ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мисс Китти, я явился сюда, чтобы выразить свою скорбь о случившемся. Известие об ужасных истязаниях, которым подвергся ваш отец от рук ку-клукс-клана, облетело все графство. Печально, что подобное могло случиться в наших краях. Могу я чем-то быть полезен?

– О, вы так добры… – разохалась Лина.

Но Китти тут же прервала материнские излияния:

– Аарон Коллинз, неужто вы считаете меня настолько глупой, чтобы поверить в вашу скорбь? Ведь это вашим рабам мой отец хотел помочь бежать!

– Но ведь не хотите же вы сказать, что я имею к этому какое-то отношение?

– Я знаю одно: мой отец вот-вот умрет от ран, нанесенных ему кровожадными убийцами! – гневно выкрикнула девушка. – И я знаю, что все в округе именно вас считают главарем ку-клукс-клана! И у вас еще хватает наглости явиться сюда и изображать сочувствие?! – Ее буквально трясло от ярости, и Натан поспешил обнять ее плечи.

– Поверьте же мне, – невозмутимо возразил Аарон, – я был дома и спал как ни в чем не бывало, пока вопли рабов не разбудили весь дом. Пока мы с Натаном добежали до бараков, Вилли уже погиб, а Дженни была забита почти до смерти. – И, понизив голос, он добавил: – Она умерла рано утром. А ребенка отыскать так и не удалось.

Китти охнула и резко отвернулась, не желая плакать у него на глазах.

Подавив подступившие к горлу рыдания, она процедила сквозь стиснутые зубы:

– Остается предположить, что вы отправили своих людей вдогонку за ку-клукс-кланом и, как только узнали, что дело дошло до убийства, постарались дать всем понять, как удручены происшедшим.

– Мои люди всю ночь занимались поисками рабов, – заверил Аарон. – Ибо кому, как не мне, следовало ловить беглецов!

Из комнаты донесся громкий стон, и Китти заявила:

– Мне надо идти к отцу. – С этими словами она повернулась и вошла в комнату, где лежал Джон, и плотно прикрыла за собой дверь.

Док был уже там, с новой порцией лауданума, которой надеялся снять боль. Приподняв голову Джона одной рукой, другой он вливал в рот больному густую темную жидкость. Джон проглотил лекарство, и док опустил его голову на подушку.

– Папа, ты слышишь меня? – дрожащим голосом спрашивала Китти. – Мы с тобой здесь, у дока, и он вылечит тебя. Ты снова станешь здоров!

– …хотели прикончить меня… – прошептал Джон так тихо, что пришлось наклониться к его рассеченным опухшим губам, чтобы разобрать едва слышные слова. – …я уже был почти без сознания, а они все продолжали… бить…

– Джон, успокойся, – уверенно промолвил док. – Побереги лучше свои силы. Тебе и так пришлось несладко…

– …намерен их всех убить… – донеслось из почерневших губ. – Да простит меня Всевышний…

– Хватит, папа, замолчи! – зарыдала Китти, не в силах вынести подобную муку.

Док влил еще одну ложку лауданума, а Джон застонал:

– …мой пес… Киллер…

– Он жив, папа, – торопливо заверила Китти, смутно припомнив, что говорил про старого гончака Джекоб во время их краткой встречи, когда она вернулась домой за Линой. – Джекоб заботится о нем и говорит, что он поправится.

Джон закрыл глаза, вздохнул и стал совершенно неподвижен. Девушка вопросительно глянула на Масгрейва, и тот кивнул:

– Он заснул. Лауданум погрузит его в сон на несколько часов, а больше всего ему нужен отдых. Только так он может вернуться к жизни, детка, – если отдохнет и восстановит силы после того, как заживут раны. Нам следует проследить, чтобы они не загноились, так что будь начеку. Ну а теперь почему бы Натану не отвезти тебя домой, чтобы ты тоже немного поспала? Не забывай, что ты всю ночь не сомкнула глаз. Ты тоже должна беречь свои силы, они тебе еще пригодятся. А еще я бы хотел, чтобы ты увезла с собой мать. У всех голова болит от ее бесконечных причитаний.

Китти кивнула. Правда, она не собиралась оставаться дома и отдыхать. Она вернется, как только увезет отсюда Лину.

Выйдя на крыльцо, она застала сцену трогательного прощания матери с Аароном Коллинзом. Затем к нему подошел Натан и стал о чем-то вполголоса говорить. Интересно, о чем это они толковали?.. Но уже в следующий миг перед ней возникла Лина, которая пропела, восхищенно сияя:

– Кэтрин, он не имеет к случившемуся ни малейшего отношения, и глубокое сочувствие побудило изменить его отношение к тебе. Впредь он не станет возражать против ухаживаний Натана.

– Ох, мама, неужели ты еще и об этом завела речь? – ужаснулась Китти.

– А как же! – Лина оставалась непоколебимой. – Ты моя родная дочь, и я просто обязана думать о твоем будущем. Я по-прежнему не теряю надежды, что вы с Натаном поженитесь. Пройдет время, и ты оценишь мои старания!

– Мама, я прошу тебя об одном – не вмешиваться в мою жизнь и предоставить мне самой ее устраивать. – Китти внезапно почувствовала неимоверную усталость. – Послушай, мы с тобой сейчас отправимся домой. Док дал папе лекарство, чтобы он проспал как можно дольше. И тебе вовсе ни к чему торчать здесь и путаться у всех под ногами. Уже утро – скоро к доку начнут приходить больные, ты будешь мешать…

– Но кое-кто станет удивляться, почему меня нет у одра моего супруга… – чопорно поджала губы Лина.

– Все поймут, что тебе тоже иногда необходим отдых, а кроме того, соседи захотят навестить нас после всего случившегося.

– Правильно, – возбужденно сверкнула глазами Лина. – И чтобы принять их как следует, надо обязательно подать на стол кофе и пирог. Пожалуй, мне пора возвращаться и ставить тесто!

Китти со вздохом покачала головой. Только ее мать могла додуматься печь пирог по такому поводу. Они вышли на крыльцо, и Китти подозвала Натана:

– Я хочу отвезти мать домой, а потом вернуться, чтобы сидеть с папой. Когда начнут приходить больные, Кейт придется помогать доку вести прием.

Не успел фургон остановиться во дворе, как Лина поспешила в дом, а Натан с Китти – в коровник, проведать Киллера. Старый пес лежал в дальнем углу на охапке соломы, а рядом сидел безутешный Джекоб.

– Он поправится, – заверил их негр. – Конечно, рана на затылке еще долго не заживет, ну да уж я позабочусь о Киллере. Вы так и передайте массе Джону, слово в слово – он ведь очень любит свою собаку…

Китти отвечала, что отец уже очнулся и спрашивал про пса, и Джекоб, кивая, с чувством сказал:

– Мисс Китти, я буду молиться о здоровье вашего отца. Не такой он человек, чтобы просто взять и умереть. Он нам очень нужен…

– Да, Джекоб, нам будет плохо без него, и Господь не допустит его смерти… – Глотая горькие слезы, она позволила Натану вывести себя во двор, где стоял его жеребец.

Коллинз вскочил в седло, а потом усадил Китти.

– Мне необходимо переодеться, – пробормотала она, – но я хочу как можно скорее вернуться к отцу.

– Ты и так прекрасно выглядишь, Китти, – заверил Натан, посылая коня легким аллюром. – Я вернусь сюда еще раз и захвачу для тебя свежее платье. Таким образом ты избавишься от необходимости встречаться с матерью в ближайшее время.

– Какое облегчение! – Она почти засмеялась. Несмотря на холодный воздух, день выдался чудесный.

Поля все еще покрывал тонкий слой изморози, и хрупкие льдинки поблескивали в придорожных канавах. Китти невольно вздрогнула под резким порывом ветра, и Натан заставил жеребца скакать быстрее.

Вот показалось русло ручья и поворот на негритянское кладбище, и Китти внезапно вцепилась в Натана и воскликнула:

– Натан, поверни скорее туда, к кладбищу! Давай осмотрим там все – может быть, остались какие-то следы?

– Ох, Китти, разве так уж необходимо…

– Ну, пожалуйста! Иначе я сама спрыгну с коня и пойду пешком!

Отлично зная, что она так и сделает, Коллинз натянул поводья и заставил жеребца свернуть на заросшую тропинку. Им пришлось пригнуться под широко раскинувшимися ветками кустов, закрывавшими дорогу, по которой почти никто не ездил – лишь изредка рабы проносили по ней своих покойников в простых неструганых гробах, а то и просто в саванах.

Наконец они достигли кладбища. У Китти по спине побежали мурашки при виде грубых, растрескавшихся, кое-как сколоченных крестов, поставленных рабами на могилах своих собратьев. Под некоторыми крестами земля осела. Невольно поморщившись, девушка разглядела торчавшие в одном из таких провалов полусгнившие обломки досок и… белесые кости.

22
{"b":"12279","o":1}