ЛитМир - Электронная Библиотека

Ладида пылко поцеловала Дирка, и он сжал ее в объятиях.

Дрожа от только что пережитого унижения, Бриана надела первое попавшееся платье и выбежала из комнаты. Она бросилась вниз по лестнице, стараясь не слышать летевших ей вслед сладострастных стонов.

Одна мысль жгла ей мозг – когда же закончится этот кошмар?

Было уже около полуночи, когда они с Холлистером въехали в Силвер-Бьют. Через несколько кварталов Ладида соскочила с лошади и поспешила в салун, Бриана догадалась, что там, должно быть, ее приятельницы развлекают сейчас Колта и его людей.

Дирк привез ее в гостиницу, и они вместе поднялись в номер, где Гевин нетерпеливо метался из угла в угол.

– Где вас носит, черт побери?! Вы давным-давно должны были приехать! – в бешенстве закричал он.

Кое-как объяснив Бриане свой замысел, Мейсон отвел девушку в комнату, которую снял для нее накануне. А через несколько минут пришел Холлистер, чтобы отвести ее в салун, где уже несколько часов подряд пил Колт.

Остановившись неподалеку от салуна, Бриана, вся дрожа, ждала Холлистера, который пошел разузнать, как обстоят дела.

Он скоро вернулся и похвастался, что Колта удалось напоить так, что он даже не узнал подсевшего к нему Дирка.

– Бармен собирается выкинуть Колтрейна вон, чтобы он протрезвел на свежем воздухе. А его ребята забыли обо всем и развлекаются со шлюхами Ладиды. Ты знаешь, а Колт совсем плох. Бармен говорит, никогда его таким не видел.

Крепко схватив Бриану за руку, он поволок ее по темной улочке к бару. Остановившись напротив двери, девушка расширившимися от ужаса глазами уставилась на неясную темную фигуру, неподвижно лежавшую возле столба. Бриана узнала Колта.

– Давай, – прошептал Дирк, – попытайся поднять его и отвести в гостиницу. Я буду рядом, чтобы в случае чего помочь тебе. Впрочем, надеюсь, это не понадобится. Ты и сама справишься.

Ноги не слушались Бриану. Она с трудом подошла К неподвижному Колту и склонилась над ним:

– Колт! Это я. Тебе нельзя оставаться тут. Пойдем, я отведу тебя.

Услышав ее голос, он попытался было приподнять голову, но она опять упала на грудь.

– Уходи, – невнятно пробормотал он, – убирайся прочь, ты мне не нужна.

– Пойдем же, – с трудом пытаясь оторвать от земли тяжелое тело, проговорила Бриана. – Мы должны уйти отсюда как можно скорее.

Замотав головой, он попытался было приподняться, но тут же рухнул на колени. Наконец с ее помощью Колту кое-как удалось встать на ноги. Он ничего не соображал и не противился, когда Бриана повела его к гостинице. Медленно, думая только о том, как бы не споткнуться и не упасть под тяжестью почти бесчувственного Колта, она с трудом довела его до дверей и потом почти пронесла на себе через коридор до своей комнаты. Он не пытался протестовать да и вряд ли вообще понимал, что с ним происходит.

Добравшись наконец до кровати, Бриана как можно осторожнее уложила Колта в постель. То и дело смахивая с ресниц слезы, застилающие глаза, она принялась освобождать от одежды беспомощное тело.

И вот он снова лежит перед ней в своей великолепной наготе, как неделю назад.

Бриана легла рядом с Колтом, положив голову ему на плечо и чувствуя под рукой рельефно выступающие мышцы груди. Она пролежала так до утра, прислушиваясь к его дыханию и ударам сердца.

Чуть забрезжил рассвет, когда кто-то осторожно постучал в дверь. Бриана приподнялась и широко распахнутыми глазами уставилась на дверь, стараясь кое-как прикрыться одеялом.

На пороге стоял Гевин. Глаза его сузились и потемнели, когда он увидел на постели два обнаженных тела. Бриана еще успела заметить, как подлая ухмылка искривила его губы, и в ужасе зажмурилась.

– О Боже, не могу поверить!

Бриана изумленно вздернула брови при звуках истошного вопля, который вырвался из горла Гевина.

– Дани, – хрипло выдавил он, – скажи мне, что это не так! О, Дани, как ты могла!

И Бриана не поверила своим ушам, услышав искренние, горестные рыдания Гевина. Он замолотил кулаками по воздуху, не прекращая душераздирающих стонов:

– Нет! Этого не может быть!

Колт пошевелился и, проснувшись, растерянно заморгал глазами. Он слышал, как кто-то кричит совсем рядом, но не мог понять, в чем дело.

Внезапно Гевин, будто потеряв рассудок, набросился на него и вцепился в горло:

– Животное! Это же твоя сестра!

Крик оборвался, когда Колт, придя в себя, отшвырнул Мейсона к двери, будто тряпку. Попытавшись встать, он помотал головой и обвел мутным взглядом комнату. Перед глазами стоял туман.

Вдруг взгляд Колта, полный мучительного недоумения, остановился на обнаженной Бриане. Колтрейн обхватил руками голову и глухо застонал.

– Я убью тебя! – Гевин вскочил на ноги, потрясая кулаками. Посмотрев на Бриану, он сурово приказал:

– Уходи отсюда, Дани! Отправляйся в мою комнату и жди меня там.

Немедленно!

Ей ничего не оставалось делать, как послушаться. Бриана быстро натянула платье, втайне надеясь, что Гевин не разглядывает ее, и побежала к двери.

Ее поразило, как тихо вдруг стало в комнате. Мужчины молчали. Колт был раздавлен, а Гевин грозно возвышался над ним с видом палача. Уже стоя у дверей, Бриана замешкалась.

Страшно было оставить Колта в таком отчаянии. Казалось, перед ней сломленный, тяжелобольной человек.

Гевин сразу же догадался, что творится в ее душе.

– Нет, Дани. – И он твердо указал ей на дверь. – Немедленно уходи!

Несчастная девушка бросила на Колта последний взгляд.

«Он действительно последний, – подумала она, – вряд ли мы еще встретимся». Ее сердце плакало кровавыми слезами. «Ты никогда не сможешь простить меня, я знаю, но молю Бога, чтобы ты когда-нибудь узнал, что у меня не было выхода. Не было выхода… А я так любила тебя!» – пронеслось у Брианы в голове, и она стремглав выбежала из комнаты.

– Когда в городе узнают, что за мерзость ты сотворил, Колтрейн, – заговорил Гевин, – тебя забросают грязью и проклянут навеки. Сначала ты погубил дочь Боудена, а теперь искалечил жизнь собственной сестры. А может, они решат вздернуть тебя? А, Колтрейн? Да и кто осудит их?!

«Твой отец убил моего, – мстительно подумал он про себя. – Ты заслужил это».

Колт молчал. Он ничего не пытался объяснить.

– Видеть тебя не могу! – крикнул Гевин и бросился вон из комнаты, с грохотом захлопнув за собой дверь.

Колт остался один. Теперь его удел – одиночество. Теперь он изгой, вынужденный до конца своих дней терпеть самого себя.

Глава 20

Колт чувствовал, как голова раскалывается от боли, несмотря на владевшее им странное оцепенение. Как это могло случиться? Он помнил, что напился как свинья в салуне, потому что за этим и пришел туда. Только виски, затуманив мозги, могло хоть на время заставить его забыть Дани.

Но вместо того чтобы забыться, он оказался с ней во второй раз. Как, черт возьми?!

Колт никак не мог отчетливо вспомнить, что же произошло накануне вечером. В салуне появилась стайка щебечущих девушек, которые подсели к его людям. Те, похоже, были в восторге.

Ему же хотелось побыть одному, и очень скоро он перебрался в дальний конец зала, где царил полумрак. Кто-то все время приносил ему выпивку, и Колт опрокидывал рюмку за рюмкой.

А потом все было как во сне. Он оказался на улице. Рядом появилась Дани, и Колт помнил, как просил ее уйти. Все было как в ночных кошмарах, преследовавших его с той самой страшной ночи в его жизни, о которой он не забудет до последнего вздоха.

Но в этих снах Дани всегда оставляла его одного, стоило лишь попросить об этом. В этот раз она не ушла. Сон перестал быть сном.

Забрав из конюшни лошадь, Колт с трудом сел верхом и выехал из города. Заметив вдалеке небольшой скалистый выступ, он направился к нему, надеясь, что сверху сможет отыскать знакомый ручеек. Там он наконец сможет собраться с мыслями.

Колт ни минуты не сомневался, что Гевин не замедлит предать гласности случившееся этой ночью. Таков уж этот негодяй. Ему нет дела до того, что репутация Дани погибнет, а жизнь будет разбита. Его не остановит и то, что будет опозорена вся семья Колтрейнов. Слава Богу, подумал Колт, хоть родителей сейчас нет дома. Конечно, рано или поздно, они все узнают, но по крайней мере будут хотя бы избавлены от первой, самой страшной, волны сплетен.

57
{"b":"12280","o":1}