ЛитМир - Электронная Библиотека

Не в состоянии более скрывать раздражение, Дани сухо проронила:

– У нас нет разногласий, Лили… и не будет, если вы позволите мне сделать то, что я собиралась.

Лицо Лили вспыхнуло веселой улыбкой.

– Колт и я хотим пожениться как можно быстрее. Поскольку я круглая сирота и мне не у кого испрашивать благословения, а мой бедный дядя слишком болен для того, чтобы путешествовать, мы решили не затягивать со свадьбой и избежать предбрачных формальностей. Однако мы мечтали, чтобы это был настоящий праздник, красивый и пышный. Мы просим, чтобы вы помогли нам.

Дани недоуменно заморгала. Учитывая сложность ситуации, ей совсем не хотелось вмешиваться. Она покачала головой:

– Об этом не может быть и речи. Я буду слишком занята подготовкой к моему собственному путешествию и…

– Вы не понимаете! – Лили вскочила с дивана и подбежала к Дани: – Мне нужна ваша помощь… и помощь Китти. Вы вдвоем можете устроить празднество, такое же шикарное, как прием, посвященный открытию магазина. Вы знаете много людей. Колт ведь ваш брат, и независимо от того, нравлюсь я вам или же нет, вы должны сделать это для него…

– Лили, прекратите! – воскликнула Дани, поднимая руку. Нет, она не позволит, чтобы ее втянули в мероприятие, которое она, честно признаться, считала ужасной ошибкой. – У меня нет времени, и это мой окончательный ответ, а теперь, пожалуйста, примите мои поздравления и лучшие пожелания. Я снова прошу вас оставить меня.

Лили отступила на шаг от нее, почувствовала, как щеки ее зарделись от нанесенного унижения.

– Я пришла для того, чтобы извиниться, если случайно рассердила вас вчера вечером; предложила свою дружбу и вот что получила… Пощечину…

Дани не собиралась сдаваться.

– Я устала объяснять вам, что у меня нет времени для того, чтобы помогать со свадьбой, Лили. Прошу прощения, если мой отказ оскорбил вас.

Глаза Лили угрожающе сузились.

– Когда я стану госпожой Джон Тревис Колтрейн, вы не посмеете так со мной обращаться. Будете относиться ко мне с уважением, которого я заслуживаю.

Дани подавила смешок.

– Я буду относиться к вам так же, как к любому другому, Лили: как вы того заслуживаете. А теперь, – она сделала глубокий вдох, медленно выдохнула, указывая на дверь недрогнувшим пальцем, – если вы не уйдете, боюсь, мне придется помочь вам, поскольку вы не оставляете мне другого выбора.

Тут уж взорвалась Лили, теряя остатки самообладания.

– Почему, почему… Вы, тщеславная маленькая дрянь, – выдохнула она и закричала: – Колт рассказал мне о том, что никогда в жизни вы не думали ни о ком другом, только о самой себе, никогда не беспокоились о том, какую боль причиняете близким. Ну что ж, я скажу вам кое-что, мисс Воображала, вы получите то, что заслуживаете: ваш дорогой русский не кто иной, как обыкновенный ловелас. Он спит со всеми, кто ему предлагает себя, и если бы я только захотела, могла бы увести его… – Она размахивала руками перед носом Дани.

Дани с трудом сдерживала гнев. Ей отчаянно хотелось дать Лили пощечину, но она твердо решила держать себя в руках, пока сможет. Она на мгновение закрыла глаза, глубоко вздохнула и, схватив Лили за плечи, потащила ее к двери.

Лили визжала и сопротивлялась, но Дани, хотя она была меньше ее, оказалась более проворной, и ей удалось выставить скандалистку за дверь сильным пинком. Дани отпрыгнула назад, захлопнула дверь и закрыла ее на замок.

– Я еще расквитаюсь с вами! – немедленно завопила Лили. – Клянусь, расквитаюсь. Выйду замуж за вашего брата и превращу вашу жизнь в ад! И вам придется сбежать отсюда и жить с русским ловеласом, пока он…

Дани прислонилась к двери, дрожа с головы до ног. Господи, куда же все подевались? Слуги наверняка слышат эти вопли, но предпочли не вмешиваться. Никого из членов семьи нет дома, иначе они незамедлительно примчались бы на помощь. Дани сочувствовала Колту. Никогда и ничто не убедило бы ее в том, что он влюблен в эту наглую особу. Если бы он оказался поблизости и увидел свою будущую жену во всей красе! От одной лишь мысли о том, что Колт собирается жениться на этой грубиянке, Дани хотелось заплакать, но что она могла сделать? Ведь он никогда не поверит ей, даже если она и расскажет ему об этой чудовищной сцене.

Лили продолжала колотить в дверь и громко и неистово кричать. Дани в негодовании покачала головой, удивляясь, как долго продолжится это представление.

– Колт рассказал мне, как ваша мать пыталась помешать воссоединению Тревиса и Китти, – кричала Лили. – Неудивительно, что Дрейк приглянулся вам. Так же бегает за юбками, как когда-то ваш отец! А вы копия вашей блудливой матери!

Это было уже слишком!

Взгляд Дани упал на вазу с поздними летними розами, стоявшую подле ее кровати. Она вытащила розы, взяла вазу и вернулась к двери. Одним стремительным движением она распахнула дверь и обрушила поток воды прямо в лицо Лили, затем быстро заперла дверь.

Издав громкий, пронзительный визг, Лили бросилась бежать по длинному коридору к своей комнате, и звук ее разгневанных криков отзывался эхом по всему дому.

Дани спокойно наполнила вазу водой, аккуратно поставила розы, задумалась, какую лживую версию случившегося поведает Лили Колту… но тут же решила, что ей нет до этого никакого дела. Как она желала – теперь больше, чем когда-либо, – уехать из этого дома! Только тогда она почувствует, что именно сама отвечает за свои поступки и живет как хочет.

Она вызвала звонком Люрлин и, заметив замешательство служанки, поняла, что та слышала весь скандал. Решив немного разрядить накалившуюся до предела атмосферу, Дани заметила:

– Сожалею, что пришлось услышать подобное…

Люрлин мгновенно схватилась за возможность поговорить о том, что являлось предметом жуткого переполоха прислуги.

– Мадемуазель, что случилось с мадемуазель Лилиан? Никогда еще я не слышала такого крика. Она словно с ума сошла!

Дани подошла к своему шкафу и начала перебирать множество прелестных вечерних платьев.

– Мне не хотелось бы обсуждать личную жизнь членов моей семьи, Люрлин, но ты уже услышала достаточно, и я не вижу никакого вреда в том, чтобы сообщить, что мой брат предложил Лили выйти за него замуж. Она попросила меня помочь в подготовке их свадьбы. Я сказала, что у меня нет времени, а она вспылила.

Дани остановила свой выбор на платье цвета кофе с молоком с низким вырезом и прямой длинной юбкой. Просто, но элегантно. Накидка из куницы послужит прекрасным дополнением, ведь вечер наверняка будет холодным.

Она вдруг поняла, что Люрлин никак не отреагировала на сообщенные ей новости. Повернувшись к служанке, Дани поразилась, как та расстроена. Впрочем, она знала, что домашние слуги без особой теплоты относились к капризной и неприятной гостье.

– Я знаю, это настоящее потрясение для всех нас, – сказала Дани, направляясь к нише, где ее ждала ванна. – Неужели она настолько ослепила Колта, что он уже ничего не видит вокруг, не может понять, что представляет собой его избранница?

Люрлин молча последовала за хозяйкой. Дани уже погрузилась в теплую воду и вдруг заметила, как трясутся руки Люрлин, когда она наливала ароматное масло для купания в ванну.

– Да что с тобой такое? – взволнованно спросила она. – Ты дрожишь словно осиновый лист. Взгляни на себя! На тебе же лица нет!

Люрлин покачала головой, отступила назад, пробормотала извинение и поспешила выйти из ниши.

Дани выпрямилась и села, не обращая внимания на то, что вода ручьями стекала через края ванны.

– Люрлин, вернись! – приказала она. – Я хочу знать, что с тобой приключилось… Почему ты так странно ведешь себя?

Служанка вернулась: испуг на ее лице сменился выражением решимости.

– Хорошо, – произнесла она. – Я скажу. Это не мое дело, и вы, возможно, доложите на меня мадам Колтрейн, и меня уволят… Но кто-то должен знать, что я видела ночью и сегодня рано утром.

– Будет лучше, Люрлин, если ты объяснишь, в чем дело, – холодно сказала Дани.

39
{"b":"12278","o":1}