ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я бы хотела, чтобы меня доставили в Долтон, штат Джорджия, и далее в армию Джонстона, к майору Натану Коллинзу!

– Вы же не можете всерьез…

– Поверьте, я вовсе не шучу, сэр! Война надвигается все быстрее, подобно лавине. Я это вижу. И когда лавина накроет и меня, я бы хотела оказаться рядом с родным мне человеком!

– Но женщине не место на поле боя! Ей место…

– Черт побери, я не прошу вас указывать мне место! – взорвалась Китти, набросившись на него словно тигрица. – Могу вас заверить, сэр, что успела побывать в стольких сражениях, сколько вам и не снилось! И если примусь рассказывать обо всех виденных мной ужасах, у вас глаза вылезут на лоб, не иначе! Пусть я женщина, но не ваше дело напоминать мне об этом! И уж тем более пытаться ставить меня на какое-то там место! Мое место там, где я сама решу. И сейчас я решила, что мое место непосредственно в армии генерала Джонстона, и если вам трудно организовать для меня эскорт, то я просто украду лошадь и сама доберусь до штата Джорджия.

Совершенно сбитый с толку капитан лишь изумленно кивал и бормотал:

– Да, конечно. Как вам будет угодно. Я прикажу курьеру вернуться в Ричмонд и немедленно выяснить, нет ли там отрядов, направляющихся к генералу Джонстону. Никто не сомневается, что вы вольны отправиться туда, куда решите сами!

Гневно прошелестев юбкой, Китти выскочила из его палатки и вернулась в свою. Такие, как Тревис, пользовались ею, такие, как Люк Тейт, издевались над ней – но довольно! И пусть Натан примет ее такой, какая она есть. Иначе она расстанется с ним навсегда! Но, по крайней мере, с его помощью можно будет попытаться затушить пожар, так неосторожно зажженный в ее душе Тревисом совсем недавно. А если она одна останется торчать в Ричмонде, то будет слишком много времени на ненужные размышления, терзания, а может, чего доброго, и на сожаления и тоску!

За общим ужином в тот вечер один из солдат полюбопытствовал, не страшно ли юной леди отправляться в самое пекло. Китти лишь небрежно покачала головой, не желая обсуждать эту тему. Хотя вполне могла признаться, что ей страшно не оказаться там, где идет настоящий бой, потому что тогда ничто не отвлечет ее от гораздо более жесткого сражения, происходящего в ее измученном сердце.

Глава 41

Отряду конфедератов был дан приказ избегать по пути стычек. И не только оттого, что среди них ехала женщина, но и ради сохранности тех скудных припасов, что удалось наскрести для армии генерала Джонстона, изнемогавшей в отрогах Голубых гор, к северо-западу от Долтона. И потому небольшой обоз двигался убийственно медленно, выбирая самые глухие тропы, а то и вовсе по бездорожью.

Прошло уже две недели опасного путешествия, когда высланные вперед разведчики отловили в горах несколько дезертиров и доставили к своему командиру в качестве пленных. Китти, стоявшая рядом, стала невольной свидетельницей их отчаянной исповеди.

– Господи, что за ужас! – стонали они. – Генералы Грант и Ли сцепились не на жизнь, а на смерть. Там горят леса, и то и дело слышно, как вопят раненые, когда сгорают живьем… они не могут спастись…

– …я видал одного с оторванными руками и ногами, и он только и мог что кричать, когда на нем занялась одежда…

Командовавший отрядом майор Джек Бойкин, презрительно окинув взглядом пятерку истерзанных бродяг, буркнул:

– Ну, вы-то, ребята, целы и здоровы!

– Нам просто повезло, сэр, – отвечал один из них.

– Еще бы вам не повезло, сукины вы дети! – взорвался майор. – Хотел бы знать, сколько парней сложили голову из-за того, что вы поджали хвост и дали деру?! Тошно на вас смотреть, вот что! Закон вам известен! Вы будете расстреляны сейчас же!

Несчастные с дикими воплями попытались было бежать, но их окружило плотное кольцо солдат. Мигом срубили несколько деревьев, к которым привязали приговоренных к расстрелу. Китти не сразу нашла в себе силы обратиться к майору:

– Но вы же не можете вот так взять и расстрелять их…

– Очень даже могу! А их тела брошу на растерзание стервятникам. Проклятые дезертиры! Глаза бы мои их не видели! Я. не дам спуску ни одному сукину сыну! Да и для моих солдат будет неплохой пример. Черт побери, мы направляемся в самое пекло, и там им придется не бегать, а драться с янки!

– Но ведь вам так не хватает людей! Побеседуйте с ними. И они наверняка поклянутся, что больше не побегут. Может, они новобранцы и оттого так испугались. Позвольте им присоединиться к отряду…

Он резко обернулся к ней: измученный, усталый человек, на лице которого лежала печать пройденных жестоких сражений:

– Мисс Райт, здесь командую я, и буду это делать так, как нахожу нужным. Я не нуждаюсь в ваших советах. А теперь позвольте предложить вам небольшую прогулку, пока не закончится казнь.

– Ну уж нет, – ледяным тоном возразила Китти. – Я непременно останусь. И удостоверюсь своими глазами, насколько далеко может зайти ваша кровожадность, сэр.

– Ох, женщина, черт побери, я всего лишь выполняю приказ. Что, к примеру, вы скажете о тех, кто побежит с поля боя, подставляя под пули вашего жениха? Станете ли вы жалеть их?

– Может быть, и нет, – призналась она после минутного раздумья, чувствуя, что опять опустилась до женской слабости. Ведь идет война: жестокая, ужасная война, и у мужчин нет права на трусость. Им полагается драться честно.

Пятеро дезертиров ждали, привязанные к столбам, которые врыли в землю примерно на расстоянии фута один от другого. Глаза их были завязаны. Огневой расчет выстроился в пятидесяти футах от столбов.

– Ради Бога, не надо, пожалуйста… – взмолился один из приговоренных. Другие отвечали отчаянным плачем.

– Приготовиться! – рявкнул майор. Клацнули затворы винтовок.

– Целься! – И в грудь приговоренным уставились десять стволов.

– Огонь! – И воздух содрогнулся от выстрелов.

Привязанные к столбам обмякли. По их груди и животу заструилась кровь. Китти охнула, увидев, что кое-кто еще жив.

– Еще раз! – проревел майор Бойкин. – Приготовиться! Целься! Пли!

И когда отгремел последний выстрел, со стороны столбов не донеслось больше ни звука. Майор приказал:

– Бросьте их как есть! Пусть остальные запомнят, что ждет дезертиров!

Собираясь продолжить путь, Китти тоскливо размышляла, наступит ли конец этому ужасу?.. Притупится ли боль, затянутся ли раны? Или война бесконечна, и нет места счастливой мирной жизни на этой грешной земле? Только война. Только смерть.

Вскоре стало известно, что армия Джонстона двинулась в глубину штата Джорджия, и Китти вместе с отрядом направилась по ее следам. Говорили, что на склонах гор Кеннесоу был бой и армия Шермана получила отпор.

– Скоро мы и вовсе прогоним их, – уверял майор Бойкин. – Это лишь вопрос времени. Они все движутся к Атланте, и скоро мы попадем в самую гущу боя. И мне совершенно непонятно, мисс Райт, как вы собираетесь разыскивать там своего майора Коллинза, да и вообще я сильно сомневаюсь в разумности вашей затеи.

Китти посоветовала ему не беспокоиться на этот счет.

– Я пойду работать в полевой госпиталь. Единственное, о чем я прошу, – сообщить в штаб генерала Джонстона о моем прибытии. И я уверена, что Натан сразу же разыщет меня.

Итак, они двигались в сторону Атланты, по красноватым глинистым холмам, покрытым густым пороховым дымом, то и дело останавливаясь из-за возникавшей на пути перестрелки. И вот, еще не совсем осознав, что пересекла границу боевых действий, Китти угодила в самый их центр. Майор Бойскин дал ей сопровождающего, чтобы помочь добраться до госпитальных палаток.

Вскоре они оказались в густом лесу, заполненном сотнями несчастных, страдавших от ран. Здесь расположился полевой госпиталь.

– Вот женщина, которая умеет ухаживать за ранеными, – сообщил провожатый в ближайшей палатке. – Она полностью в вашем распоряжении. – И он поспешил унести ноги из этой юдоли страданий и вернуться к бравому майору Бойкину.

– Черт, приступайте к работе немедленно! У нас катастрофически не хватает рук, и любая помощь окажется кстати! – услышала она строгий голос…

102
{"b":"12279","o":1}