ЛитМир - Электронная Библиотека

Но вот поезд преодолел горный перевал и сполз на равнинные просторы восточных графств Северной Каролины, и Китти наконец-то почувствовала, что приближается к дому. На сколько хватало глаз, зеленели высокие стройные сосны с густым подлеском у корней. Там и сям виднелись незамысловатые крестьянские дома, по большей части покинутые обитателями, опасавшимися возможного вторжения с Севера.

Прямо напротив Китти и Натана сидел лысый мужчина, уткнувшись носом в газету. Натан, которому уже наскучило путешествовать в гробовом молчании, спросил его:

– Сэр, я вижу у вас выпуск «Ралей стандарт». Что там пишут о войне?

– Газета развернула целую кампанию за скорейшее окончание войны, – охотно откликнулся незнакомец. – Ее возглавляет издатель газеты, некто Холден, который твердит, что война должна быть немедленно прекращена любой ценой.

– Любой ценой? – помрачнел Натан.

– По всей Северной Каролине идут мирные митинги, – кивнул мужчина, – и говорят, что дезертирство приняло катастрофические масштабы. Кстати, вы ничего не слышали про беспорядки в западной части штата?

– Нет, – покачал головой Натан, весьма многозначительно покосившись на Китти, прежде чем продолжать разговор. – До сих пор я находился в Ричмонде, где, увы, был слишком занят иными проблемами и не имел возможности интересоваться состоянием дел на войне.

– Ну так вот, нечто вроде гражданской войны началось между разными частями конфедератов. Ужасно, просто ужасно, – кудахтал сосед. – В газете пишут, что они даже организованы в две армии: армия дезертиров против армии партизан. А кроме того, там орудуют шайки федералов, которые просто грабят и тащат все, что попадется под руку. – Тут его внимание переключилось на Китти: – Между прочим, вам должно быть известно, что вы направляетесь в самую неспокойную часть штата. Враги постоянно совершают там набеги, мародерствуют и вытворяют бог знает что с попавшими в их руки женщинами. Вы бы лучше вовремя одумались и вернулись назад в Ричмонд.

– У меня в Голдсборо семья, – твердо заявила Китти. – И нет никого в Ричмонде.

– А вы слышали про банду «Буффало»? – разливался сосед. – Их там что-то около дюжины – дезертиры армии янки, скрывающиеся в лесных болотах. Говорят, они давно свили там себе гнездо, на родине их всех приговорили к линчеванию, так что им некуда деваться.

– Не исключено, – с брезгливой гримасой заявил Китти Натан, – что среди них ты найдешь и своего отца.

– Навряд ли, – парировала она. – Он никогда не изменит армии Союза. Скорее погибнет.

– Верный предатель, – протяжно пропел Натан. – Ах, как благородно!

Не желая продолжать разговор в присутствии посторонних, Китти прикусила губу до крови.

А сосед по вагону уставился на них с жадным любопытством.

– Это правда, леди? – спросил он, весь подавшись вперед. – Вы родом из Северной Каролины? А ваш отец воюет за янки? Ну что за удивительный народ проживает в ваших краях! А вы едете в этом поезде, в обществе такого симпатичного офицера Конфедерации! – Кивнув на большую золотую звезду на мундире Натана, он добавил: – Насколько я понимаю, вы носите чин майора, сэр?

Китти неохотно развернулась, посмотрела на незнакомца так, что тот испуганно отшатнулся, и промолвила ледяным тоном:

– Потрудитесь не совать нос в чужие дела!

– Кэтрин! – с упреком воскликнул Натан.

– Ас тобой, Натан, я вообще не желаю иметь ничего общего. – Она вскочила, подобрала юбки и торопливо перебралась в другой конец вагона.

Через некоторое время они прибыли на вокзал в Голдсборо и Китти поспешила выскочить на перрон первой. Здесь она остановилась, жадно вглядываясь в толпу в надежде увидеть знакомое лицо.

– Кэтрин, куда, по-твоему, ты собралась? – Немедленно возникший рядом Натан уверенно схватил ее за локоть.

– Убери руки, Натан!

– Я спросил, куда ты собралась?

– Черт побери, это не твое дело!

Не привыкший к подобным грубостям из уст дамы-южанки и смешавшийся оттого, что на них стали обращать внимание, Натан выпустил ее локоть и подался назад.

Китти направилась к негру, стоявшему возле фургона.

– У меня нет при себе денег, чтобы заплатить, – как можно более вежливо заговорила она, – но все же я прошу отвезти меня домой. Возможно, ты даже знаешь, где я живу. Меня зовут Китти Райт. Моего отца – Джон Райт, а мать – Лина Райт.

Глаза простодушного малого распахивались все шире и шире после каждого ее слова, и он отступал от Китти все дальше, как будто чего-то боялся.

На вопрос, что с ним такое, он отчаянно затряс головой:

– Нет, мисси, не просите, не повезу я вас туда. Не надо вам туда ездить!

– Да чего ты боишься? – рассердилась Китти.

Следовавший по пятам Натан важно кивнул чернокожему:

– Я майор Натан Коллинз. Знаешь мою семью?

– Да, сэр…

– Может, отвезешь меня в наше имение? Оно совсем рядом с домом мисс Райт. Ты можешь высадить ее по дороге.

– Сэр, не могу я никак вас отвезти! Фургон-то ведь не мой. Наш хозяин – масса Картер. Он там, в гостинице. И велел ждать его.

Натан лишь вздохнул, развернулся на каблуках и пошел через улицу в гостиницу. Вскоре он вернулся с известием, что заплатил мистеру Картеру за использование фургона и получил разрешение доехать на нем до дома. Он небрежно бросил, обернувшись к Китти:

– Можешь проехаться со мной или пройтись пешком, как желаешь. Ты исчерпала мое терпение, Кэтрин, и мне действительно все равно, что ты станешь делать.

Она позволила подсадить себя в фургон. Здравый смысл говорил, что в данный момент прежде всего следовало добраться до дома, а не торчать столбом посреди Голдсборо без гроша в кармане.

Знакомая дорога быстро привела их к дому Энди Шоу.

– Его сожгли! – всполошилась Китти. – Его сожгли дотла! – Она уставилась на обугленные остатки, не веря своим глазам: – Что же случилось? Разве здесь побывали янки?

– Нет, мэм, – буркнул негр, старательно глядя только вперед. – В нашей округе пожгли еще много домов – тех, кого считают прихвостнями янки. Прошел слух, что масса Шоу пошаливает вместе с Люком Тейтом, вот его дом и спалили.

– А что же с его женой и детьми?

Возница ничего не ответил. Натан хотел было взять ее за руку, но Китти отшатнулась. Со вздохом он сообщил, что мать писала ему, как однажды ночью горожане собрались и сожгли дома всех соседей, заподозренных в симпатиях к Союзу.

– Мама писала также, что семья Шоу перебралась куда-то в центральную часть штата, где у миссис Шоу есть родня. Они не пострадали.

– И за то слава Богу, – откликнулась Китти. – Женщина не может держать ответ за поступки своего мужа.

И тут, когда фургон завернул в заросли густых кустов, она в волнении замерла – сейчас должна была показаться их ферма. И в ту же секунду в голове Китти с быстротой молнии пронеслась мысль:

«А что же с нашим домом?! Если они сожгли Шоу…» И тут же перед ее глазами предстал ответ – груда почерневших от огня развалин на месте старой фермы.

– Поэтому я и не хотел вас сюда везти, – бормотал старый негр. – Ваш-то дом спалили самым первым…

Китти схватила его за плечо и заставила натянуть вожжи, чтобы остановить фургон. Натан не пытался ее удерживать. Она спустилась на землю и, как сомнамбула, побрела вперед, к тому страшному, черному, что было когда-то ее родным домом. Поджигатели не пощадили ничего. Выжгли даже поля и лес, вплоть до самого болота. Ничего, ничего у нее не осталось.

– Почему… почему ты молчал, Натан? – Глаза нестерпимо жгли горькие слезы. Она физически ощущала накативший вал отчаяния и одиночества, затопивший измученную душу. – Зачем ты так стремился притащить меня домой?! Чтобы показать вот это?!

– Чтобы ты своими глазами смогла убедиться, что прошлому нет возврата, Кэтрин. – Она не сопротивлялась, когда Коллинз положил руки на ее плечи, развернул лицом к себе и заговорил ласково, утешительно: – Ты должна была своими глазами увидеть, как обошлась война со всеми нами. Я искренне сожалею о том, что наделал и наговорил. Но тебе необходимо было вернуться сюда и посмотреть, как выходки твоего отца уничтожили ту жизнь, которая, как тебе казалось, все еще у тебя остается. Но ее давно нет. Она закончилась. И тебе некуда деваться, и придется заново пересмотреть всю свою жизнь. И когда кончится война, когда мы наконец победим, вот тогда мы сможем пожениться. – Он подумал и продолжил: – Мне придется немедленно вернуться в Ричмонд за новым назначением. Но прежде мы вместе отправимся домой – там ты сможешь дождаться окончания войны. О тебе есть кому позаботиться.

83
{"b":"12279","o":1}