ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты славная девочка. – Док легонько обнял ее и вышел.

В эту минуту на улице поднялся страшный гвалт, сопровождаемый беспорядочной стрельбой в воздух и возобновившимися с утроенной силой звуками «Дикси». Все это сильно походило на всеобщее безумие.

Приказчик, обогнув Натана и Китти, которые смотрели друг на друга взглядами, полными ярости и упрямства, выскочил на середину магазина.

– Они получили телеграмму! Пришла телеграмма из Чарлстона! – Повизгивая от восторга, он принялся выделывать какие-то странные па, размахивая руками. – Конфедераты пошли вперед! Янки сдались! Форт Самтер сдался!

Шум на улице усиливался, люди обнимались и плясали, непрерывно палили в воздух из винтовок и револьверов. Мужчины с воинственным кличем бросали в воздух шляпы, а оркестр снова и снова играл «Дикси». В довершение всеобщего ликования из депо донеслись пронзительные свистки паровоза.

– Насколько я понял, – произнес наконец Натан, тщательно выбирая слова, – нам здесь больше нечего делать. Может, выйдем и присоединимся к остальным?

Глава 10

Джон Райт утратил всякую связь с внешним миром, и теперь Китти могла узнавать о дальнейшем ходе событий и приближающейся войне лишь от случайных прохожих. Вот уже две недели как Натан привез ее из города, не сказав ни слова на прощание – оба были слишком злы друг на друга. «Это не имеет значения, – в тысячный раз повторяла девушка, бросая бобы в свежевспаханную землю. – Натан просто не любит меня и поэтому не желает принимать такой, какая я есть».

– Я – это я! – промолвила она вслух, чем удивила Джекоба, мотыжившего землю в нескольких футах впереди.

– Вы что-то сказали, мисс Китти?

– Нет, Джекоб. – Она на миг выпрямилась, чтобы вытереть пот со лба и дать отдых уставшему телу. – Я просто разговариваю сама с собой. Наверное, это от долгой работы под жарким солнцем. Не обращай на меня внимания.

– …куча работы, и все впустую… да это никому не интересно… – бурчал старик, с ожесточением вонзая мотыгу в глинистую почву. – Стоит гнуть спину и сажать бобы для проклятых янки…

Несмотря на усталость, Китти не удержалась от смеха – уж очень забавно оттопыривал толстые губы Джекоб, совершенно уверенный в правоте своих слов.

– Ох, Джекоб, и как только тебе такое в голову пришло! Кого ни спроси – все скажут, что война будет недолгой. И янки ни за что не зайдут так далеко на Юг. Их быстро вытеснят на Север, и нам вряд ли придется услышать хоть один выстрел!

– Неправда! – резко обернулся Джекоб, в запальчивости взмахнув мотыгой прямо перед Китти. – Уж мы с вашим отцом столько говорили об этом до его болезни! И он мне объяснил, какую глупость совершат южане, если развяжут эту войну, а уж она-то не пощадит всю нашу землю и никого, кто на ней живет!

Китти обернулась и посмотрела в сторону дома, где на крыльце сидел отец со своим старым псом и смотрел куда-то невидящим взглядом. «Что осталось от этого человека? Одна пустая оболочка», – с горечью подумала девушка.

– Смотрите-ка, док, – промолвил Джекоб, указывая на подъезжавшего к ним Масгрейва. Честно говоря, Китти сейчас не очень хотелось сопровождать дока к какому-нибудь пациенту. Прежде следовало покончить с севом, а ведь Лина скорее умрет, чем выйдет работать в поле. Впрочем, в последнее время она вообще почти ничем не занималась и лишь тянула потихоньку виски из бутылки, полагая, что Китти это неизвестно.

Поздоровавшись, доктор соскочил с лошади:

– Я приехал, чтобы рассказать вам последние новости. Президент Линкольн прислал нашему губернатору приказ объявить мобилизацию в Северной Каролине.

– О Господи, только не это! – вырвалось у Китти, беспомощно заломившей руки и обратившей к доку недоверчивый взгляд. – Вы хотите сказать, что президент Линкольн приказал нам формировать отряды для армии янки?!

Доктор утвердительно кивнул и продолжил:

– Губернатор телеграфировал в ответ, что не будет набирать войска в Северной Каролине. Говорят, Линкольн потребовал выставить два полных полка – что-то около 75 тысяч человек. А еще говорят, что он намерен вскоре положить конец так называемому «мятежу» на Юге. – И доктор презрительно фыркнул.

– А что было потом? – Китти понимала, что это только начало.

– Ну, в тот же день губернатор Эллис приказал добровольцам занять форты Касвелл, Джонстон и Мейкон. А еще, насколько мне известно, он направил военные подразделения для охраны арсенала в Фейетвилле и даже Федерального Монетного Двора в Шарлотте.

– И все это не к добру, верно?

– Ну, если ты против войны – то да, но что до меня, то я постарался подготовиться к ней и считаю, что раз ее не избежать, то пусть начинается и кончается поскорее, чтобы мы смогли вновь вернуться к прежней, мирной жизни.

– Док, как по-вашему, скоро мы начнем воевать?

– Детка, да ведь, по сути, мы уже воюем! Взяли форт Самтер. По всему штату молодые люди записываются в ополчение. Виргиния вышла из Союза дней десять назад…

– Ох, только не это… – Сокрушенно качая головой, Китти старалась смириться с полной утратой веры в чудо, в то, что войны все-таки удастся избежать. Ну что ж, по крайней мере, это положит конец мучительно затянувшейся неопределенности последних месяцев. – Док, ну почему бы вам не заглянуть сюда пораньше? Я была занята посевом и не смогла выбраться в город, а к нам, сами видите, почти никто не заходит из-за отца и вообще… – И она горестно умолкла, взглянув на неподвижную фигуру Джона, сидящего на крыльце.

– Вы думаете, он когда-нибудь поправится? – спросила Китти.

– Кто же может знать наверняка, детка? – откликнулся док. – Врач лечит тело – не дух. Нам дано видеть лишь телесные раны. И только Джону, бандитам из ку-клукс-клана да самому Всевышнему известно, через какие муки прошел твой отец в ту ночь.

Смахнув невольные слезы, которые что-то слишком легко стали появляться на глазах после размолвки с Натаном, Китти поинтересовалась:

– Док, вы, случайно, не видели Натана? Он тоже пошел добровольцем?

– Он на учениях с «Уэйнским добровольческим». Конечно, наготове, как и все остальные. Аарон Коллинз вооружил весь отряд самыми новыми винтовками Энфилда. Они бьют без промаха на восемь сотен футов, а кое-кто утверждает, что и еще дальше. Просто чудо какое-то. Со штыком такая винтовка весит не более девяти фунтов. А еще Коллинз заказал для добровольцев превосходные мундиры и отличные сапоги… – Однако было ясно, что Китти не волнуют подобные мелочи. – Да тебе хочется знать только про Натана, верно? – добродушно спросил Масгрейв, на что девушка молча кивнула, и старик вздохнул. – Ну, он тоскует. Я слышал это от многих. Он любит тебя, Китти. Поверь, ведь вы оба появились на свет с моей помощью – и у меня такое чувство, будто я знал о вашей любви задолго до вас самих. Однако вы оба упрямы, особенно в отношении того, что положено и чего не положено делать женщинам. И пока вы не научитесь уступать друг другу, вам не бывать вместе.

– Ну, сейчас-то вообще не время переживать из-за этого, правда? – Натянутая улыбка Китти могла обмануть кого угодно, но не дока. – Я полагаю, что лучше всего постараться как следует подготовиться к войне.

– Ты уже сказала Лине, что будешь работать у меня?

– Нет, я сообщу ей об этом в последний момент. Она наотрез отказывается ухаживать за папой. Твердит, что он похож на привидение, и это ее пугает. Но если я уйду, ей все равно придется за ним присматривать. И как мне ни тяжело оставлять отца на ее попечение – ведь теперь она пьет все больше и больше и считает, что никто этого не замечает, – но я поступаю так, потому что знаю, отец бы одобрил мое решение. – Щеки Китти слегка порозовели. Глаза горели решимостью. Она заглянула Масгрейву в глаза и добавила: – Вы только дайте знать, когда я понадоблюсь. Я буду наготове.

Глава 11

Это был понедельник, 20 мая 1861 года. Китти только что закончила стирку и теперь развешивала белье под жарким солнцем.

25
{"b":"12279","o":1}