ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хорошо, будь по-твоему, – хрипло пробормотал он.

Он раскрыл объятия, и Делия, вскрикнув от радости, кинулась ему на шею. Через минуту, сорвав с себя одежду, они оказались в постели, тела их сплелись в жаркой судороге желания. Но даже слившись воедино, каждый из них видел перед собой лицо Брианы.

Глава 19

Вернувшись на ранчо, Бриана узнала, что Колт забрал свои вещи и перебрался в дом, где обычно жили пастухи.

На следующее утро она подкараулила у конюшни возвращавшегося домой Бранча и поинтересовалась, не слышно ли в округе о новых случаях бешенства. Бриана не могла прямо спросить о Колте, а так у нее был хоть и небольшой, но шанс что-то услышать о нем.

Бранч радостно сообщил, что, похоже, все закончилось в Дестри-Бьют.

– Теперь, – важно заявил он, – когда мы выжгли этот проклятый каньон дотла, есть надежда, что эта зараза дальше не пойдет. Похоже, все началось именно там, ведь мы потом обнаружили чуть ли не пятьдесят скелетов после пожара. Пришлось, правда, застрелить двух койотов, рысь и… – Он внезапно замолчал и удивленно посмотрел на нее:

– А что, Колт разве не рассказывал вам? Нам пришлось взять с собой чуть ли не сотню наших людей, чтобы проделать эту работу.

– Я не видела Колта с того дня, как он перебрался к ковбоям, – криво улыбнулась Бриана.

Скрестив могучие руки на груди, Бранч пристально воззрился на смущенную девушку.

– Поругались? Я так и подумал, – задумчиво проговорил он. – То-то он хвастался в тот день, когда вы так ловко подстрелили койота. А на следующее утро выглядел как побитая собака.

Не подумайте только, что я сую нос не в свое дело, – смущенно добавил Бранч, – но поверьте мне, мисс Дани, жизнь и без того слишком коротка, чтобы еще тратить ее на глупые ссоры.

Бриана уже повернулась, чтобы уйти, но он окликнул ее.

Она неохотно обернулась.

– Может, я могу как-то помочь? Конечно, я ни слова не сказал Колту, но, по правде говоря, выглядит он неважно. Даже после смерти мисс Боуден он так не убивался.

От отвращения к самой себе Бриана содрогнулась. Боже мой, как он, наверное, страдает!

– Нет, – торопливо пробормотала она, – вряд ли вы что-нибудь сможете изменить. С этим нам придется разбираться самим.

– Почему бы вам не вернуться во Францию? – внезапно грубовато спросил он, и Бриана опешила от удивления – раньше Бранч никогда бы не позволил себе такой бестактности. – Прошу прощения, мисс Дани, но ведь кому-то же следовало спросить об этом! Вы здесь несчастны, он переживает, и, может быть, для всех было бы лучше, если бы вы расстались!

Бриана молчала. Что могла она ответить на это?!

Прошла почти неделя, а Бриане так и не удалось провести в постели Колта еще одну ночь. Он вообще не появлялся в доме, да и на ранчо бывал редко, а как-то раз, когда она издалека заметила его высокую фигуру и направилась к нему, резко повернулся спиной и поспешил прочь.

Конечно, это не осталось незамеченным. Ковбои, слуги в доме – все обсуждали их размолвку, ломая голову, какая кошка пробежала между молодым хозяином и мисс Дани. Чем же это закончится, переживали все, ведь ранчо принадлежит им поровну?

В субботу вечером, почувствовав усталость, Бриана рано отправилась к себе. Она была уверена, что Колт вряд ли когда-нибудь в будущем вообще заговорит с ней. Сегодня, как раз перед закатом, она попыталась еще раз увидеть Колта и даже попросила одного из ковбоев позвать его, И как же ей было стыдно, когда тот быстро вернулся и, смущенно глядя в сторону, промямлил, что хозяин страшно занят и вряд ли скоро освободится. Чувствуя, как от унижения вот-вот из глаз брызнут слезы, Бриана круто повернулась и побежала к дому.

Она потушила лампу и, выглянув в окно, заметила Колта и с ним еще шестерых всадников, которые галопом выехали за ворота и поскакали по направлению к городу, как Обычно, отдохнуть и повеселиться в конце недели. И тогда в ярости и отчаянии Бриана принялась срывать с себя одежду, глотая слезы и надеясь только на то, что скоро заснет и хотя бы на время ее отпустит страшная боль, которая терзала ее сердце.

Погруженная в свое горе, Бриана даже не заметила, как мягко приоткрылась дверь ее спальни и так же бесшумно закрылась. Жесткая тяжелая ладонь закрыла ей рот.

– Успокойся, малышка, это я.

Дирк Холлистер! Страх Брианы немедленно растворился в приступе бешеного гнева, и, как только Дирк отпустил ее, она тут же бросилась на него, как разъяренная фурия.

– Что тебе здесь надо?! Как ты посмел пробраться в мою комнату?!

– Наш хозяин немного недоволен тем, что ты не торопишься выполнить его приказ. Поэтому он и послал меня за тобой. Он хочет, чтобы ты поехала со мной в город. Сейчас.

– Это еще зачем? – смутилась Бриана.

– Перестань задавать глупые вопросы! – грубо оборвал ее Дирк. – Послушай лучше, что я скажу. Мы обо всем позаботимся. Тебе снимут номер в гостинице. И хочешь узнать, что будет дальше? Ты случайно столкнешься со своим братцем, когда он, совершенно пьяный, будет возвращаться из салуна и ввалится в твою комнату.

Видишь ли, красавица, – с усмешкой продолжал ковбой, – Ладида пригласила в город кое-кого из своих бывших подружек, чтобы было кому позаботиться о ребятах Колта. Он останется один. Все бармены – ее прежние знакомые, и уж они постараются, чтобы ему сегодня дали что покрепче! Как тебе нравится наш план? – Он мерзко ухмыльнулся.

Бриана молча смотрела на него, презирая себя в эту минуту не меньше, чем его. Как низко она пала!

Отвратительная ухмылка на его лице сменилась злобной гримасой. Дирк терпеть не мог, когда женщина смотрела на него так, будто он по крайней мере год не мылся. А эта маленькая шлюха даже сморщилась, словно от него воняло. Он шагнул вперед, чтобы увидеть в лунном свете ее лицо. Эх, преподать бы ей хороший урок, но Мейсон строго-настрого запретил даже пальцем прикасаться к ней! Сейчас она спит с Колтрейном, потом достанется Мейсону, а потом придет и его черед. Во всяком случае, так пообещал сам Мейсон.

Дирк только удивлялся, на черта она сдалась Мейсону, особенно теперь, когда он обзавелся этой дикой кошкой, Делией. Интересно, чем она так приворожила его, ломал голову Дирк, ведь последние дни Гевин выглядит так, словно ему все мало. Самому Дирку пока что приходилось довольствоваться Ладидой – правда, временами ему бывало как-то не по себе.

Она была какая-то странная – а уж темперамент! Дирк даже поежился. Ее даже хорошенькой трудно было назвать, а уж о теле ее и говорить нечего, особенно в сравнении с тем, что он видел сейчас перед своими глазами. Да, признаться, со стороны Мейсона это свинство, запретить даже подержаться за девочку!

Дирк не выдержал и, запустив корявые пальцы в шелковистые волосы Брианы, с силой потянул ее голову вниз. Повалив беспомощную девушку на кровать, он уселся поверх, почти оседлав ее.

– Мейсон убьет тебя, – с трудом прохрипела Бриана.

Он нагло ухмыльнулся:

– А я скажу, что пришлось тебя немного успокоить. Теперь слушай меня, и если вздумаешь пожаловаться…

В этот момент в комнату, завизжав от ярости, ворвалась Ладида.

Как бешеная дикая кошка, набросилась она на Дирка, кусаясь и царапая ему лицо острыми ногтями. Отбросив в сторону почти бесчувственную Бриану, тот попытался оторвать женщину от себя.

– Ты с ума сошла, дура?! Успокойся немедленно, или я тебе кости переломаю! – Он сгреб в охапку девушку и скрутил ей руки за спиной.

– Я люблю тебя, – всхлипнула Ладида, и слезы градом хлынули у нее из глаз. – Я не хочу делить тебя с ней!

Низкий чувственный смех вырвался из горла Дирка, и он крепко обнял Ладиду:

– Послушай, девочка, да разве я смогу променять тебя на эту ледышку?! Ну-ка, пойдем, покажешь, как ты хочешь меня!

У нас еще есть время.

Холлистер повернулся к Бриане и бросил:

– Одевайся и жди меня во дворе. Как только я ублажу эту маленькую злючку, отвезу тебя в город.

56
{"b":"12280","o":1}