ЛитМир - Электронная Библиотека

Кроме того, Китти слышала, что такие прославленные, увитые лаврами генералы, как Стюарт, Борегард и Морган, всегда считаются самыми почетными гостями и пользуются бешеным успехом у дам. И она с некоторой долей ревности подумала, что и ее Натан вполне мог так же вскружить не одну прелестную головку. Он ведь такой красавец, и обаятельный к тому же. Ни одна леди не устоит перед ним!

Однако Китти совершенно не интересовалась всеми этими танцами, шарадами, лото, театрами, концертами, приемами и зваными обедами. Мери пыталась объяснить это тем, что девушка слишком замкнута и после всего пережитого находится в подавленном состоянии.

Ну как она может помышлять о поисках жениха и стараться быть принятой в свете, когда сердце ее разбито? Энди теперь скитается невесть где и сражается на стороне янки. Дэвид Стоунер, чей здравый рассудок вызывает серьезные опасения, застрял в Теннесси. Неизвестно, что с ее матерью и отцом. И надо всем этим довлела тоска по Натану, каким-то невообразимым способом переплетавшаяся с виной в гибели Тревиса. Китти постоянно приходилось твердить себе, что нельзя копаться в прошлом. Самое важное – настоящее: работа в госпитале, помощь больным и раненым. Ей следует думать только о войне и о будущем. Ибо прошлое наверняка постепенно сведет ее с ума.

Так прошло около недели. И вот явился капитан Калпеппер с приглашением познакомиться с генералом Ли.

– Вы такая испуганная! – смеялся капитан, глядя, как она изумленно распахнула глаза и растерянно замигала.

– Наверное, это от неожиданности – я и надеяться не смела, что он действительно снизойдет до моих нужд! В конце концов, я самая заурядная гражданская личность, а на плечах у генерала Ли лежит вся тяжесть войны с Севером!

– Плохо же вы его знаете, если полагаете, что в вас он видит «самую заурядную гражданскую личность», – с нотой почтения заверил капитан. – Он удивительный человек. Он неустанно заботится о нуждах всех своих подчиненных. Когда я рассказал генералу, как вы помогали заботиться о наших раненых и то немногое, что мне известно о ваших страданиях в плену у янки, он тут же решил, что по меньшей мере обязан побеседовать с вами лично про майора, которого вы хотели бы разыскать.

Итак, утром следующего дня Китти в специальном экипаже довезли до ставки генерала Ли Она с немалым удивлением обнаружила, что он живет в простой армейской палатке.

– Генерал сознательно не воспользовался гостеприимством семей конфедератов, – пояснил Калпеппер – Он хочет оставаться максимально доступным для своих подчиненных. И заметьте: нет никакой необходимости в каких-то специальных ограждениях или часовых вокруг палаток, занимаемых штабом. То уважение, которое питают к нашему генералу солдаты, создает хоть и невидимую, но гораздо более надежную охрану.

Ричмонд является сердцем всей Конфедерации, а кроме того, тыловой базой для армии Ли: сюда сходилось несколько железных дорог, а до западного побережья можно было добраться по каналу. Равным образом город считался и медицинским центром, способным единовременно обслужить до двадцати тысяч раненых и больных. А за годы войны здесь сложилась уникальная система военного производства: на нескольких частных и государственных предприятиях изготовляли оружие, амуницию и прочие необходимые для армии вещи.

Проезжая по городу в карете, Китти с любопытством разглядывала дома: одни радовали глаз, тогда как другие пришли в явный упадок – верное свидетельство того, что хозяин ушел на войну. То и дело попадались военные склады или особняки, занятые для правительственных нужд, а на улицах царила невообразимая сутолока. Китти чувствовала невольное волнение – через несколько минут ей предстояло встретиться со славным генералом Ли.

Казалось, что палаточные городки тянутся на многие мили по всем направлениям. Солдатам не было никакого дела до дамы в экипаже. Многие жены приезжали в лагеря навестить своих супругов даже из самых отдаленных мест, если только была возможность воспользоваться железной дорогой. Да и юные горожанки, бывало, набирались отваги и являлись на свидание со своими женихами без сопровождения дуэньи.

Кстати, форма солдат довольно сильно изменилась по сравнению с первыми месяцами войны, когда конфедераты носили кепи с козырьками и расшитые галунами мундиры, напоминая европейских королевских гвардейцев. Теперь же большинство щеголяли отделанными кожей широкополыми шляпами и серыми или же темно-коричневыми френчами. Пришитые на френч пуговицы носили герб штата. К примеру, ее возница был из Джорджии. А на тяжелых ременных пряжках было выгравировано «CSA».[12]

Большинство френчей были не суконными, а хлопчатобумажными – у кого с воротником, у кого – без. Жилетов не носил никто. Поношенные, а часто и заплатанные сзади брюки могли быть выкрашены в любой цвет, отличный от цвета френча.

Однако сердце Китти болезненно сжалось при взгляде на их обувь, являвшуюся живым доказательством того, как отчаянно не хватает амуниции армии конфедератов. Ибо никак нельзя было назвать обувью жалкие обноски, едва прикрывавшие ступни. Подумать только: многие солдаты вынуждены носить деревянные сабо!

Возница остановил экипаж возле входа в просторную палатку, над которой гордо реял в легком июньском ветерке флаг Конфедерации. Ловко соскочив наземь, он подхватил Китти за талию и помог ей спуститься. Мери настояла на покупке нового наряда специально по случаю визита к генералу Ли: бледно-голубой туалет из органди, с высоким вышитым воротником. Китти снабдили также подходящим по цвету зонтиком. С непривычки воротник казался ей слишком тугим, зонтик только мешал, и вообще Китти казалось, что вид у нее самый дурацкий.

Она все еще глазела на повседневную жизнь военного лагеря, когда полог палатки распахнулся и на пороге появился коренастый мужчина с редкими седыми волосами и небольшой русой бородой, тоже тронутой сединой. Однако больше всего в его облике приковывало к себе внимание выражение глаз, удивительно теплое и доброжелательное.

– Мисс Райт. – Он слегка поклонился и прикоснулся губами к ее трепетным, затянутым в перчатку пальцам. И хотя Китти раздражал принятый среди мужчин обычай целовать женщине руку, она не могла не почувствовать благоговейного трепета при встрече с этим человеком. В голове смятенно пронеслось, что это ей стоило бы целовать его руки, смиренно опустившись на колени!

– Для меня огромная честь, – пробормотала она, тогда как хозяин палатки посторонился, пропуская даму вперед.

Обстановка поражала своей скудостью: жесткая узкая койка, несколько простых стульев да огромный стол, заваленный картами и еще какими-то бумагами. Только простой кувшин с водой на низеньком прикроватном столике и небольшая дровяная печка придавали комнате сколько-нибудь обжитой вид. Но Китти тут же поправила себя – никакая это не комната, а военная походная палатка, предназначенная не для развлечений, а для составления планов военных кампаний и операций.

Ли жестом пригласил гостью присесть и сам пристроился рядом на лавке. Он долго откашливался, а потом пояснил:

– Боюсь, это последствия воспаления гортани, которое я перенес в марте. Врачи говорят, что оно дало ревматические осложнения. – И он извинительно улыбнулся, упираясь руками в колени: – Итак, могу я пригласить вас на ленч? Правда, вряд ли я смогу предложить вам что-то кроме капусты, кукурузного хлеба да сливок. От тяжелой пищи мне пришлось отказаться по нездоровью.

Китти вежливо отказалась, чувствуя себя слишком взвинченной для того, чтобы вообще думать о еде, однако приняла чашечку горячего чая, принесенную ординарцем. Ли некоторое время молча разглядывал ее, погрузившись в раздумья, и сказал:

– Капитан Калпеппер ввел меня в курс ваших злоключений, мисс Райт, и рассказал о том, как сначала вас держал в плену изменник-южанин, а потом ему на смену явился кавалерист из армии Союза. Также мне доложили, что вы разыскиваете майора Натана Коллинза, с которым были помолвлены.

вернуться

12

CSA – сокращенное от английского «Конфедерация Штатов Америки»

73
{"b":"12279","o":1}