ЛитМир - Электронная Библиотека

Конечно же, телеграмму надо доставить в предрассветный час после того, как Дани покинет его апартаменты, и если Драгомир захочет написать ей записку, чтобы сообщить, что его присутствие срочно необходимо в России, у Сирила под рукой есть союзник, готовый воспрепятствовать этой попытке.

Сирил, весело насвистывая, шел к телеграфу, будучи абсолютно уверен, что продумал свой план до мелочей.

Лили тревожно мерила шагами свою комнату и кусала ногти, что делала всегда, когда нервничала. Она боялась, что Колт передумает. Вчера вечером, пообещав жениться на ней, он все же устоял перед ее отчаянными попытками затащить его в постель. Она обиженно заявила, что чувствует себя отвергнутой, но он раздраженно ответил, что это весьма печально… и что он не в настроении. Она, разгневанная, удалилась, однако он не бросился следом за ней, на что Лили рассчитывала. Пришло время ужина, а она по-прежнему была одна. Как ей передали слуги, чета старших Колтрейнов предпочла провести вечер в уединении, потому что господин Колтрейн неважно себя чувствовал. Лили догадывалась о причине его нездоровья, ожидала даже, что с ним случится удар, когда он выяснит, что его драгоценная дочка покинула дом. Но когда она услышала о том, что и Колт не собирается присоединиться к ней за ужином, она почувствовала, что все ее планы неотвратимо рушатся. Она поспешила к его комнате и неистово застучала в дверь – он не открывал. Потеряв терпение, Лили стала громко звать Колта. Тогда появилась Китти и холодно сообщила, что он ушел на весь вечер из дома, и попросила ее успокоиться и не шуметь. Лили пришлось прикусить свой язычок, ибо она еле сдерживалась, чтобы не выплеснуть на эту самоуверенную даму поток грязной ругани и укрыться в своей комнате. Она приказала принести ей вина и в ожидании Колта успела много выпить. Вскоре она уснула и не слышала, как он вернулся. Утром она в первую очередь отправилась в его комнату, однако застала там только его горничную, которая сообщила ей, что молодой хозяин уже покинул дом на весь день.

Лили в сердцах схватила вазу, но все же овладела собой и поставила ее на место. Надо выбраться из комнаты, иначе она сойдет с ума. Черт побери, чем занимается Колт? Где проводит все время? Им необходимо поговорить, начать приготовления к свадьбе. Самое главное сейчас – притащить его к алтарю, пока он не изменил своего решения. Так размышляла Лили, бесцельно бродя по опустевшему и притихшему дому.

Вокруг не было ни души. В желудке Лили заурчало, и она отправилась на кухню, где кухарка Беветт поведала ей о том, что господин и госпожа Колтрейн неожиданно уехали утром в Шантильи и ничего не сказали насчет того, когда вернутся обратно.

Беветт обрадовалась, что хоть кто-то появился рядом, и стала жаловаться Лили:

– В этом доме никто никогда не предупреждает меня заранее. Уже готов ленч, а я вдруг узнаю, что во всем доме остались только вы. – Она указала на поднос, на котором стоял салат из лосося. – Предпочитаете, чтобы вам накрыли в гостиной? – чопорно спросила она Лили.

Лили сморщила носик:

– Я не хочу есть. Но скажите, вы знаете, куда отправился господин Колт?

Беветт покачала головой.

Лили выругалась про себя и направилась к выходу. Беветт раздраженно закричала ей вслед, спрашивая, будет ли кто-нибудь присутствовать за ужином.

– Возможно, я спасу повара от необходимости выполнять море ненужной работы, если месье Колт не появится дома… а вы в ближайшее время не собираетесь кушать, – ехидно добавила она. Ей не нравилась эта высокомерная особа.

Лили тут же дала выход своей злобе.

– Какое мне до вас дело! – завизжала она. – Вам же платят за все ваши неудобства, вы, старая карга!

Беветт от неожиданности широко раскрыла глаза, уголки ее губ обиженно опустились. Месье Колт, подумала она уже в сотый раз после того, как новость о его помолвке распространилась по дому, должно быть, сошел с ума, если собрался жениться на такой сварливой женщине.

Открылась задняя дверь, и появилась Люрлин. Переводя изумленный взгляд с одной женщины на другую, она в замешательстве спросила:

– Что-то случилось?

– Ничего не случилось, – прошипела Лили, – за исключением того, что я оказалась одна во всем этом огромном доме. К тому же приходится выслушивать нудные причитания слуг! – Окинув их напоследок разъяренным взглядом, Лили выскочила из кухни, а служанки недоуменно смотрели ей вслед.

Люрлин захотела узнать, что же все-таки здесь произошло, но Беветт лишь пожала плечами, сказав, что Лили очень расстроилась, услышав, что господа Колтрейны уехали, а господин Колт исчез.

– Он вовсе не исчез, – усмехнулась Люрлин. – Сидит себе в маленьком бистро на улице Берри и пытается потопить свое горе в вине, забыть, как глупо он попал в ловушку этой противной девицы. Что же касается отъезда Колтрейнов, в первый раз я услышала об этом, когда вернулась из квартиры мадемуазель Дани, куда ходила передать ей кое-какие вещи, и меня это вовсе не удивляет. Боюсь, месье не слишком хорошо воспринял отъезд мадемуазель Дани.

Беветт вздохнула и сказала, что ей наплевать на все случившееся и она не собирается переживать из-за этого семейства, и отправилась есть салат из лосося. Люрлин решила помочь ей.

Лили же зашла в кабинет Тревиса, открыла бар, достала бутылку самого лучшего бренди и отправилась в элегантно обставленную чайную Китти. Окинув быстрым взглядом чудесную комнату, Лили злорадно подумала, что когда-нибудь эта пышная обстановка может принадлежать ей… если она, конечно, сумеет стать госпожой Джон Тревис Колтрейн. Но где же Колт? Почему он избегает ее? Только одно может нарушить ее планы, но Лили не хотелось теперь думать об этом. Жаль, что она не заставила Драгомира влюбиться в себя. А ведь и возраст у него весьма подходящий для женитьбы, и, вероятно, ей бы не пришлось прибегать к хитроумным уловкам, чтобы возбудить его желание. Она слышала, как люди шептались о произошедшем с его семьей скандале, ходили слухи о том, что сам царь изгнал его из России. Так что, возможно, он был бы рад остепениться и обзавестись семьей. Конечно же, ни одна из простушек, что толпились вокруг него, включая эту выскочку Дани, не могла сравниться с красотой Лили и изысканностью ее манер.

От глубоких размышлений о Драгомире Лили отвлек посыльный. Надеясь получить известие от Колта, она сама пошла к двери, отпустив взмахом руки дворецкого.

Худой молодой человек в красном камзоле и плоской черной шляпе протянул ей конверт:

– Мадемуазель Даниэлле Колтрейн. Лили выхватила у него письмо:

– Мерси.

Он продолжал держать вытянутую руку ладонью вверх, приветливая улыбка застыла на его губах.

– Что-нибудь еще, мадемуазель?

Лили захлопнула дверь перед самым его носом и бросилась в чайную, наверняка зная, что письмо от Драгомира.

Она не ошиблась и быстро пробежала глазами несколько строк:

«Сожалею о случившемся. Давай все исправим. Пожалуйста, приходи на ужин около восьми. Очень прошу».

Лили улыбнулась, сложила листок и задумчиво приложила его к подбородку. Как-то за чаем она услышала, что богатому русскому принадлежали апартаменты на верхнем этаже гостиницы, которой он владел. Не составит никакого труда выяснить, какая именно это гостиница. Итак, она заглянет туда после обеда и скажет Драгомиру, что случайно распечатала его письмо к Дани и, к огромному своему сожалению, не знает, куда та уехала.

Лили вся трепетала от нетерпения, от одной лишь мысли, как она сразит его силой своих чар и привлекательный русский пригласит ее отужинать с ним. И если все пойдет по разработанному ею плану, Колт и его семейка могут отправляться ко всем чертям!

Лили поспешила наверх, чтобы одеться и приготовиться к самому важному представлению в своей жизни.

Глава 22

За все то время, которое Антуан проработал консьержем в «Паласе», он привык к приходам и уходам многочисленных подруг месье Драгомира. Каждая была по-своему красива, но не так прелестна, как его гостья в прошлый вечер. Ее волосы сверкали и сияли, как жареные каштаны, и никогда еще не доводилось ему видеть таких поразительных глаз – добрых и приветливых, цвета меда. Она была не только одной из самых красивых возлюбленных месье, но, совершенно очевидно, и одной из самых изысканных и утонченных.

51
{"b":"12278","o":1}