ЛитМир - Электронная Библиотека

– Но мы все равно вышвырнем их прочь, – сердито заверял Марк Джентри. – Нашей армией теперь командует генерал Форрест – да, именно Форрест, так его зовут, и он еще кое-что покажет этим янки. Проклятые ублюдки…

– Не стоит тебе так ругаться, – высунулась из распахнутого окна Люсиль Джентри. – Пусть Всевышний наказывает янки и посылает им возмездие. Не твое это дело проклинать их.

– Оно верно, – с тяжким вздохом согласился старик. И передохнув несколько минут, снова завел речь о войне, только ругался уже шепотом.

Наступило первое мая, когда Китти сказал Дэвиду, что вполне готова ехать. Он как раз собирался с Марком в ближайший городишко за покупками и лишь молча нахмурился, когда Китти попросила его приобрести кое-что в дорогу.

Вернувшись в тот же день вечером, Дэвид буквально ворвался в хижину и закричал:

– Китти, забудь о своем желании ехать! Все катится к чертям в тартарары…

– Дэвид, – возмущенно перебила его Люсиль, щипавшая за столом цыпленка, – я бы попросила следить за своим языком! В моем доме я не потерплю грубых слов.

– Неправда, сейчас настало самое время для грубых слов! – загремел Марк: его душила ярость, а доброе морщинистое лицо побурело от прилившей крови. – Ты только послушай, о чем мы узнали в магазине!

– Янки ворвались в Виргинию и направляются к Ричмонду, – возбужденно блестя глазами, обращенными на Китти, затараторил Дэвид. – Нам ничего не остается, как отсиживаться здесь и уповать на то, что отсюда нас никто не выкурит. Попытайся только сунуться теперь в Ричмонд, как ты собиралась, тебя тут же захватят в плен, если не пристрелят на месте! Коль нам дорога жизнь, придется переждать здесь.

– Дэвид, ты что же, ничего не понял? – воскликнула Китти, в отчаянии заломив руки. – Ведь именно поэтому я так спешила к Натану, к нашей армии! Я знала, что генерал Джозеф Хукер пойдет маршем на Ричмонд! Я подслушала, как об этом Тревису рассказал Розенкранц. Я стояла тогда под дверью. Но ты не желал меня слушать – и вот, пожалуйста, мы опоздали!

Она опрометью выскочила вон и рухнула ничком в цветущие барвинки. Бедняжка обливалась горючими слезами, проклиная все на свете: себя – за слабость и немощь, Дэвида – за равнодушие.

Услышав чьи-то шаги, Китти обернулась и увидела Дэвида.

– Тебя волнует только твоя собственная жизнь, Дэвид!

– Возможно, – отвечал он тихо, чуть ли не виновато. – Однако я забочусь еще об одном человеке – о тебе, Китти! Мне казалось, что ты успела это заметить раньше и могла бы понять, что и сейчас я стараюсь оградить тебя от смертельной опасности.

Он уселся рядом, и Китти изумленно посмотрела ему в лицо:

– Так, значит, ты с самого начала не собирался везти меня к Натану, верно? Ты просто… просто искал место, чтобы осесть и зарыться поглубже. И вот ты наткнулся на Джентри, которые потеряли двоих сыновей и с радостью приняли нас, вообразив, что ты их сын, получивший увечье и вернувшийся с войны… О, ты прекрасно все рассчитал и воспользовался этим, Дэвид! – Действительно, как она раньше не раскусила его замыслы?! Поток обвинений лился рекой, и смущенный Дэвид не смел взглянуть ей в глаза. – Ты не мог вернуться со мной домой, потому что там ждет жена! И решил отсидеться здесь и сделать вид, что на свете нет и не было ни войны, ни твоей жены, ни Натана – никого и ничего!

Китти била дрожь от горького сознания того, какую новую ловушку уготовила ей судьба. Наконец Стоунер отважился поднять полные слез глаза и виновато промолвил:

– Китти, я всю жизнь любил тебя одну. Натан не достоин твоей любви. И никогда не был достоин. К тому же ты не представляешь, каким он стал, а я знаю его слишком хорошо. Он оказался откровенным трусом, прикрывающимся офицерским мундиром и способным ради собственной славы послать на смерть других людей. Я не хотел, чтобы ты увидела это своими глазами, как не хотел и потерять тебя. Поверь, мы все могли бы жить здесь вполне счастливо. Я рассказал Джентри все, что с нами было, и они хотели бы, чтобы мы остались.

– Ты сошел с ума! – выкрикнула Китти, в ужасе отшатнувшись от Дэвида. Война явно помутила его рассудок.

Она поспешила вернуться в хижину, за ней следом бежал Дэвид и кричал, словно рассерженный ребенок:

– Ты хоть понимаешь, куда тебя несет?! Кругом война! И единственный шанс уцелеть – это сидеть здесь, ни во что не вмешиваясь! Говорят, у Хукера не меньше ста тысяч солдат, и все это полчище движется к Ричмонду! Янки вот-вот победят, а Натан с остальными дураками погибнут ни за что!

Китти ничего не отвечала и за весь вечер не проронила ни единого слова ни с Дэвидом, ни со стариками. Пошептавшись, что со временем она утихомирится, они оставили ее в покое. А когда все улеглись спать, Китти незаметно выскользнула из дома. Как ни тяжело было ей расставаться с Дэвидом и стариками Джентри, поверившими было, что Господь ниспослал им молодую чету взамен погибших сыновей, она отважно двинулась в путь.

Китти направлялась на восток, в Виргинию, где рас-ьтала найти с Божьей помощью войска конфедератов, счастью, местные жители были сердобольны и не дали девушке погибнуть от голода. К концу пятого дня ей повезло – она догнала отряд солдат в потрепанных серых мундирах. Ее появление было как нельзя кстати, так как после боя многие были ранены. Те, кто еще мог держаться на ногах, отправились искать полк, связь с которым была потеряна. Китти приставили к привычной работе в госпитальном фургоне. Единственный имевшийся у них врач умер от лихорадки.

Устав до безумия, потеряв счет времени, Китти с удивлением услышала, как утром кто-то из верховых крикнул, что обоз подъезжает к Ричмонду.

– К Ричмонду? – удивленно переспросила она. – А я-то думала, что Ричмонд давно пал!

– Хукеру здорово надрали задницу! – брызжа слюной от восторга, воскликнул один из конфедератов. – Генерал Ли вышвырнул его, как котенка!

Повсюду царило ликование. Китти умирала от желания узнать подробности и поспешила выбраться из фургона. Весь обоз задержал движение, чтобы послушать последние новости с поля боя.

Рассказывали, что Хукер разместил более семидесяти тысяч человек вокруг местечка Канселлорсвилль, расположенного на перекрестке дорог примерно в десяти милях от левого фланга армии южан. Его группировка была окружена генералом Ли и отрезана от связи с остальными войсками. Хукер растерялся.

Вот тут-то генерал Ли ударил по северянам одновременно с трех сторон, преподав отличный урок военной стратегии и тактики. Следом за ним удар по северянам нанес Каменный Джексон, обратив в бегство целую армию. Янки побежали кто куда.

Несколько дней продолжались ожесточенные кровопролитные стычки в разных местах на всем расстоянии от Канселлорсвилля до Фредериксберга, довершался разгром федеральных войск. Правда, они попытались было удерживать перекресток дорог, но вскоре поняли, что ничего не выйдет, и Хукер отвел остатки своей армии за Раппаханнок.

– Это ж надо, – радостно восклицал кто-то, – армия в два раза меньше числом разгромила наголову старого болвана! Не будет больше хвастаться, что возьмет наш Ричмонд!

Повсюду цвели улыбки. Да, несомненно, Канселлорсвилль был самой блистательной победой генерала Ли. Но уже в следующий миг ликование сменилось скорбью от полученной печальной новости.

– Погиб Каменный Джексон! – повторяли солдаты. По иронии судьбы легендарный полководец был случайно застрелен своими же солдатами в стычке двух патрулей!

Обоз продолжил движение к Ричмонду, где Китти встретил учтивый офицер, рассыпавшийся в любезностях и уверениях, что такая опытная медсестра, как мисс Райт, несомненно, будет нарасхват в госпитальных палатках.

– И мне не терпится поскорее заняться делом, – честно призналась Китти, – вот только мне необходимо немного передохнуть, сэр. Не помню, когда в последний раз спала.

И действительно, бедняжка едва держалась на ногах.

– Это верно, сэр, – вмешался возница. – Несколько дней она от наших раненых ни на шаг не отходила! Я и сам времени счет потерял. А ее мы подобрали по дороге.

71
{"b":"12279","o":1}