ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не сказала, что она была одна. – Девушка покачала головой. – Я лишь сказала, что не видела Сирила Арпела возле нее. Она была со своим братом.

– С братом? – переспросил он в полном недоумении. – Ты уверена?

– Я абсолютно точно знаю, что это был ее брат, потому что, когда я увидела, что царь направился к ней, я встала так, чтобы подслушать их разговор, и слышала, как она представила его.

Она рассказала ему все, что слышала, особо выделив то, что царь пригласил Дани и Колта посетить на следующий день балет.

Она закончила, насмешливо заметив:

– Я знала, что она будет хорошенькой.

– Почему? – удивленно спросил Драгомир.

– Потому что только самая красивая женщина в мире могла завоевать твое сердце.

Он игриво коснулся кончика ее носа.

– Ты уже завоевала мое сердце. Много лет назад. И ты знаешь об этом.

– Драгомир, не шути, – засмеялась она, но блеск в ее глазах исчез.

– Я не шучу. Теперь не важно, какие чувства я питал к Дани. Она ненавидит меня. Но я должен получить эту картину.

Джейд очень нравился Драгомир, и она хотела, чтобы он был счастлив.

– Ты уверен в том, что она ненавидит тебя? – обеспокоенно спросила Джейд.

– Уверен, – отрезал он. – И не будем больше обсуждать это. Интересно, что она и ее брат делают здесь, почему Дани оставила Париж и отправилась путешествовать с Арпелом?

Он поведал Джейд о картине, и она, подумав, предположила:

– Возможно, он рассказал ей историю картины и уговорил разделить награду за яйцо с ней, если она поможет ему разыскать его.

– Логично, но ты совсем не знаешь Дани. Она могла поехать только ради удовольствия, а не ради денег. Они не нужны ей, как и тебе.

Выражение лица Джейд не изменилось. Все знали, что, являясь членом семьи Романовых, она получила щедрое наследство. Ни один день своей жизни она не испытывала нужды в деньгах; даже те небольшие заработки, что давала ей работа танцовщицы, Джейд отдавала на благотворительность. Материальные ценности никогда не имели для нее значения.

Она подошла к Драгомиру, который задумчиво смотрел в окно. Прижавшись к его спине и обняв руками его сильную грудь, она нежно спросила:

– Могу я как-нибудь помочь тебе?

Драгомир ответил не сразу – думал, как найти способ увидеться с Дани и наконец во всем ей признаться. Если она договорилась с Сирилом, участвовала в его замысле, целью которого было найти яйцо, ему, возможно, удастся разубедить ее и уговорить занять его сторону.

В его голове начал рождаться план. Он повернулся к Джейд, посадил ее на диван и сел рядом.

– Мне нужно пробраться к Дани, рассказать ей правду обо всем. Оторвать ее от Арпела будет несложно. Наверняка она остановилась во французском посольстве, а Арпел живет на своей квартире.

С Колтом сложнее, – продолжал он задумчиво. – Он все время находится поблизости. Вот тут-то ты и можешь помочь, если, конечно, хочешь.

– Расскажи мне обо всем, а я решу.

Драгомир рассказал о том, что произошло в последнюю его ночь в Париже, о том, как он пытался помочь Колту.

– У меня сложилось такое впечатление, что он озлобился против всех женщин на свете. Ему нужна девушка, которая обладает всем, чем угодно, но только не богатством. Усердно работающая девушка, у которой на первый взгляд есть все причины, чтобы желать заполучить Колта исключительно ради денег, – продолжил он, вспыхнув озорной улыбкой, – однако бедная девушка откажет ему и скажет, что ей безразлично, насколько он богат, это ей неинтересно.

Таким образом, – закончил он, – месье Колтрейн убедится, что не все женщины одинаковы, а я не буду так скверно себя чувствовать из-за того, что мой план в прошлый раз провалился. Ну а кроме всего, я получаю возможность побыть с Дани. Ты сможешь это сделать? – спросил он с надеждой.

Джейд долго не размышляла. План казался ей интересным. Главное – никто не пострадает. Колт расстроится, конечно, когда она скажет ему, что он не тот, которого она могла бы полюбить, но в конце концов он не разочаруется в женщинах вообще. Он казался Джейд милым и привлекательным. Но понравится ли она ему? Она поделилась с Драгомиром своими сомнениями, и он посмеялся над ней:

– Глупенькая, все мужчины считают тебя красивой. Поверь, Колт не будет исключением.

Они окончательно обсудили свой план. Джейд вспомнила, что у одной из балерин труппы роман с курьером из посольства. Значит, через эту девушку можно представить Джейд как горничную посольства.

– Предоставь Колта мне, – уверенно закончила она. – Я сыграю роль соблазнительницы и, кроме того, восстановлю его доверие к женщинам. Он не будет считать каждую, которую встречает на своем пути, авантюристкой, мечтающей заполучить богатого мужа.

– А как насчет завтрашнего балета? – спросил Драгомир. – Если он увидит тебя на сцене, то может узнать позже.

– Не волнуйся, – успокоила она его. – Когда я предстану перед ним в обличье горничной – накрахмаленная форма, чепчик и зачесанные назад волосы, – я буду выглядеть совсем другой, нежели на сцене.

– Отлично, – улыбнулся Драгомир. – Завтра вечером, когда они вернутся в посольство после ужина у царя, я оставлю Колта на тебя, а сам проскользну в комнату Дани и попытаюсь заставить ее поверить мне.

Глава 29

Дани была несказанно рада тому, что наконец оказалась в прекрасном Мариинском театре и имела возможность увидеть знаменитый русский балет. Она сидела в заднем ряду императорской ложи, но это ничуть не омрачало ее счастья, ибо само присутствие значило для нее слишком много.

Публика блистала пышными нарядами и драгоценностями, словно дополняя сияние золотых и хрустальных люстр. Наряд Дани мог сравниться по красоте с нарядом самой императрицы Марии. Платье из изумрудного бархата, лиф которого был расшит сотней мельчайших топазов, очень шло Дани, драгоценные камни будто отражали блеск ее ореховых глаз. Колт любовался своей сестрой.

Давали балет Делиба «Коппелия», написанный во время франко-прусской войны. Слезы радости выступили на глазах Дани, когда она увидела Матильду Кшесинскую в роли озорной Сванильды.

Дани искренне аплодировала выдающемуся балетмейстеру и хореографу Мариусу Петипа. Яркие костюмы, точность и легкость танцоров очаровывали ее на протяжении всего представления. Стоило только Дани закрыть глаза, как она тут же представляла себя на сцене, грациозно исполняющей причудливые батманы и пируэты.

Однако слишком скоро это чудо завершилось, и они снова оказались в Зимнем дворце. Ужин подали в большом зеркальном зале.

Дани не удивилась, когда дочь царя составила компанию Колту, став неофициальной хозяйкой дома на этот вечер. Она с удовольствием увидела, как великая княжна с братом прошли в прилегающую чайную, чтобы осмотреть часть коллекции произведений искусства, представленную во дворце.

Самой же Дани пришлось по душе общество сына царя, Николая. Несколько раз она порывалась спросить его о танцовщице, которую обожала, но, помня сплетни Сирила о романе будущего царя с Матильдой Кшесинской, не посмела. Однако когда он любезно спросил, как ей понравился балет, Дани с энтузиазмом поделилась своими впечатлениями:

– Все балерины хороши, но ни одна из них не может сравниться с Матильдой Кшесинской. Она превосходна!

От внимания Дани не утаилось то, как в темных, пронзительных глазах Николая промелькнули гордость и страсть.

– Да, Матильдой Россия может гордиться.

Когда Николай дружески предложил ей совершить экскурсию по одному из крыльев дворца, Дани стала судорожно искать предлог, чтобы перевести разговор на Драгомира. От одного только воспоминания о нем комок подкатывал к горлу. Сирил говорил, что когда-то Драгомир и Николай были близкими друзьями. Возможно, теперь, когда Драгомир вернулся в Россию, прежние друзья возобновили отношения.

Неожиданно большая фреска на стене привлекла взгляд Дани, и она вскрикнула:

– Александровский дворец! Николай удивился:

62
{"b":"12278","o":1}