ЛитМир - Электронная Библиотека

Дрейк наклонился и легко коснулся губами ее груди. Желание переполняло его, но нет, он не поддастся ему, ведь он только должен убедить ее в том, что желает обладать ею. Дрейк не чувствовал никакой вины, он лишь наказывает авантюристку, охотящуюся за деньгами. В конце концов, она хотела поступить с Колтом гораздо хуже. Она переживет его игру, встретит очередного мужчину, и так будет продолжаться до тех пор, пока ей наконец не повезет и она не выйдет замуж за богача.

Лили отклонилась и легла, увлекая его за собой. С притворной застенчивостью она дотронулась до набухшей плоти между его ног и застонала:

– О, Драгомир, ты великолепен. Я не могу дождаться…

Она оттолкнула его, а затем с невероятной скоростью рассталась с вечерним платьем и бельем, представ перед ним обнаженной. Она соблазнительно изогнулась и хрипло пробормотала:

– Возьми меня, дорогой. О, Драгомир, возьми меня, наполни твоей любовью…

Дрейк почувствовал, что уже не в силах сдерживаться. Он быстро разделся и вошел в нее одним сильным рывком. Он улыбнулся, заметив, как она вздрогнула и застонала, словно ей было больно.

Она подняла ноги и сцепила их на его талии, желая привести себя к скорому экстазу. Дрейк также быстро пришел к разрядке.

В течение нескольких мгновений они лежали в полной тишине. Затем, глубоко вздохнув, Дрейк про себя признался, что проявил слабость, но, черт побери, он в конце концов мужчина. Он выпрямился, Лили тоже поднялась. К счастью, се слова развеяли появившиеся у него сомнения.

– Я с нетерпением жду того момента, когда мы снова встретимся. – Она положила голову ему на плечо, посмотрела на него с обожанием. – Колт глубоко ранил меня. Я чувствовала себя униженной, боялась, что он передумает и не женится на мне, но теперь я знаю: сама судьба руководила мной, потому что ты и я созданы друг для друга… и я так рада, что сохранила себя для тебя.

Господи, как она хороша! Неудивительно, что она одурачила Колта.

– Как ни печально, но вскоре нам придется расстаться, – продолжала она, и голос ее задрожал. – Мне придется покинуть особняк Колтрейнов и некуда ехать кроме как домой в Англию… – Она многозначительно замолкла.

Дрейк понял брошенный ему намек.

– Нет, ты не уедешь. Нам нужно время для того, чтобы проверить, истинное ли наше чувство, Лили. Я знаю, ты не сторонница бросаться в омут головой, так же как и я. Согласись, нам необходимо убедиться в своих чувствах.

– Да, да, конечно же, мой дорогой, – поспешно ответила она. – Но как же мы поступим? Я не смогу смотреть Колту в глаза после этого… – Она стыдливо опустила ресницы.

Дрейк притворился, что обдумывает ситуацию.

– Как я сказал, никто из нас не хочет торопить события. Я переговорю с моим управляющим. Он найдет для тебя подходящие комнаты – бесплатно, разумеется.

Она чуть не вскрикнула от радости, но робко промолвила:

– Нет-нет. Я так не могу.

– Почему? Это же моя гостиница.

– Ты полагаешь, это будет прилично?

– Я не вижу другого выхода. Ведь ты не виновата, что украли твою сумочку. – Дрейк поднялся и искренне извинился перед Лили: – Сегодня днем у меня назначена деловая встреча, и мне скоро надо идти. Полагаю, тебе следует вернуться в имение Колтрейнов и делать вид, что ничего не произошло. А вечером приходи сюда, и мы обсудим все еще раз.

Она обвила руками его шею:

– Я не отпущу тебя, дорогой.

Он поцеловал ее, но через силу – огонь желания погасили раскаяние и презрение. Теперь ему хотелось поскорее закончить свой план, целью которого было обличить эту искательницу приключений.

Как только Лили ушла, он написал Колту короткую записку с просьбой прийти в его апартаменты в половине десятого для того, чтобы обсудить важные семейные дела. Колт наверняка подумает, что это имеет отношение к сестре.

Дрейк позвонил слуге, дал ему точные указания немедленно передать записку курьеру и, оставшись в одиночестве, налил себе бренди. Дрейку не нравилось то, что он делал, но он утешал себя тем, что когда-нибудь Колт поблагодарит его за то, что он спас его от женитьбы на такой особе.

Глава 23

Арнольд Твигби уставился на конверт, который держал в руках, стоя возле задней двери особняка Колтрейнов. Начинался дождь, и курьер не хотел промокнуть насквозь. Не особенно вдохновляла его и необходимость возвращаться в тот самый дом, где днем раньше с ним так грубо обошлись. Он не получил обычных чаевых, а в добавление к этому его оскорбили, захлопнув дверь прямо перед носом. На этот раз он намеренно отправился к задней двери в надежде, что не натолкнется на ту же даму, которая столь нелюбезно отнеслась к нему.

Постучав несколько раз, но не дождавшись ответа, он принялся колотить в дверь, с ужасом взирая на нависшие над его головой темные, угрожающие облака. Раскаты грома уже гремели совсем неподалеку, а мрачное небо освещалось вспышками молнии.

Хьюджли Металберн сидел за столом на кухне, жадно поглощая содержимое бутылки с хересом. Когда стук в дверь повторился более настойчиво, он недовольно нахмурился и, неохотно поднявшись со стула, заковылял к задней двери.

Распахнув ее, Хьюджли рассерженно спросил:

– Ну что еще? Что вам нужно?

Арнольд чуть не застонал. Какое вознаграждение можно ожидать от этого пьяницы?

– У меня послание к месье Колтрейну.

– Его здесь нет, – огрызнулся Хьюджли.

Арнольд получил подробные указания передать послание лично в руки человеку, чье имя было указано на конверте, и никому другому. Если не удалось доставить его сейчас, то придется еще раз идти в этот неприятный во всех отношениях дом.

– Не могли бы вы мне сказать, где я могу его найти? Я должен передать письмо ему лично в руки.

Хьюджли покачал головой и начал закрывать дверь. Арнольд выставил руку, пытаясь помешать ему.

– Пожалуйста. Уже темнеет, и приближается гроза, а мне придется приходить сюда до тех пор, пока я не застану месье. Не избавите ли вы нас обоих от лишних хлопот, сказав, где я все же могу найти его?

– Я прослежу за тем, чтобы он получил письмо. – Хьюджли выхватил конверт из рук Арнольда, оттолкнул его и быстро захлопнул дверь.

Арнольд начал колотить в дверь кулаками, громко крича:

– Подождите! Вернитесь! Откройте дверь! Пожалуйста! У меня есть указания!

– Я избавлю нас обоих от лишних хлопот! – пообещал Хьюджли через дверь. – А теперь проваливай!

Арнольд ощутил первые робкие капли дождя. Какое-то время он постоял у двери, кипя от злости, а потом успокоился: откуда он знает, что этот старый пьяница не Колтрейн? Так что если у хозяина возникнут вопросы, он скажет, что пьянчуга представился Колтрейном. Пусть докажет, что это не так. И кроме того, ведь ему снова не заплатили за его труды.

Он поспешил прочь в надежде скрыться от надвигающейся грозы.

Хьюджли заковылял обратно к столу, сел и еще раз отхлебнул из бутылки. Он смотрел на конверт немигающими глазами, и его охватывало беспокойство: взяв послание, он мог навлечь на себя кучу неприятностей. Он решил, что, пожалуй, лучше узнать, что содержалось в письме. Трясущимися пальцами он разорвал конверт и, едва прочитав первые строки, понял, что вмешался в важное и деликатное дело. Ему приходилось слышать имя человека, подписавшего письмо, – Драгомир, и он знал, что тот был очень состоятельным и влиятельным русским господином, который вряд ли будет доволен, узнай он о подобной вольности.

Испуганный, с выпученными глазами, Хьюджли разорвал послание на мелкие кусочки и снова потянулся за бутылкой. Если кто-то спросит, он поклянется всеми святыми, что ничего не слышал о письме, что никто и близко к дому в этот вечер не приближался. Пусть курьера уволят, надо заботиться о себе самом, ведь на его содержании жена и двое детей. Он не может потерять работу из-за глупой ошибки. Он постарался поскорее забыть об этом.

Было уже довольно поздно, половина девятого. Дани намеревалась уйти из магазина в «Палас» больше часа назад, но день, как назло, выдался очень суматошным. Покупателей было больше, чем когда-либо, однако большинство из них лишь бесцельно осматривали экспонаты. Приступив к уборке, Дани пришлось прерваться из-за разразившегося скандала между двумя ее арендаторами и успокаивать их, пригрозив выселением. Артисты, как она теперь поняла, порой весьма темпераментны.

53
{"b":"12278","o":1}