ЛитМир - Электронная Библиотека

– А ведь ты хотела, чтобы меня изнасиловали, Нэнси, – яростно прошипела Китти. – Скорее всего, они все равно сделали бы это, без твоей подсказки, но ты не могла не порадоваться моему позору. Как тебе удается жить с такой ненавистью в душе?!

Она резко отвернулась и пошла прочь, гордо подняв голову. С порывами ветра долетали истерические вопли Нэнси, но ей было все равно. Она не собиралась больше оглядываться ни на эту подлую бессердечную женщину, ни на окровавленные трупы двух бандитов.

– Я должна идти только вперед, – шептала она, глядя на качавшиеся на ветру деревья и мрачные небеса. – Я должна идти только вперед, и мне незачем оглядываться. Прочь, прочь от ужасного прошлого, от долгих лет страданий. Только вперед, все дальше и дальше, и ни в коем случае не оглядываться!

А там, впереди, ждет Натан. Война кончится. Наступит мир. И счастье. И радость. Все это ждет впереди, в будущем: оно неизбежно, как новый день, а прошлое канет в Лету. Пусть все болезненные воспоминания развеются с наступлением нового дня и останутся лишь радостные, счастливые моменты, отражения которых, только еще больше украсят счастливое будущее. Именно так, и никак иначе намерена теперь жить Китти.

Поднявшись на крыльцо, она столкнулась с перепуганной до смерти тетушкой Сью.

– Не бойтесь, тетя Сью, – невозмутимо промолвила Китти, небрежно кивнув в сторону. – Кто-то должен пойти и притащить Нэнси обратно в дом. Вы ведь знаете, как беспомощны бывают роженицы!

– Роженицы?.. – ошарашенно захлопала ресницами тетушка Сью. – Милочка, что-то я недопоняла. Ты уверена, что не заболела? Ну, в смысле…

– О нет, я отлично себя чувствую! Кстати, позовите с собой еще кого-нибудь и прихватите лопату. Надеюсь, вам хватит сил выкопать достаточно глубокую яму для парочки янки. Я их только что убила.

Тетушка Сью с легким стоном упала в обморок. Китти и не подумала остановиться.

Глава 43

Тусклая лампа под потолком едва рассеивала царивший в комнате сумрак. Китти стояла возле стола, на котором лежал раненый солдат, и держала его за руку. За окнами шелестел нескончаемый февральский дождь: потоки воды бежали по улицам, делая дороги непроходимыми. Все трудоспособное население Голдсборо пыталось расчистить дорогу на Смитфилд, чтобы доставить припасы армии генерала Джонстона. Воюет ли Натан под его началом? Уже несколько недель прошло с тех пор, как она отправила письмо с известием о смерти его матери, но не получила ответа. Кто знает, может, и его самого поглотила могила. Смахнув непрошеные слезы, Китти в который раз обращалась к Богу с горячей молитвой. Боже милостивый, они так много перестрадали, что было бы несправедливо лишать их теперь будущего!

Раненый дернулся. Китти легонько сжала ему пальцы, стараясь дать понять, что кто-то есть рядом и заботится о нем, хотя она сама падала с ног от усталости. А раненые все прибывали и прибывали, и в госпитале не хватало рук, чтобы управиться с этим ужасным потоком. Врачи и медсестры работали на износ, то и дело кто-то падал в обморок от переутомления, и все же продолжали трудиться, делая все возможное для облегчения страданий несчастных, прошедших сквозь адское пламя на полях сражений.

Открылась дверь, и в комнату устало вошел доктор Малькольм. Сурово глянув на Китти из-под мохнатых бровей, он коротко кивнул и подошел к столу. После краткого осмотра хирург решил:

– Поможет только ампутация. Китти, вы выдержите еще одну нынче вечером?

– Если надо, я готова, доктор Малькольм, – устало откликнулась Китти, думая о том, как ненавистен ей вид отсеченных конечностей.

Дверь опять приоткрылась, и на пороге показалась Юдит Гибсон. Она шепотом окликнула Китти:

– Вы бы не могли выйти на минуту? Это очень важно!

– Нет, не могу… у меня больной.

– Да ступайте же, Китти! – воскликнул хирург. – Я сам справлюсь. Отдохните хоть немного.

Китти медленно вышла из комнаты и оказалась в коридоре. Даже в царившем здесь полумраке было видно, каким нетерпением горят глаза маленькой сиделки.

– Китти, это невероятно, но он здесь! Я знаю, это точно он, ты именно таким мне его описала!

– Он? Кто это он? – По спине побежали ледяные мурашки. Натан? Он здесь?

Однако ответ Юдит совершенно ее ошарашил:

– Это твой отец, Китти, Джон Райт! Он там, на крыльце, и просит позвать тебя поскорее!

Она опрометью кинулась мимо переполненных ранеными палат, мимо покойницкой, где горы трупов ждали, пока их похоронят, и выбежала на крыльцо. Шагнув в холодную, дождливую ночь, Китти очутилась в его крепких объятиях, и знакомый хриплый голос зашептал:

– Китти, Китти, девочка моя, дорогая…

– Папа, это правда ты… – Обливаясь слезами, она прижалась к его груди. – Как… как тебе удалось меня отыскать? Разве это не опасно?

– Пойдем-ка со мной подальше от света. Поспеши, у меня нет времени. – И он повел ее прочь. Китти успела заметить, что Джон одет в штатское платье. С черной повязкой через глаз он ничем не отличался от ветерана, заплатившего дорогую цену за то, что война кончилась для него навсегда. А она любовалась и не могла насмотреться на самого дорогого в мире человека.

Оказалось, что Джон занимался разведкой по приказу самого Шермана.

– Мы подошли к самому дому, и я не смог не повидать тебя. Я так и думал, что найду тебя в госпитале, дочка. По крайней мере, молился, чтобы так оно и было. Не мог не повидать тебя напоследок!

– Напоследок? – нарочито небрежно рассмеялась она. – Папа, послушать тебя, так мы встречаемся в последний раз! Но ведь война вот-вот кончится, и ты сможешь вернуться домой и начать новую жизнь. Мы оба начнем все заново…

Он ласково прижал палец к ее губам, заставив замолчать.

– Тс-с-с, дочка. Ты не такая дурочка. И слышала вести с войны. Юг вот-вот падет. Он уже стоит на коленях. Солдаты от голода готовы глодать мясо с павших мулов, а эта тухлятина расползается, прежде чем ее успеют донести до рта! Люди раздеты, разуты. Да, дочка, конец уже близок, а генерал Шерман направился как раз на Голдсборо. Я разузнал все, что нужно, и должен вернуться к нему, но прежде хотел повидать тебя и пожелать счастья – коли не суждено встретиться вновь. Хочу сказать, что люблю тебя… и всегда любил.

– Папа, не надо! – Она потянулась к отцу и удивленно опустила взгляд, услышав тихое поскуливание. – Киллер! Папа, неужели он еще жив?!

– Жив-живехонек. – Несмотря на мрачное настроение, Джон не смог не улыбнуться. – Конфедератам ни за что не прикончить ни такого старика, как я, ни такого старого пса, как наш Киллер!

Но тут Джон снова стал серьезным и сжал в ладонях ее лицо, заставляя смотреть прямо:

– Скажи-ка, ты вышла замуж за Натана Коллинза? Ты его жена?

– Нет, папа. Я отыскала Натана, и он привез меня сюда перед самым началом боев за Атланту. Он в армии у генерала Джонстона. Меня он хотел оставить у себя дома, но я не смогла…

– Не важно, – прервал Джон. – Я должен спешить, здесь слишком опасно! Если меня опознают, то линчуют на месте. А теперь слушай внимательно. Когда войска Шермана вступят в город, ни шагу из этого госпиталя! Наши солдаты могут вести себя жестоко, но если станешь им помогать, то тебе не причинят зла. И к тому же я постараюсь оказаться рядом и позаботиться о тебе… – Многозначительно приподняв бровь, Джон тут же поправил сам себя: – Не я, а мы с Тревисом. Мы с Тревисом позаботимся, чтобы с тобой ничего не случилось.

– Тревис? – По всему телу прокатилась знакомая горячая волна. – Он еще жив?

– Жив-здоров, а как же. И все такой же отчаянный рубака – на пару с Сэмом Бачером…

– Я не желаю слышать про капитана Колтрейна, – перебила она. – После того… – Ее голос сломался. Нет, ей не хотелось признаваться даже собственному отцу, как жестоко обманул ее Тревис.

– Я все знаю, дочка.

– Что ты знаешь? – растерянно заморгала она. Да как такое могло случиться? Откуда ему известно?..

– Я знаю, что он любит тебя, а ты любишь его. Тебе довелось увидеть его с той женщиной только потому, что он хотел вынудить тебя уехать. Он верно прикинул, что ты после этого встанешь на дыбы и на всех парах помчишься в Ричмонд. Ведь там, куда нас послали, тебе не было места, дочка. А еще мне кажется, он хотел дать тебе лишний шанс повстречаться с Натаном и окончательно разобраться в своих отношениях с ним.

106
{"b":"12279","o":1}