ЛитМир - Электронная Библиотека

Действительно, подъехав поближе, девушка различила белоснежного жеребца, на котором обычно ездил Аарон Коллинз. С ним явились Орвилль Шоу и Дэвид Стоунер и еще двое – некий Вилльям Бранди и Пол Крич.

Все с недовольством посмотрели на нее, кроме Дэвида, который, всегда радуясь встрече с Китти, и на этот раз приветствовал ее учтивым кивком. По взгляду отца Китти поняла, что он предпочел бы, чтобы девушка проехала мимо, но она не послушалась и остановила лошадь неподалеку от незваных гостей.

– Я не собираюсь участвовать в войне, коли она начнется, – говорил Джон, опираясь на вилы. – Так что не тратьте время на уговоры.

Аарон Коллинз надменно посмотрел на Китти и, получив точно такой же взгляд в ответ, обратился вновь к Джону:

– Все, кто не примкнет к нам, будут считаться предателями!

– Ох, да перестань ты мутить воду, Аарон! – насмешливо фыркнул Джон. – Всем отлично известно, что Северную Каролину хотят втянуть в войну всеми правдами и неправдами такие, как ты. Не секрет, что есть достаточно людей, которым вовсе не хочется хвататься за ружье. То, что у тебя так много земли и денег куры не клюют, еще не значит, что все должны плясать под твою дудку. Уж я-то точно этого делать не буду!

Орвилль Шоу сплюнул табачную жвачку в каком-то дюйме от сапог Джона. Джон смерил его гневным взглядом, а Орвилль зарычал:

– Послушай, Райт, почему бы тебе просто не убраться подобру-поздорову с нашей земли на Север, прямо в объятия к своим драгоценным янки? Когда над нами засвистят ядра, никому не захочется греть на груди поганого предателя! Будь уверен, что я вовсе не дрожу за свою шкуру, но не желаю, чтобы ее продырявил со спины такой ублюдок, как ты. – И он снова сплюнул.

– Хватит молоть чепуху, Орвилль, – сердито потряс вилами Джон. – Я сказал ясно: в войне участвовать не хочу, но это вовсе не значит, что я должен оказаться предателем. Я просто не желаю марать в крови руки.

– А как насчет нее? – не унимался Орвилль, кивая в сторону подъехавшей вплотную Китти. – По-твоему, мы должны доверять и ей, особенно теперь, когда все черномазые как один молятся на нее, как на святую? Это ж надо – не дать выпороть воровку, которая к тому же принадлежит Аарону!

– Оставь ее в покое, Орвилль, – оборвал его Дэвид таким тоном, что все повернулись в его сторону.

– Ну уж нет, черта с два я ее оставлю! – злобно скривился Орвилль. – Из-за нее ни за что ни про что прогнали моего двоюродного брата Люка!

– Орвилль, я сказал: оставь ее в покое!

– Полагаю, мы и так потратили достаточно времени на разговоры, – вмешался Аарон Коллинз, выезжая вперед. – Ты, Райт, все же подумай над тем, что мы сказали. Когда начнется война и Северная Каролина выйдет из Союза и начнется набор в армию, мы будем тебя ждать.

– И не надейся, что все будет по-твоему, Аарон! – крикнул Джон вслед удалявшимся всадникам. – Никто не заставит меня идти против моих принципов, а уж они точно не вяжутся с вашей проклятой войной!

Его последние слова утонули в топоте копыт скакавших прочь лошадей.

– Что здесь случилось? – поинтересовалась Китти, соскочив с седла.

– Ох, да ты и так слышала достаточно, чтобы понять: им хочется, чтобы я вступил в их отряд. Ну и черт с ними. Просто Аарон Коллинз терпеть не может, если кто-то не желает перед ним пресмыкаться. Ему необходимо лишний раз доказать, какой он важный.

Закинув вилы на плечо, Джон направился в сарай.

– Я остаюсь в стороне от их войны. Я остаюсь вот здесь, на этой самой земле, чтобы возделывать ее, а не поливать кровью.

Китти посмотрела на оседающее на дороге облако пыли, а потом перевела взгляд на отца, шагавшего прочь с поникшими плечами.

Она с болью спрашивала себя: смогут ли они действительно ни во что не впутываться, если начнется война? Скорее всего, нет. Война беспощадна и вряд ли даст кому-то отсидеться в стороне.

Можно было лишь молиться и уповать на то, что кровопролитие не продлится долго.

Глава 6

Вот уже который день Китти приходилось пропускать свидание с Натаном из-за холодного зимнего ливня, сидя в мрачной гостиной своего дома и глядя в заплаканное окно. Стараясь убить время, она вязала Натану теплые носки в подарок на Рождество. Обычно в это время Лина спала днем, однако на случай, если ей взбредет в голову появиться в гостиной и завести очередную унылую беседу, Китти решила отправиться на сеновал и заниматься вязанием при свете лампы. Она накинула на плечи большую толстую шаль и тихо вышла.

До Рождества осталось всего пять дней, носки были почти готовы. Съежившись от холода, еле двигая замерзшими пальцами, Китти думала о Натане, с которым так хотела бы быть вместе. С каждым свиданием влюбленным становилось все труднее сдерживать бушевавшие в них чувства. Она вспомнила о последней встрече, в среду. Холод заставил их тесно прижаться друг к другу под одеялом, которое захватил с собой Натан. Вдруг Китти почувствовала, что его рука скользнула к ней под юбку, а губы прижались к ее губам в жгучем поцелуе…

Только в последний миг Китти опомнилась и оттолкнула его. Натан смущенно пробормотал:

– Черт, совсем забылся и едва не взял тебя силой, Китти. Но что делать, если я действительно безумно тебя хочу.

Ее щеки разгорелись при одном воспоминании об этих словах. О, она хотела его так же страстно, как и он ее, но нельзя было давать волю своим желаниям до свадьбы. Для нее немыслимо было поступить по-другому.

Внезапно дверь в сарай с шумом распахнулась. Выронив вязанье, Китти вскочила и попыталась задуть фитиль в лампе.

– Китти, дочка, ты здесь? – В сумерках на пороге неясно вырисовывалась фигура Джона Райта. – Я знаю, что ты здесь…

– Папа? – Китти торопливо двинулась к спуску с сеновала – уж слишком удрученным и возбужденным показался ей отцовский голос. – Что случилось? И откуда ты знаешь, где я прячусь?

– Я много о чем знаю, что творится вокруг, – раздраженно ответил он. – Но сейчас речь не об этом.

Ловко соскочив на землю, Китти с тревогой заглянула в лицо Джону, стараясь угадать, что могло его так расстроить. Наконец он промолвил, набрав побольше воздуха в грудь:

– Я только что вернулся из Голдсборо, где слышал последние новости. Южная Каролина вышла из Союза.

Вот оно. Началось. Какой штат окажется следующим? Северная Каролина? Она тут же спросила об этом отца, но он с сомнением покачал головой, обнял дочь за плечи, и они вышли из сарая навстречу ледяному ветру, направляясь в сторону дома.

– Город гудит, как потревоженный улей. Среди людей немало тех, кто настроен против войны. Я полагаю, это дело законников да Генеральной Ассамблеи – решать, что делать дальше. Будем уповать на то, что им хватит ума держаться в стороне от бойни.

Войдя в дом, они обнаружили, что кухня жарко натоплена и Лина готовит свежую уху.

– Ну что еще? – приветствовала она Китти с Джоном. – У вас обоих такой вид, как будто настал Судный день, а ваши имена забыли внести в Книгу Праведников!

– Очень похоже на то. – Джон опустился на свой стул. – Южная Каролина вышла из Союза. И это только начало.

– Слава тебе, Господи! – восторженно воскликнула Лина и, тыча в мужа половником и не замечая, что уха капает с него прямо на глиняный пол, добавила: – Надеюсь, Джон Райт, у тебя хватит ума поспешить к Аарону Коллинзу и сказать, что ты вступаешь в его отряд? Сейчас каждый мужчина на счету, и вряд ли тебя погладят по головке, если окажется, что ты не с ними.

Китти не спускала глаз с отца. Джон теребил густую бороду, что означало глубокую задумчивость.

– Ну чего ты еще ждешь? – снова взмахнула Лина половником. – Неужели тебе мало безобразного поведения Кэтрин в гостях у Аарона Коллинза и ты намерен еще больше опозорить нашу семью? Видно, ты только и мечтаешь об этом!

– Хватит, не желаю ничего больше слушать! – рявкнул Джон, гневно взглянув на жену из-под нависших бровей. – Решать буду я этот вопрос. У меня нет никакого желания участвовать в их дурацкой войне.

16
{"b":"12279","o":1}