ЛитМир - Электронная Библиотека

Дани в сотый раз удивлялась, почему брат никак не может понять такую простую вещь, и терпеливо объясняла ему:

– Называй это вендеттой, Колт. Я не могу позволить ему исчезнуть с картиной. А Сирил мне нужен, потому что у него есть необходимые светские связи и он сможет водить меня туда, куда я захочу. Что касается того, что я не знаю, где искать Драгомира… если он в России, поверь, я найду его, – добавила она убежденно. – Он непременно будет там, где роскошь и развлечения.

Колт в смирении сложил ладони:

– Ну хорошо. Поедем, но я все же думаю, что ты сумасшедшая.

Вскоре он ушел, не желая встречаться с Сирилом.

Дани спешила сделать последние приготовления к ужину, который тщательно продумала. На балконе чайной комнаты она установила столик на двоих. Оттуда открывался замечательный вид на сад Китти, полный благоухающих роз, которые радовали глаз своим поздним цветением.

Для ужина Дани выбрала простое, но элегантное платье из черного бархата с длинными рукавами, сужающимися на запястьях. Горловина в виде изящного сердечка была украшена маленькими рубинами. Волосы она зачесала назад, и они свободно ниспадали ей на спину. Впереди Дани украсила прическу бархатной ленточкой, с рубинами, как на платье.

При звуке звонка над входной дверью Дани бросила последний взгляд в зеркало и убедилась, что выглядела именно так, как ей хотелось, – деликатная утонченность.

Окинув ее восхищенным взглядом, Сирил воскликнул:

– Господи, Дани, какая ты красивая!

– Благодарю вас, великодушный господин. – Дани присела в реверансе и попросила его следовать за ней наверх.

Пока они шли, он спросил, почему дом кажется ему пустынным.

– Насколько я помню, ты сказала, что родители уехали, но разве у твоего брата не гостила знакомая?

Дани съежилась при упоминании о Лили:

– Мадемуазель Денев неожиданно уехала в Англию.

Сирил заметил холод в ее голосе и решил не настаивать на обсуждении этой, похоже, весьма неприятной для нее темы, которая, впрочем, его не интересовала.

Наверху Дани вежливо осведомилась, не хочет ли он выпить, а получив утвердительный ответ, угостила его аперитивом из шампанского и ликера из черной смородины, а на закуску предложила тонкие лионские колбаски.

– Прекрасно, Дани, – сказал он. – Пожалуй, я сделаю тебе предложение еще до второго!

Прежде чем они покончили с первым, Сирил спросил, что она решила насчет поездки в Данию. Дани мгновенно подхватила эту тему.

– Я решила поймать тебя на слове! – заявила она.

Он сощурился, притворившись, что не понимает, о чем она говорит… но чувствуя внутри неприятный холодок от дурного предчувствия. Она не имела в виду именно то, что он так боялся услышать…

И ее последующие слова, как ни печально, подтвердили его подозрения:

– Я отправляюсь в Россию вместе с тобой.

Он с трудом проглотил комок в горле, взял бокал и сделал глоток, оттягивая насколько возможно время, чтобы обдумать, как вести себя в подобной ситуации. Наконец он все же решился:

– Ты твердо решила, моя дорогая? Я планирую остаться там до весны, и тебе придется одной возвращаться назад, потому что наверняка ты не сможешь находиться вдалеке от дома так долго.

Она согласилась, но не сказала, что вернется домой не одна. Вряд ли Сирила обрадует сообщение, что к их компании присоединится Колт. Дани решила преподнести эту новость в качестве сюрприза.

– Мы подумаем об этом, когда придет время, – сказала она голосом, не допускающим возражений.

– Почему ты хочешь ехать? Не слишком ли это скоропалительное решение?

Дани покачала головой. Она была готова к его удивлению и возможным вопросам.

– Мне необходима перемена. Я устала от Парижа, а кроме того, ты сам возбудил мой интерес к России своими чудесными рассказами о сезоне. К тому же ты знаком со многими влиятельными людьми и сможешь представить меня им… если, конечно, ты еще хочешь, чтобы я отправилась с тобой, – добавила она, сделав вид, что готова вот-вот обидеться и разочароваться в нем, если он осмелится отказаться от своего приглашения.

Сирилу не оставалось ничего другого, кроме как убедить ее в обратном и надеяться на то, что его заверения выглядели достаточно искренними.

– Да, конечно же, хочу!

Дани улыбнулась и откинулась на спинку кресла, сложив руки на коленях и глядя на него восторженными глазами.

– Когда же мы отправляемся?

Черт побери, он очень хотел поехать с ней до Дании, но в России Дани была бы ему обузой – ведь он незамедлительно собирался заняться поисками яйца Фаберже. Он сказал, что уже заказал каюту.

– Тебе, возможно, не удастся получить место на том же корабле. Туристический агент сказал, что все уже раскуплено.

– Чепуха, – возразила Дани, – первый класс никогда не бывает полностью раскуплен.

Мгновение он смотрел на нее в молчании – в голове его роились планы, а в душе рождались надежды.

– Я думаю, мы все устроим, Дани, – прошептал он, – и у нас будет путешествие, которое мы запомним навсегда. – Он положил ладонь на ее руку.

Она нежно ускользнула от его прикосновения, радуясь, что Колт поедет с ними. Похоже, Сирил будет весь вечер ухаживать за ней, а она не хотела с ним никаких отношений, кроме дружеских.

Они закончили ужин и пошли пить кофе в гостиную. Дани посмотрела на каминные часы и сказала, что не хочет показаться негостеприимной, но пришло время закончить вечер.

– Не забывай, я дала слугам выходной, Сирил. И совершенно недопустимо, чтобы мы оставались в доме вдвоем в столь поздний час.

Именно этого момента и ждал Сирил. Отставив в сторону чашку с кофе, он устремился к ней, обнял и прижал к себе.

– Да, я знаю, что мы одни, Дани, и ты не представляешь, как долго я этого ждал… – горячо прошептал он.

Его губы накрыли ее рот, и Дани не на шутку испугалась, что не сможет дышать. Она вырвалась из его объятий.

– Сирил, нет! – воскликнула она.

Он отпустил се и с трудом сдержал возмущение – ведь в апартаментах Дрейка она оставалась одна очень долго. Ну что ж, у него еще будет предостаточно возможностей для того, чтобы уединиться с ней, ибо он был совершенно уверен: как только они окажутся на корабле, рано или поздно ему все же удастся сломить ее сопротивление и показать, как страстно он может любить ее…

Когда Дани и Колт прибыли в курортный городок Шантильи, находящийся в двадцати пяти милях от Парижа, они были поражены видом сказочного замка, где остановились их родители. Расположенный высоко на холме, поднимавшемся от самого озера, он был окружен прекрасными садами и таинственным лесом.

Замок, как позднее сообщила Дани Китти, во времена Ренессанса принадлежал известной семье Конде, а последний потомок этого рода герцог Домаль построил дополнительное здание, в котором разместил свою коллекцию живописи, и оно оказалось даже больше, чем сам замок.

Они предпочли не сообщать о своем визите заранее. Китти и Тревис почувствовали, что их неожиданный приезд не имел ничего общего с неблагоразумным поступком Дани или их неодобрением помолвки Колта с Лили.

Позже, во время ужина, они узнали, что подозрения их подтвердились.

Колт объявил о том, что разорвал помолвку с Лили, не став углубляться в детали, и рассказал об их с Дани идее отправиться в Россию, добавив, что они не имеют ни малейшего представления о том, как долго собираются задержаться в этой далекой стране.

Дани с энтузиазмом поведала о своих намерениях остановиться в Дании, чтобы приобрести что-нибудь интересное для своего магазина.

Старшие Колтрейны обменялись удивленными взглядами – они интуитивно чувствовали, что истинная причина путешествия совсем другая и молодые люди предпочитают не разглашать ее.

Рано утром на следующий день Тревис пригласил Дани отправиться верхом и посмотреть известные конюшни Шантильи, зная, что ей непременно понравятся величественные здания, относящиеся к XVIII веку, с конюшнями на двести пятьдесят лошадей, помещениями для четырехсот гончих, а также комнатами для охотников и конюхов.

58
{"b":"12278","o":1}