ЛитМир - Электронная Библиотека

Дани спустилась вниз, чтобы выпить чашку чая и поспешить в магазин. Колт уже сидел в гостиной. Разговор начался вполне миролюбиво, но затем брат стал задавать ей вопросы о магазине, и когда она возбужденно начала перечислять все то, что предшествовало началу ее собственного дела, вскользь упомянув о находке в Монако, он вдруг рассердился.

Взгляд его серо-стальных глаз стал холодным, недобрым. Прищурившись, он раздраженно заметил:

– Хорошо, что хоть кому-то удалось урвать кое-что с имения де Бонне, Дани. Оно, черт возьми, едва не стоило нам, Колтрейнам, целого состояния.

Дани в полнейшем замешательстве уставилась на него, но тут же гнев превысил изумление, и она решила не оставаться в долгу:

– Ты обвиняешь меня в том, что произошло, Колт?

Он мельком взглянул на нее.

– Да, – прямо признал он, – обвиняю. В конце концов, если бы ты не капризничала, то осталась бы дома с нами, а не поехала бы к этой ведьме, Элейн Барбоу… и ничего бы не произошло.

Дани внутренне ощетинилась: ведь нельзя изменить того, что случилось, когда она была ребенком. Со стороны брата крайне несправедливо обвинять ее в своих собственных ошибках.

– Я не согласна.

– Мне наплевать, согласна ты или нет, Дани. Это правда.

Она вышла из комнаты, пока слезы, невольно навернувшиеся на глаза, не хлынули потоком. Ей не хотелось, чтобы отношения между ними складывались подобным образом. Она надеялась, что теперь, когда у них достаточно времени, чтобы поговорить и узнать друг друга, они смогут стать близкими людьми, но эта ссора не вела к миру.

Дани еще больше нахмурилась, вспомнив о новом препятствии, которое появилось между ней и Колтом, мешая установлению дружеских отношений.

Лилиан Денев… или Лили, как она попросила называть ее.

Спустя несколько дней после своего прибытия в Париж Колт уехал из дома и вернулся с этой особой.

Дани покачала головой, удивляясь, насколько обманчива может быть внешность. Что в ней нашел Колт? Нельзя отрицать, Лили Денев была красива, но при этом самодовольна и надменна. Если она не висла на руке Колта и не заглядывала в его глаза с наигранным обожанием, то беспрестанно хвасталась своим богатым дядюшкой-англичанином, который отправил ее в Париж на поиски своей сестры. Теперь, твердила Лили, она боится возвращаться к нему с сообщением, что его горячо любимая сестра умерла. Через несколько дней после приезда Колт вместе с ней отправился по адресу, где жила ее тетя, и там им сообщили ужасную новость. Помимо этого с бедняжкой в тот же день приключилось еще одно несчастье: у нее украли сумочку со всеми деньгами, а потому Колт, исполненный благородства, настоял на том, чтобы Лили поселили в их особняке, где она обосновалась в комнатах для гостей и не выражала никакого намерения покидать их в ближайшее время.

Сначала Дани сочувствовала ей, но очень скоро увидела, что как только Колт отходил от Лили, вместе с ним исчезала и ее глубокая печаль, казавшаяся искренней в его присутствии.

Китти, с характерной для нее прямотой, не стала ждать и напрямик спросила Колта, почему Лили не сообщит дяде о своих финансовых сложностях и не попросит выслать ей денег для того, чтобы вернуться в Англию.

Колт признался, что ему нравится Лили, и он не хочет, чтобы она покидала их так быстро. Более того, отметил он, Лили боится сообщать дяде столь печальную новость о смерти его сестры, поскольку у него слабое сердце и она не желает расстраивать его.

Китти поделилась с Дани и своими опасениями: прошлые романы Колта заканчивались плачевно. Его обычно обезоруживали внешняя красота и шарм, а потому Китти хотела, чтобы сын вел себя более осмотрительно. Что-то в Лили Денев настораживало ее.

Дани не строила никаких иллюзий на сегодняшний вечер, когда Дрейку предстояло познакомиться с гостившей в их доме молодой особой, но ей было интересно услышать его мнение, поскольку он слыл знатоком женского пола.

Сирил уже встречал Лили, и она, казалось, ему очень понравилась. Сам он все эти дни излучал обаяние. Дани снова нахмурилась. Он был очень мил и нравился ей, но все чаще и чаще находил различные поводы, чтобы зайти к ней в магазин или домой, и она подозревала, что он ужасно ревновал ее к Дрейку.

Дани закончила свой туалет и встала, напоследок окинув взглядом собственное отражение в зеркале. Неожиданно в комнату ворвалась Лили, даже не подумав постучать.

– Мне скучно! – объявила она раздраженно, садясь в кресло у двери. – Я давно готова к ужину и просто умираю от желания спуститься вниз и что-нибудь выпить, но не могу найти Колта. Полагаю, что он отправился за покупками, подготавливая все необходимое для нашей поездки в Испанию, но мне бы хотелось, чтобы он поскорее вернулся. Здесь так одиноко без него. Кажется, никто не хочет моей компании, – добавила она резко.

Дани, игнорируя ее колкость, осторожно заметила:

– Я не знала, что Колт планирует отправиться в поездку.

Лили не заставила себя ждать и возбужденно сообщила:

– О да! Неужели он не сказал вам? Мы поедем в Мадрид и Барселону. Там очень красиво. Неужели вы не были там? – спросила она с притворным удивлением.

Дани пропустила ее вопрос мимо ушей.

– И кто будет вашей компаньонкой?

Полно, Дани! – ответила Лили с насмешливой улыбкой. – Вы же современная женщина. Несомненно, вы согласитесь, что независимые в финансовом отношении женщины, такие, как мы с вами, вовсе не обязаны прислушиваться к нелепым правилам внешних приличий.

Дани пожала плечами. Она была согласна, но не собиралась говорить об этом вслух. Кроме того, путешествие в одиночестве – это одно; но путешествие с мужчиной – совсем другое.

– Можно соблюдать уважение к традициям семьи, – сказала она, решив не напоминать Лили о том, что на данный момент ее никак нельзя было назвать «женщиной, независимой в финансовом отношении».

Лили засмеялась:

– Я, видно, ошибалась в отношении вас, дорогая. Кажется, вам многому еще предстоит научиться, а также повзрослеть. – Она встала и начала прогуливаться по комнате, рассматривая и беря в руки многочисленные безделушки.

Дани молчала, холодно наблюдая за ней.

– Насколько я понимаю, на сегодняшний ужин вы пригласили Драгомира, – неожиданно проронила Лили.

Дани подняла бровь:

– Вы знаете Дрейка?

– Дрейка? – повторила Лили. – Вы уже используете ласкательные имена. Прелестно. – Она неожиданно помрачнела. – Помните о его репутации. Вы, несомненно, прекрасно осведомлены о его историях с женщинами и не будете настолько глупы, чтобы присоединиться ко всем тем дурочкам, которые попались на его крючок. – Она помедлила, драматически вздохнула и язвительно заметила: – А вы все еще верите в компаньонок!

Выражение лица Дани не изменилось.

– Вы многое знаете о нем, Лили, – холодно промолвила она. – Случайно, не были одной из тех дурочек?

Глаза Лили сузились и потемнели от возмущения. Когда она станет Джон Тревис Колтрейн, все члены этой надменной семейки будут относиться к ней с уважением. Подобного «радушия» она не потерпит. Вызывающе подняв подбородок, она огрызнулась:

– Все знают, что этот человек заставляет женщин падать к его ногам, а затем безжалостно бросает их при виде нового смазливенького личика. Я никогда не встречала его, но, разумеется, слышала о его репутации.

Дани вздохнула, пытаясь показать непрошеной гостье, что разговор явно наскучил ей.

– Благодарю вас за заботу, но я справлюсь сама… предпочитаю именно так поступать. – Она повернулась к окну. Какая невыносимая особа. Неужели Колт настолько глуп, чтобы действительно серьезно увлечься ей… или влюбиться, не приведи Господь.

Она заметила Дрейка, который не спеша поднимался по дорожке, ведущей к дому, быстро повернулась и направилась к двери. С притворным сожалением она сказала:

– Извините, Лили, что не могу больше развлекать вас – прибыл мой гость. Полагаю, вы с Колтом присоединитесь к нам позже, чтобы выпить перед ужином?

Конечно, – прошипела Лили и, прошуршав юбками, проплыла мимо нее по коридору в свои покои. Но не долго задержалась там. Дождавшись, когда Дани стала спускаться по лестнице, Лили стремительно выпорхнула из комнаты и спряталась под лестницей, ведущей на второй этаж.

29
{"b":"12278","o":1}