнаружить в нем хоть какие-то признаки жизни. – Боже, не дай мне снова потерять его!

Их потащили по пенным волнам к шлюпу, и один из матросов прыгнул в воду, чтобы помочь Джейд. Колта обвязали веревкой и подняли на палубу.

Через некоторое время Колт открыл глаза, поднял голову и начал отчаянно озираться.

– Джейд! – закричал он в ужасе. – Джейд! Моя жена!!!

О Боже!

Но тут его голова опять бессильно поникла.

Джейд отчаянно вскрикнула, негодующе колотя кулаками о воду. Этого просто не могло быть. Боже, он все вспомнил!!! В это короткое мгновение он назвал ее женой Не может быть, чтобы он умер, – не может быть!

Матрос закричал, чтобы на шлюпе поторопились. Джейд почувствовала, как у нее под мышками пропустили веревку, потом ее тело вдруг резко дернулось, вырываясь из голодной пасти кипящего яростью моря.

В следующий момент вое почернело у нее в глазах.

Джейд открыла глаза и увидела, что на нее встревоженно смотрит Уолт Гиббоне.

– Как вы себя чувствуете, мисс Джейд?

Первая ее мысль была о Колте, и она прошептала его имя.

Уолт улыбнулся и ответил, что он в лучшем состоянии, чем она.

А в следующую секунду Колт уже был рядом с ней. Опустившись на колени, он бережно приподнял ее, шепча слова, которые она так давно жаждала услышать:

– Любимая… Моя жена…

Джейд расплакалась счастливыми слезами. Боже, такими счастливыми!

– Ты вспомнил! – рыдала она. – Ох, Колт, ты теперь все помнишь, правда?

Он кивнул:

– Кое-что еще остается довольно туманным, но постепенно проясняется. Мне всего-то и нужно было, что еще один удар по голове и шторм: они заставили меня вспомнить все. Врачи говорили, что именно так это и может произойти. Мы теперь вместе, Джейд, и всегда будем вместе. Я клянусь тебе в этом!

– Пожалуйста! – взмолилась она, когда он наклонился, чтобы поцеловать ее. – Пожалуйста, сделай так, чтобы это не было еще одним сном!

Он прижал ее к груди и указал ей на радугу, которая мягкими нежными красками разрисовала серое небо над горизонтом.

Она посмотрела на нее и тихо вздохнула, радуясь столь доброму предзнаменованию.

– Это и правда как сон, – прошептал он, – только на этот раз мы не станем просыпаться. Мы будем жить в мире наших грез, так, как уже было прежде.

ЭПИЛОГ

Джейд и Колт уединились на несколько дней в одной из нью-йоркских гостиниц, чтобы прийти в себя после всего случившегося. Брайана и всю команду «Марни» объявили утонувшими, и единственное, что препятствовало восстановлению нормальной супружеской жизни Колта и Джейд, было отсутствие какой-либо договоренности с Лореной относительно маленького Энди.

– Ты уверена, что хочешь ехать со мной? – спросил Колт у Джейд, когда они собирались отправиться на встречу с Лореной, которая должна была состояться в доме ее матери. – Тебе не обязательно там присутствовать. Разговор может оказаться неприятным. Ты ведь знаешь, какая у нее мамаша.

Джейд яростно затрясла головой:

– Нет уж, тебе от меня не избавиться, Колт Колтрейн! Я хочу своими ушами услышать объяснения этих дьяволиц, мне до конца непонятно, почему они тебя обманывали.

Он прижал ее к себе, а потом со вздохом виновато признался:

– Как я ни люблю маленького Энди, я не могу не жалеть, что он родился в такой ситуации. Теперь я всегда буду привязан к Лорене, нравится мне это или нет.

Джейд попыталась изобразить спокойную улыбку.

– После всего, что нам пришлось пережить, любимый, мы сможем справиться с чем угодно, если будем вместе.

Держась за руки, они вышли из гостиницы и направились к дому Вордейнов.

Дверь им открыла Лорена. Джейд сразу же заметила, как она бледна, как сильно осунулась. Убрав со лба волосы, она сделала приглашающий жест и провела их в полутемную гостиную, которая показалась Джейд чересчур угрюмой. Правда, остальные комнаты были не веселее, и весь дом напоминал гробницу.

– Вы можете не беспокоиться относительно моей матери, – сказала Лорена, предлагая им сесть и сама усаживаясь напротив. – Сегодня утром у нас с ней была страшная ссора, и я ей сказала, что если она не уйдет, то уйду я. Я это все равно сделаю, как только найду подходящий дом. Я с ней жить не стану.

Колт взглянул на Джейд, потом на Лорену.

– У тебя есть деньги? – негромко спросил он. – Отчасти я пришел сюда именно за этим: поговорить с тобой относительно денежного содержания для Энди.

Лорена сидела, глядя на свои сложенные на коленях руки. Услышав эти слова, она резко подняла голову и посмотрела на Колта:

– Вам не нужно этого делать, Колт. Отец оставил для меня деньги. Теперь я уже достигла того возраста, когда могу ими пользоваться, и мама ничего с этим поделать не сможет. Так что мне ваши деньги не нужны.

Колт озадаченно посмотрел на нее.

Джейд вдруг почувствовала, что больше не может сдерживаться. Стараясь не выйти из себя, она отрезала:

– Давайте перестанем ходить вокруг да около. Рассказывайте нам все: почему вы с вашей матерью воспользовались болезнью Колта и заставили его думать, будто он женат на вас.

Лорена ответила так тихо, что им пришлось напрячь свой слух. Недоверчиво переглянувшись, они попросили ее повторить ответ, потому что оба решили, что явно ослышались.

– Моему ребенку нужен был отец.

Колт встал, закипая яростью:

– Что ты сказала?!

Лорена разрыдалась, признаваясь в том, что сделала. Она забеременела от мужчины, с которым убежала в Европу, и, когда Колт потерял память, ее мать ухватилась за возможность спасти семью от скандала и заставила ее притворяться, – что он ее муж. Триеста Вордейн пригрозила, что если Лорена не выполнит ее приказ, она отдаст Энди на воспитание. Лорена не желала отказываться от ребенка: ей всем сердцем хотелось сохранить единственное живое воспоминание о человеке, которого она любила. И она согласилась.

– И теперь мне так стыдно! – воскликнула она, обращая к Колту покрасневшие и опухшие глаза, полные мучительного раскаяния. – Вы считали, что Энди – ваш сын. Я знаю, что вы его любите. Каждый раз, когда вы брали его на руки, мне хотелось умереть от стыда. Мне так противно было лгать, но я ничего не могла поделать. И теперь я так рада. Бог свидетель, так рада, что все стало известно и мне больше не надо прибегать к обману!

Джейд всем сердцем пожалела бедняжку: та явно говорила искренне. И у нее действительно не было выхода, ведь, если бы она не согласилась на адскую выдумку матери, у нее отняли бы ее ребенка! Она не могла ненавидеть Лорену… И Колт тоже не мог. Но ей от души было жаль и его: ведь эти несколько слов не заставят его разлюбить чудесного малыша, которого он уже несколько месяцев считал своим сыном. Ей так хотелось бы утешить их, помочь им… Но она не знала, что делать.

После долгого молчания Колт откашлялся, глубоко вздохнул и сказал:

– Извини, Лорена, но я не могу согласиться с тем, что ты мне сказала.

Она недоуменно посмотрела на него.

– Я считал Энди сыном с той секунды, как взял его на руки. Этого тебе не изменить… Этого тебе у меня не отнять. Он по-прежнему остается моим сыном – в моем сердце. И если ты действительно сожалеешь о том, что сделала, то дай мне возможность присутствовать в его жизни. Позволь помогать ему деньгами, быть ему отцом… – Повернувшись к Джейд, он встревоженно добавил:

– Если ты не возражаешь.

Джейд улыбнулась и энергично закивала головой.

Лорена тоже начала улыбаться.

– Наверное, – тихо сказала она, – Энди будет этому рад… И я тоже рада.

Джейд и Колт обменялись теплыми взглядами, сознавая, что наконец у них есть абсолютно все.

Мир любви и грез.

76
{"b":"12277","o":1}