ЛитМир - Электронная Библиотека

Колт сделал угрожающий шаг вперед:

– Не провоцируй меня, Лили. Я не потерплю, чтобы ты так говорила о моей сестре.

Она решила, что пора изменить подход. Подбежав к нему, она обвила его шею руками и крепко прижалась к нему.

– Пожалуйста, Колт, не сердись на меня, – чуть не рыдая, сказала она. – Я люблю тебя и хочу быть твоей женой. Мы будем счастливы, обещаю. Ты сам увидишь, что не ошибся… – Она протянула ему губы для поцелуя.

Колт грубо отнял ее руки и оттолкнул Лили от себя:

– Дани была права, когда сказала, что ты самая неприятная особа, с которой она когда-либо встречалась. О, как я жалею, что не раскусил тебя раньше.

Лили ссутулилась, опустилась в кресло и начала плакать настоящими слезами.

– Я пойду к твоим родителям. Клянусь, пойду.

– Нет, не пойдешь. – Колт изо всех сил сдерживался, чтобы не накричать на нее. – Я больше не буду расстраивать их. Я женюсь на тебе, черт побери, без фанфар, без торжеств. Затем мы уедем в Америку и будем жить на ранчо, где ты научишься быть хорошей женой.

Лили подавила торжествующий вопль и вместо этого произнесла жалобно и, как ей казалось, искренне:

– Колт, дорогой, сейчас ты злишься на меня, но верь, я буду тебе хорошей женой.

Колт глубоко вдохнул, чтобы не наброситься на нее с кулаками. Ведь было время, когда он сходил по ней с ума. Они наслаждались обществом друг друга, ему было хорошо с ней в постели…

– Прости, – пробормотал он сокрушенно.

Она прижала дрожащие ладони к лицу и пролепетала:

– Я уеду домой. – Она замолчала, словно рыдания душили ее. – Я люблю тебя, но, если ты не любишь меня, я уйду из твоей жизни.

Ответа на ее заявление не последовало, Лили осмелилась сквозь пальцы взглянуть на Колта. А вдруг он воспользуется ее притворным предложением? Неужели оно прозвучало убедительно?

Колт смотрел в окно, плечи его были опущены, словно под невыносимой тяжестью поражения, а глаза полны отчаяния. Поняв, что убежать от неизбежного невозможно, он обреченно прошептал:

– Я женюсь на тебе, Лили. И мы попытаемся жить нормально. Я не люблю тебя, – коротко сказал он, поворачиваясь к ней и надеясь увидеть, что она поняла его, – но постараюсь сделать все, что смогу, чтобы ты была счастлива.

Лили вскочила на ноги и снова бросилась к нему на шею, и на этот раз он не отстранил ее.

– О, Колт, я заставлю тебя полюбить меня. Клянусь, заставлю!

Колт обнял ее, но его объятия были так же холодны, как его сердце.

Глава 21

Дани проснулась со счастливой улыбкой на губах – в окно струился солнечный свет. Она свободна!

Она поднялась с постели и решила тщательно рассмотреть маленькие комнаты своего нового жилища. Вечером она слишком устала. Конечно, необходимо провести генеральную уборку: если в магазине не будет покупателей, она закроет его пораньше и займется своей квартирой. В комнате, которую Дани хотела превратить в спальню, было совсем немного мебели: лишь легкая кровать и кресло, обстановка другой комнаты состояла из стола, кресла да маленькой печки.

Ну что ж, все здесь вскоре коренным образом изменится! Еще на прошлой неделе Дани приметила в антикварном магазине прелестную кровать из красного дерева; к ней прекрасно подойдет трюмо из вишневого дерева, которое ей приглянулось в другом магазине. В ее магазинчике найдется, чем украсить комнаты, кроме того, она собиралась повесить на окна шторы. С кухней все обстояло по-другому. Ей предстояло еще все продумать в отношении интерьера, однако время у нее было, да и Дрейк, вероятно, будет рад помочь.

Дрейк.

Неожиданная печаль омрачила радость Дани. То, что начиналось так прекрасно, неожиданно превратилось в кошмар. Впрочем, возможно, все это к лучшему, поскольку теперь она обрела то, к чему долго стремилась, – право быть самой собой, хотя ей было жаль, что своими действиями она ненамеренно причинила боль отцу.

А насчет Дрейка… Пожалуй, вчера утром она погорячилась, когда он предложил ей выйти за него замуж, пытаясь спасти их обоих. Он вел себя как истинный джентльмен, а она едва не впала в истерику, оказавшись в затруднительном положении. Она все объяснит ему, извинится за свое ужасное поведение и, пригласив его на тихий ужин в своей квартире, все уладит.

А может быть, ненадолго исчезнуть из его жизни, отправиться в путешествие, на чем уже давно настаивала Китти? Это даст им обоим необходимое время для того, чтобы обдумать будущее их отношений.

Она взяла чашку чая, спустилась в магазин и стала осматривать свою коллекцию выставленных на продажу экспонатов. Стоящих вещей было немного. Ценные произведения искусства раскупили в первые дни после торжественного открытия. И скоро у нее сложилось впечатление, что люди приходили в магазин лишь для того, чтобы взглянуть на знаменитую коллекцию из Монако, однако и к ней интерес начинал падать. Дани пришла к выводу, что необходимо что-то срочно предпринять. Она не хотела давать повод усмехаться за ее спиной, считая ее дилетанткой. Дани твердо решила стать в будущем уважаемой деловой женщиной.

Стоя возле окна и наблюдая за обитателями Монмартра, начинающими свой день, она допила чай, и именно в это мгновение неожиданная идея осенила ее. Она держала в руках обычную чашку, но вот если бы могла предложить к продаже ценный фарфор, как, например, знаменитый сервиз «Флора Дании» королевской фабрики в Копенгагене, тогда бы ее магазин прославился. Первый обеденный сервиз «Флора Дании» был изготовлен между 1790 и 1802 годами для Екатерины Великой, императрицы России; он состоял из 1802 предметов и был рассчитан на 100 персон. Второй сервиз был преподнесен в качестве свадебного подарка датской принцессе Александре, которая в 1864 году вышла замуж за принца Уэльского.

Дани была очарована красотой редкого фарфора, когда случайно прочитала, что в 1757 году король Дании Фредерик V поручил профессору ботаники создать монументальный труд о растениях Дании, который впоследствии получил название «Флора датского королевства». Труд вылился в семнадцать томов доскональных исследований, и иллюстратору Джозефу Кристофу Байеру было поручено заняться росписью по фарфору. В течение последующих одиннадцати лет он расписывал вручную большую часть первого сервиза и в результате ослеп.

Дани вспомнила, что на прошлой неделе одна покупательница искала в магазине что-то особенное – хотела купить свадебный подарок любимой племяннице. «Флора Дании» чудесно подошла бы для этого, и Дани знала, что, если ей удастся добыть разрешение на импорт знаменитого фарфора, она станет самым удачливым продавцом антиквариата в Париже.

Итак, почему бы ей не отправиться в Данию и не приобрести то, что она задумала?

Пребывая в лихорадочном возбуждении от своих планов, Дани отперла входную дверь, установила в окне табличку «открыто» и приступила к выполнению ежедневных обязанностей: вытерла пыль, расставила книги по порядку. Работая, она тихонько напевала и размышляла о том, какое время лучше всего выбрать для предстоящего путешествия. Напряженность, царившая в семье, спадет, а кроме того, не помешает какое-то время побыть вдали от Дрейка, чтобы разобраться в своих чувствах.

Лучезарная улыбка озарила ее лицо, когда она вспомнила об этом милом и красивом человеке, о тех незабываемых мгновениях, которые она провела в его объятиях. Как он был нежен с ней, приближая все ближе к вершине наслаждения, которой они достигли вместе, и их тела, объединенные единым порывом страсти, слились воедино.

Одна мысль более всего беспокоила и пугала Дани – было ли любовью единение, которое они испытывали в течение недолгих, невообразимо прекрасных мгновений? Неужели она влюбилась в этого таинственного, обворожительного русского? Его остроумие и шарм, образованность, выразительные голубые глаза, обрамленные невероятно длинными и густыми ресницами… покоряюще чувственный рот… манящий акцент его родного языка несказанно привлекали ее.

Дани хотела увидеть его вновь, хотела, чтобы он снова любил ее…

49
{"b":"12278","o":1}