ЛитМир - Электронная Библиотека

Три мили показались Китти бесконечными. Наконец она подъехала к дому Масгрейва и спешилась. На крыльце показался док с зажженной лампой в руках.

Не замечая холодного ветра, в одной ночной рубахе, он испуганно всматривался в лицо Китти, слушая ее историю, и теребил нервными пальцами то бороду, то усы. Седой док отличался живостью ума и подвижностью, и, как только понял, в чем дело, резко кивнул, сверкнув серыми глазами, и вернулся в дом. Буквально через минуту он снова вышел – уже полностью одетый, со своим неразлучным черным кожаным саквояжем.

– Скорее всего, его повезли на негритянское кладбище – то, что в излучине ручья, – пробормотал доктор, вскакивая на лошадь, сзади села Китти. – Чаще всего именно там находили их жертв.

Но почему-то Масгрейв направил лошадь в другую сторону, и Китти воскликнула, цепляясь за его плечо:

– Вы не туда едете! Кладбище по дороге к моему дому…

– Нам понадобится помощь! – выкрикнул он в ответ, поднимая лошадь в галоп. – На случай, если с ним еще не покончили. Я собираюсь позвать Дэвида Стоунера с отцом!

– Но ведь Дэвид в отряде Аарона Коллинза. – Китти с трудом удавалось кричать против ветра. – А почти все уверены, что верховодит ку-клукс-кланом именно он! Мне отец рассказывал!

– Можешь быть уверена, что у Дэвида нет ничего общего с ку-клукс-кланом!

Внезапно лошадь споткнулась, и на какой-то миг им показалось, Что падение неизбежно. Но животному удалось выровнять бег, хотя и пришлось потерять в скорости. Док предпочел не погонять, опасаясь, что следующее препятствие может оказаться роковым в такой тьме. Но вдруг он резко натянул поводья, и Китти, не успев спросить о причине задержки, тут же услышала приближающийся топот копыт.

– Кто там? – выкрикнул в темноту док.

– Аллен Стоунер и его сын Дэвид, – при звуках знакомого голоса Китти облегченно перевела дух. Всадники встретились, с трудом сдерживая разгоряченных лошадей. – Мы за вами, док! Дэвид только что признался, что ку-клукс-клан этой ночью будет охотиться на Джона Райта. Они устроили ловушку, чтобы застать его тогда, когда он будет помогать беглым рабам.

– Значит, это и правда была ловушка! – выкрикнула Китти, и только тут Стоунеры заметили ее за спиной у Масгрейва.

– Китти, мне так жаль!.. – горячо заговорил Дэвид, подъезжая вплотную. – Если бы я только смог, я бы обязательно предупредил тебя!

– Я видела, как его поволокли куда-то в глубь болот, – горестно проговорила Китти. – И я готова была броситься на них, но Джекоб не дал и заставил спрятаться. А потом я поспешила за помощью…

– Джекоб достоин всяческого уважения за то, что спрятал тебя, – веско вмешался Аллен Стоунер. – А теперь давайте поспешим на кладбище и посмотрим, не удастся ли положить конец этому безумию.

Развернув лошадей, они помчались вперед.

– У нас нет света, – с отчаянием воскликнул док, – разве тут найдешь кого-нибудь, когда ни зги не видно!

– Но если мы отложим поиски до утра, ему вообще может не понадобиться наша помощь, – невозмутимо возразил Аллен Стоунер.

– Хоть бы плохонький факел…

– Тс-с-с! Я что-то слышу!

Они резко остановили лошадей. И тогда стало слышно всем: низкий, стонущий звук, от которого у Китти все внутри похолодело. Она мигом соскочила на землю, едва не столкнув с седла дока.

– Вон там! – воскликнул кто-то. – О Господи, да помогите же его снять!

Мужчины кинулись бегом к стонавшему, задыхавшемуся сгустку тьмы, висевшему в воздухе. Вот раздался свист ножа, рассекающего веревку… мягкое падение тела, попавшего в подставленные руки… и булькающий кашель человека, жадно глотавшего воздух.

– Он жив?

– Да, жив. Разве не слышишь, как он дышит?

– Жив, да не очень.

– Док, сделайте что-нибудь…

Китти кусала нижнюю губу до тех пор, пока рот не наполнился горячей солоноватой кровью. Охваченная внезапной нерешительностью, на негнущихся от страха ногах она приблизилась к неясным фигурам мужчин, хлопотавших возле отца.

– Надо поскорее доставить его домой, чтобы я как следует осмотрел его и решил, что делать, – говорил Масгрейв. – А теперь потихоньку… вот так, поднимите его на лошадь. Накиньте одеяло. Эти грязные трусы били по голому телу!

Каждое движение лошади заставляло Джона стонать от боли. Голос его становился все слабее и слабее. Китти ехала позади Дэвида, обхватив его за пояс. Она спрятала лицо у него на спине и горько рыдала, моля Бога, чтобы отец выжил.

Супруга Масгрейва, Кейт, ждала их возвращения. Мужчины внесли Джона и положили на деревянный стол в передней комнате, ярко освещенной множеством ламп, – Масгрейв именовал ее своим кабинетом.

От одного вида растерзанной, истекающей кровью плоти Китти стало дурно. Дэвид выскочил за ней на крыльцо и обнял едва державшуюся на ногах девушку.

Джон был раздет донага и избит с головы до пят. Судя по всему, сыромятные бичи и завязанные узлами веревки раз за разом вонзались в тело, превращая его в невообразимое месиво из клочков кожи, мышц и сухожилий. Каждый дюйм его тела стал объектом бесноватой ярости куклуксклановцев.

– Китти, он плох, очень плох, – мрачно обратился к ней Масгрейв, как только девушка нашла в себе силы вернуться в комнату. – Он потерял много крови, да еще такое множество открытых ран… наверняка начнется лихорадка. Я воспользовался своим собственным бальзамом и наложил столько мази, сколько он сейчас в состоянии вытерпеть. Теперь остается только ждать до утра и надеяться на лучшее. – И он мягко добавил: – Мне очень жаль…

Кто-то поднес к губам Джона стакан с виски, и после нескольких глотков несчастный провалился в благословенное забытье. Это дало доку возможность наложить новую порцию бальзама.

– Он может не выдержать этой процедуры. Черт бы побрал проклятых убийц!

– Нет, я не думаю, что они хотели его убить, – возразил Дэвид, по-прежнему поддерживая за талию Китти. – Если бы это было так, Джона давно бы повесили – и дело с концом. Им выгоднее было оставить его полуживым как назидание рабам, а заодно остальным, имеющим неосторожность иметь собственное мнение.

– Пожалуй, – не мог не согласиться док. – Я слышал краем уха, что в связи с надвигающейся войной волнения среди рабов усилились и грозят превратиться в серьезную проблему. И уж они постарались показать, на что способны куклуксклановцы, эти никчемные сукины дети!

Китти внезапно всполошилась, словно вспомнила нечто важное, и набросилась с кулаками на Дэвида:

– Дэвид, а ведь ты знал! Ты знал, что они собрались сделать с отцом, и молчал, пока не стало слишком поздно! Ты такая же дрянь, как и остальные!

– Да нет же, Китти, до меня дошли лишь неясные слухи, – пытался оправдаться бледный Дэвид. – И я сразу сказал об этом отцу, и он решил, что надо это проверить.

Он протянул было к Китти руку, но девушка оттолкнула ее, а потом подскочила ближе и изо всех сил ударила его по щеке.

– Ты виновен не меньше, чем остальные! И я готова поспорить, что Натан тоже принимал в этом участие!

– Нет, я ничего об этом не знал… – Все растерянно обернулись к стоявшему на пороге Натану с мрачно пылавшими глазами и гневно сжатыми губами. – Я ничего не знал, пока тот вой, что подняли рабы, не всполошил весь дом.

Он нерешительно подошел к столу, на котором распластался бесчувственный Джон. Тихонько чертыхнувшись, Коллинз машинально запустил нервно дрожавшие пальцы в светлую шевелюру. А потом, потрясенно глядя на Китти, развел беспомощно руки:

– Пока я успел одеться и добежать до бараков, ку-клукс-клан покончил с Вилли – повесил его. И Дженни они избили так, что, говорят, она не доживет до рассвета. И никто не знает, что сделали с ребенком.

У Китти подогнулись колени, и Дэвид снова заботливо подхватил ее. При виде этого Натан помрачнел еще больше.

– Я услышал, как рабы шептались про какого-то белого, которого повесили за помощь Дженни и Вилли, – продолжала он, – и без труда догадался, о ком идет речь. По дороге к дому Джона я заметил, что у дока светятся окна и лошади привязаны во дворе…

20
{"b":"12279","o":1}