ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вы абсолютно правы. Я похож на старую сплетницу.

– Старого сплетника, сэр, – колко заметила Дани. – Не только одни женщины наслаждаются распространением слухов.

Сирил изо всех сил старался сохранить галантную улыбку на губах. Она снова поставила его на место. Дани Колтрейн действительно не похожа ни на одну женщину, с которой он когда-либо встречался… а он-то думал, что узнал все разнообразие женских характеров и типов. Сирил решил быстро перевести разговор на другую тему.

– Завтра вам, вероятно, придется многое делать для открытия магазина в понедельник, – весело начал он, – так что я, пожалуй, приеду, посажу вас в мой экипаж, и мы вместе отправимся на Монмартр.

– Нет! – резко возразила Дани и заметила, как странно он взглянул на нее. Она поспешила объяснить: – Я очень ценю ваше предложение, Сирил, но у меня уже все продумано. Китти поможет мне, – солгала она. На самом деле Китти и Тревис были приглашены на правительственный прием, на котором пробудут до самого вечера.

Однако отделаться от Сирила было непросто.

– Уверен, что вам понадобится и моя помощь, – бесстрастно заявил он, удивляясь, почему она так странно себя ведет. – У меня нет никаких планов. Я буду счастлив помочь, – настаивал он.

Дани расстроилась. Она не хотела обижать его, но не собиралась и позволять ему диктовать свои условия.

– Нет, Сирил, – строго сказала она. – Я хочу сделать по-своему. Я высоко ценю ваше предложение, но не нуждаюсь в нем.

Сирил посмотрел ей в глаза и понял, что спорить бесполезно. Он также чувствовал, что с Дани что-то происходило, вероятно, имеющее отношение к Драгомиру, который, как он видел, приближался к ним.

– Отлично, – вымолвил Сирил, каким-то образом сумев удержать лживую улыбку на губах, – но если вы измените свое решение, пришлите посыльного.

– Конечно. – Она облегченно вздохнула.

Драгомир подошел к ним, коротко кивнул Сирилу, протянул руку Дани и тепло прошептал:

– Вы обещали мне еще один танец.

Дани пробормотала едва различимое «Вы простите меня, не так ли?» Сирилу и позволила самому красивому и возбуждающему ее мужчине повести себя к павильону.

Сирил со всей силы сжал зубы. Нельзя позволить, чтобы это случилось. Драгомир интересуется Дани исключительно из-за картины. Он одурачит ее, как и всех остальных женщин из своего прошлого, но Сирил не допустит этого. Он слышал историю Дани о том, как она была в монастыре и покинула его незадолго до принятия окончательного обета. Она не привыкла к обществу мужчин и уж точно не была настолько опытна, чтобы раскусить такого искусного ловеласа, как этот проклятый русский. Теперь она, возможно, сердится на Сирила за его вмешательство, но позже будет ему только благодарна.

Он наконец принял решение: завтра в полдень он отправится в магазин на Монмартре и расскажет ей все о Драгомире.

Глава 10

Было начало второго, когда Дани, Китти и Тревис покинули особняк. Они все долго проспали, поскольку блистательный прием закончился только с рассветом.

Если бы не дипломатический прием, присутствие на котором было обязательным, то, по признанию Китти, в этот час она бы все еще спала.

– И надо же было послу выбрать именно этот день для своего возвращения, – тяжело вздохнула она, когда экипаж Колтрейнов отъезжал от ворот. – У меня совсем нет ни сил, ни желания для еще одного приема.

Тревис только улыбнулся: он знал, что Китти не возражала – она любила выходить куда бы то ни было вместе с ним, по делам или на светские приемы, и это была одна из множества причин, почему он обожал ее.

Проезжая по залитым золотистым солнечным светом улицам Парижа, они весело обсуждали события прошлой ночи. Никогда, пришли Колтрейны к соглашению, не бывало еще в Париже столь удавшегося празднества. Люди будут говорить о нем еще целый месяц, а возможно, и дольше.

Китти не могла устоять и подшутила над Дани по поводу Драгомира:

– Все весь вечер сплетничали только о вас двоих. А бедный Сирил готов был взорваться от злости, – добавила она.

Дани непонимающе взглянула на Китти – по крайней мере надеялась, что ей удалось изобразить непонимание.

– Неужели? Им, очевидно, очень хотелось посплетничать, все равно о ком. Мы просто несколько раз танцевали… – Дани была рада, что ей не нужно ехать на прием посла вместе с ними – она собиралась выйти из экипажа возле моста через Сену, соединяющего оба берега. Потом она не торопясь прогуляется до Монмартра – прежде чем снова увидеться с Дрейком, Дани необходимо многое обдумать.

Она подавила улыбку – закрыла губы кончиками пальцев и отвернулась в сторону, вспомнив, как впервые назвала его Дрейком. Вдоволь натанцевавшись, они снова решили прогуляться к берегу реки, молчаливо признаваясь в том, что желали остаться наедине друг с другом.

– Дрейк? – откликнулся он, удивляясь.

– Да. Так мне нравится больше. Драгомир звучит как… Дракула! – засмеялась она.

– Мне это имя нравится гораздо больше, и вы правы насчет ассоциаций. – Он в шутку зарычал и, приблизив губы к ее шее, поинтересовался: – Не боитесь оставаться со мной наедине, дорогая?

Она улыбнулась и вырвалась из его объятий:

– Да, но не потому, что вы Дракула.

Он понял, что она имела в виду, и они обменялись взглядами, полными скрытых значений и намеков. Вспоминая об этом теперь, Дани была почти уверена, что если бы в тот самый момент мимо них не проходила другая пара, то он непременно поцеловал бы ее. А хотела ли она этого? Ведь они еще совершенно чужие друг другу. Да, твердо призналась она себе. Дани ждала поцелуя и не стыдилась признаться… по крайней мере себе. Наверняка Китти и отец были бы потрясены.

Тревис вывел ее из мечтательного раздумья вопросом:

– Как тебе понравился Драгомир? Я нахожу его очень милым, довольно образованным, но, увы, кажется, никто не может похвастаться тем, что хорошо знает молодого человека.

– Я уже говорила, мы несколько раз танцевали, – небрежно сказала Дани, – разговаривали. Он очень интересный.

– Сирил называет его сибаритом, – вмешалась Китти.

– Вот уж действительно абсурд, ведь сам Сирил Арпел посетил, вероятно, все бордели Европы, – усмехнулся Тревис.

– Послушай, Тревис, – возмутилась Китти, – ты же не знаешь, так ли это на самом деле!

Тревис одарил ее улыбкой:

– В отличие от вас, женщин, я никогда не делаю никаких заявлений, не будучи уверенным в правоте своих слов. И что такого в том, что Драгомир – охотник за удовольствиями? Полагаю, это его дело.

– Но не в том случае, когда он флиртует с твоей дочерью! – воскликнула Китти.

Дани посмотрела на одного, потом на другого и вздохнула. Она часто мечтала о том, чтобы у нее были собственные апартаменты, чтобы она могла жить одна и самостоятельно принимать решения.

– Дани большая девочка, – тихо сказал Тревис. – Я полагаю, она понимает, что делает.

– Возможно, – согласилась Китти, – но я беспокоюсь только потому, что Драгомир напоминает мне тебя, когда мы впервые встретились.

Тревис сделал вид, что его шокировало подобное замечание, он покачал головой и вскричал:

– Господи! Помоги Драгомиру, если Дани хоть немного напоминает эту проказницу. Тогда он погиб!

Экипаж проехал улицу Риволи и выехал на Вандомскую площадь. Спроектированная для Людовика XIV блистательным Мансаром в конце XVII века специально для приема посла из Марокко, она справедливо считалась одним из самых красивых мест Парижа.

Экипаж остановился, и Тревис помог Дани спуститься на мощенную булыжником мостовую.

– Хорошо бы ты поехала с нами. В котором часу прислать за тобой экипаж?

Она сказала, что доберется до дома сама, и попросила не беспокоиться.

– Мне нужно многое сделать, и я с нетерпением жду, когда наконец смогу приступить к работе. Я не хочу быть связанной расписанием.

Тревис нахмурился, но ничего не сказал. Он бы предпочел, чтобы его дочь не была столь независимой, но не хотел мешать ей самостоятельно вступать в жизнь. Прошлое с Элейн было ужасно. Дани заслужила немного свободы… и счастья.

21
{"b":"12278","o":1}