ЛитМир - Электронная Библиотека

Китти была более осторожна:

– Давай поднимемся наверх, там откроем его и посмотрим, что тебе удалось обнаружить.

Ящик оказался нетяжелым, и они подняли его вверх по лестнице, приложив минимум усилий. Как только они оказались внутри дома, стало очевидно, что им понадобятся некоторые инструменты, чтобы открыть ящик. Дани вспомнила, что видела их в домике управляющего, быстро сбегала туда и все принесла.

Дани стала открывать ящик, а Китти следила за ее движениями и предупредила:

– Не торопись. Ты ведь не хочешь повредить то, что находится внутри.

Взломав доски, они насторожились, ибо внутри увидели еще ящик с соломой.

– Картины! – ликующе закричала Китти. – О, Дани, позволь мне посмотреть, позволь посмотреть!!!

Дани отодвинулась чуть в сторону, зная, что Китти сможет верно определить, ценно ли найденное ею сокровище.

– О, не могу поверить!

Дани была вне себя от нетерпения:

– Что? Что? Китти, если ты не скажешь мне… Китти взглянула на нее глазами, полными счастливых слез:

– Руссо. Я знала, что его работы где-то существуют. И здесь! – Она вытащила еще одну. – Добиньи.

Всего внутри ящика находилось шесть произведений, и, по мере того как они вытаскивали их, Китти объясняла Дани, что, по ее мнению, они обнаружили.

– В середине нашего века некоторые художники взбунтовались против студийной живописи. Группа молодых художников-пейзажистов, большинство из которых являлись граверами, организовали группу, которая стала известна как Барбизонская школа. Критики замечали, что гравюры Теодора Руссо, Жана-Батиста Коро и Шарля Франсуа Добиньи были очень близки по духу голландским пейзажам XVII века.

Она заметила, что их находка, возможно, не столько ценная с точки зрения денег, однако эти картины являются бесценными сокровищами для истинных коллекционеров.

– Прекрасное начало, – сказала она с широкой улыбкой, – выставить эти произведения в твоем магазине. С такими сокровищами ты сделаешь себе имя!

Дани была несказанно счастлива. Она встала на колени подле разложенных картин.

– Поразительно, что они так хорошо сохранились. Интересно, как долго они там пролежали?

– Разве ты не говорила, что граф был убит всего два года назад? – спросила Китти.

– Да. На дуэли. Спор из-за карточного долга. Я никогда точно не знала, что произошло. Тетя Элейн старалась не говорить на эту тему. Но что общего между этим случаем и картинами?

Китти предположила, что, судя по хорошему состоянию картин, они не могли быть спрятаны дольше шести-семи лет.

– Именно граф спрятал их. В противном случае Элейн оценила бы их и продала вместе с остальными вещами, с которыми была вынуждена расстаться.

Одна из картин была меньше, чем остальные, и Дани подняла ее и поднесла к глазам.

– Эта, кажется, совсем другая.

Китти наклонилась, чтобы получше рассмотреть, и задумчиво покачала головой:

– Эта работа не принадлежит кисти ни одного из тех художников, творчеством которых я занималась. Она и выполнена весьма плохо, однако оригинал прекрасен – какой-то дворец.

Дани дотронулась до деревянной рамки картины – грубое, неполированное дерево, но, как ни странно, именно его простоту она находила элегантной.

– Ну что ж, окружающая эту находку тайна создаст замечательную почву для разговоров в художественных кругах Парижа.

Дани собрала картины, направилась к выходу, затем остановилась:

– Пожалуй, мы отыскали здесь все, что можно найти.

Китти положила ей руки на плечи:

– Полагаю, ты нашла гораздо больше, дорогая, чем мечтала, когда собиралась приехать сюда… а также кое-что оставила позади, – добавила она многозначительно.

Это было правдой. Наконец-то прошлое отпустило Дани.

Глава 6

Карсон-Сити, Невада

Джон Тревис Колтрейн, которого члены семьи и близкие друзья звали просто Колтом, сидел на вершине заросшего травой холма, возвышавшегося над ранчо Колтрейнов.

В воздухе витал одурманивающий запах свежего сена. На западном краю необъятного горизонта паслось стадо. У ног Колта раскинулся пышный ковер из белого и розового клевера, легко покачивающегося в такт дувшего из пустыни ветерка.

Был поздний летний вечер, и он, прислонившись к жесткой коре громадного тополя, предался размышлениям о жизни.

Дела на ранчо и серебряном руднике шли отлично. Минуло уже больше года с тех пор, как он едва не лишился их.

Дрожь электрическим зарядом пронзила его высокое мускулистое тело. Каким же глупцом он оказался, но Гевин Мейсон действительно замечательно продумал свой план. Бриана, согласившаяся на ложь только из-за младшего больного брата, которому срочно требовалась медицинская помощь, неплохо выступила в роли Дани. Как только он решил, что переспал с собственной сестрой, он в тот же момент захотел избавиться от мук совести, а потому переписал все свое имущество ей, словно в уплату за содеянное. Когда он в конце концов очнулся и понял, что после всего произошедшего конец света не наступил, он вернулся домой и узнал, что Мейсон уже все подготовил для продажи поместья Сету Пэрришу, которому принадлежали угодья, примыкавшие к его ранчо с севера. Сет, узнав о том, что Колт был обманут, тут же согласился вернуть имение.

Итак, Колт отправился в Европу, а именно во Францию, для того, чтобы найти Бриану, правду и… деньги Колтрейнов.

Ему повезло, однако он заплатил за свою победу слишком дорогую цену.

Бранч Поуп, его управляющий и лучший друг, погиб от рук одного из членов шайки Мейсона.

В конце концов, неотступно следуя за негодяем, Колт обнаружил его след на греческом острове Санторин и, направившись туда, отыскал все свое золото. Там же в горячей схватке были убиты Мейсон и его злодейская шайка.

Колт понял и простил Бриану; даже привез ее с собой в Америку, забрав и ее брата. Какое-то время они жили довольно счастливо, никогда не задумываясь о будущем, а просто наслаждаясь компанией друг друга и проводя долгие, страстные часы в постели. А затем, словно гром среди ясного неба, каждый из них неожиданно пришел к выводу, что хотя все то, что было между ними, замечательно, этого совсем недостаточно для того, чтобы строить дальнейшую семейную жизнь.

Они расстались, и расстались друзьями. Она неохотно взяла деньги, которые он настоятельно предлагал ей, и направилась на восток в поисках новой жизни.

Периодически он получал от нее письма. В Бостоне она устроилась гувернанткой в одну богатую семью, которая позволила ее брату жить вместе с ней. Она вернула Колту часть денег, заявив, что считает их взятыми в долг.

Колт покачал головой и улыбнулся. Бриана – прекрасная женщина, и однажды она осчастливит кого-нибудь, став отличной женой… но не для него.

Иногда он задавался вопросом: суждено ли ему вообще когда-либо жениться и остепениться? Ему, без сомнения, нравились женщины. Он наслаждался их обществом – в постели, и не только. Он никогда не использовал их в своих целях и ни в чем не обвинял, но всегда, когда они расставались, старался сделать так, чтобы они покидали его счастливые и удовлетворенные. Колт был твердо убежден в том, что отношения между мужчиной и женщиной должны строиться на основе взаимного партнерства, а не на подавлении.

Он бросил взгляд в сторону двухэтажного дома, который можно было без преувеличений назвать настоящим особняком. Широкое переднее крыльцо, высокие и величественные колонны. Мраморные ступени. Красивое место. Место, которым можно гордиться. Но он был холостяком, и зачем ему этот двухэтажный особняк с двенадцатью комнатами?

Серебро и скот. Его отец, Тревис Колтрейн, создал настоящую империю, а когда вместе с его матерью, Китти, обустроился в Париже, переписал все свое имущество, разделив его между ним и его сводной сестрой. Теперь Дани находилась там, вместе с ними, а управлять и следить за ранчо и серебряным рудником должен был он.

Прошел уже год после того, как он вернул имущество семьи, и Колт считал, что все шло нормально.

11
{"b":"12278","o":1}