ЛитМир - Электронная Библиотека

Укрывая Джулию одеялом, Флойд поведал ее матери о нападении Харки, старательно выбирая выражения.

— Со мной все в порядке, мама, — выговорила Джулия, поражаясь внезапно охватившему ее спокойствию. — Он не успел совершить задуманное. Офицеры появились как раз вовремя.

Мать порывисто обняла Джулию:

— Но скажи, как ты оказалась на палубе? Я думала, ты давно в постели…

Джулия устало покачала головой, не поднимаясь с подушки.

— Сейчас это уже не имеет значения. Все кончено, и я не хочу об этом вспоминать.

Закрыв глаза, она старалась не слушать рассказ мистера Джастиса о том, что произошло. Он упомянул, что Шед Харки теперь закован в кандалы.

— Неизвестно, как поступите ним капитан. Мистер Гаррис утверждает, что Харки ждет виселица.

Об этом Джулии тоже не хотелось думать. Какая досада, что все получилось именно так! Почему Шед Харки заявил, что это она соблазнила его? Потому что она не отвернулась в ужасе и омерзении, впервые увидев его уродливое лицо? Должно быть, этот человек лишился рассудка. Напрасно она вышла на палубу. Происходящее поначалу казалось ей таким приятным и безобидным — тихая ночь, прекрасная музыка…

В дверь негромко постучали. Отворив ее, Флойд пробормотал:

— А, Дженкинс, это ты…

Открыв глаза, Джулия увидела, что на пороге стоит взъерошенный матрос, смущенно объясняя, что его прислал первый помощник Гаррис.

— Капитан хочет знать, не пострадала ли мисс Маршалл?

— Со мной все в порядке, — устало отозвалась Джулия, желая только одного: чтобы все ушли и оставили ее в покое. — Если не считать нескольких синяков и царапин, я не пострадала, и было бы лучше, если бы вы все позволили мне отдохнуть.

Воцарилось неловкое молчание. Наконец матрос виновато проговорил, что капитан желает убедиться в этом. Джулия закрыла глаза, чувствуя, как все взгляды устремились на нее, а открыв их вновь, обнаружила, что над ней склонился слегка покрасневший Флойд.

— Боюсь, Дженкинсу придется осмотреть вас, мисс Маршалл. Когда-то он был врачом…

— Был врачом? — эхом повторила Джулия. — Мистер Джастис, я не понимаю вас.

— Он бежал из города, где прежде практиковал, из-за злоупотребления спиртным, — поспешно объяснил Флойд. — Один из его пациентов умер потому, что во хмелю Дженкинс перепутал лекарства. Капитан обращается к нему в тех случаях, когда нам требуется врач. Не беспокойтесь, он опытный и сведущий медик — конечно, когда он трезв. Он не участвовал в сегодняшней попойке. А сейчас позвольте ему осмотреть вас. Разумеется, ваша матушка может присутствовать при осмотре.

Стиснув зубы, Джулия согласилась на врачебный осмотр. Превозмогая подступающую ярость, она утешалась тем, что после этого все наверняка оставят ее в покое.

Осмотр оказался донельзя унизительной процедурой, но, по крайней мере, Дженкинс действовал быстро. Ему понадобилось не более нескольких минут. Покончив со своим делом, Дженкинс объявил, что мисс Маршалл и впрямь не пострадала: на ее теле нет ни кровоточащих ран, ни следов серьезных ушибов. Она отделалась лишь синяками.

— Я же говорила, что он ничего не успел, — раздраженно выговорила Джулия. — Ну теперь вы позволите мне отдохнуть?

— Я попрошу мистера Джастиса прислать вам немного бренди, чтобы успокоить нервы, — пробормотал врач, покидая каюту.

Мать помогла Джулии снять разодранное платье, упрекая ее за непослушание.

— Надеюсь, ты усвоила этот урок, дорогая. Радуйся, что все кончилось благополучно.

Эдсел Гаррис принес бутылку бренди и заставил Джулию сделать несколько глотков.

— Капитан всерьез обеспокоен, и я должен сообщить ему, что с вами действительно все в порядке.

— Он обеспокоен! — пренебрежительно фыркнула Джулия. — И, тем не менее, он прислал сюда вас. Видимо, беспокойство для него — не повод для личного визита. Он предпочел услуги.

Ее веки отяжелели, от бренди ее вскоре начало клонить в сон. Джулия закрыла глаза, слыша, как постепенно затихают, словно отдаляясь, голоса матери и Эдсела. Наконец ее окружила тишина, и Джулия погрузилась в блаженное забвение.

Она проснулась словно от толчка.

Серовато-розовый свет, проникающий в иллюминатор, подсказал ей, что ночь кончается, а на востоке восходит солнце. Джулия не могла понять, что разбудило ее. Напрягая зрение, она села и огляделась, замирая от предчувствия.

Ей не сразу удалось разглядеть человека, прислонившегося к столу. Испуганно ахнув, Джулия подтянула одеяло повыше, к самому подбородку, и спросила, с трудом сдерживая рвущийся из груди вопль ужаса:

— Кто здесь?

Звучный низкий голос ответил:

— Я решил доказать свою обеспокоенность, лично нанеся вам визит. Если я не ошибаюсь, вы высказали сомнения в моих чувствах в присутствии моего первого помощника, не постеснявшись назвать его лакеем. — В голосе проскользнула насмешка.

Лицо раннего гостя оставалось в тени, однако по его силуэту Джулия поняла, что капитан — крупный мужчина. Мысленно она представляла себе капитана желчным, сгорбленным стариком, пылающим ненавистью ко всему миру. Но сильный, мужественный голос, который наполнял каюту, никак не мог принадлежать старику.

Положив повыше подушки и оперевшись на них, Джулия глубоко вздохнула, втайне поклявшись не выдать испуг.

— Едва ли полночь можно назвать подходящим временем для визитов, капитан.

— Уже светает, мисс Маршалл. Жизнь на моем корабле начинается с рассветом. Разумеется, вы об этом и не подозреваете — ведь вы привыкли спать чуть ли не до полудня.

— Откуда вам известны мои привычки? — Джулия не упустила случая съязвить: — Вы же безвылазно сидите в своем убежище.

Капитан рассмеялся:

— Мне известно все, что происходит на корабле. Кроме того, я знаю своих матросов, особенно Харки. Полагаю, теперь вы поняли, почему я запретил вам появляться на палубе?

Каюту быстро наполнял свет, небо за иллюминатором приобретало розоватый оттенок неспелого арбуза. Джулия видела, что, капитан стоит, скрестив руки на груди и слегка расставив ноги. На его лицо по-прежнему падала тень.

— Ладно, не будем об этом. Вы лично нанесли мне визит. Позвольте поблагодарить вас за заботу. Как видите, со мной все хорошо. — Немного помолчав, Джулия спросила, как капитан намерен поступить с Шедом Харки.

Он откликнулся насмешливым тоном, приводящим Джулию в ярость:

— А как бы поступили с ним вы? Ведь он напал на вас, а не на меня.

Вспыхнув, Джулия выпалила:

— Право, не знаю!.. Ведь он был пьян, и хотя я сердита на него, я не желаю ему смерти. Мистер Джастис сказал, что на сей раз его наверняка ждет виселица. За прежний проступок вы изуродовали ему лицо.

— Я свято верю в то, что человек должен учиться на своих ошибках. После сурового наказания он редко повторяет их. Но Шед Харки — подонок, который вряд ли чему-нибудь научится, сколько бы раз его ни подвергали порке. Вчера ночью он мог бы без колебаний убить вас. Он убивал и раньше, еще до того как попал на мой корабль. Многие из моих матросов виновны в гнусных преступлениях, однако я караю их не за прошлые, а за нынешние проступки. — Помолчав, капитан мрачно добавил: — По-моему, я слишком долго терпел выходки Харки.

— Значит, вы повесите его?

— Придется, иначе он станет дурным примером для остальных матросов. Они решат, что правила можно нарушать безнаказанно. Теперь вы понимаете, что у меня нет выбора?

Мысли Джулии путались. Она и вправду злилась на Шеда, не желала видеть его. Но знать, что из-за нее погиб человек… В случившемся виноваты они оба. Слишком поздно она осознала, как глупо было выходить на палубу, да еще распевать в толпе матросов. Если бы она осталась в каюте, ничего бы не произошло.

— А может, следует просто высадить его в ближайшем порту? — с надеждой спросила она.

Долгое время капитан молчал, набивая трубку. Он чиркнул спичкой, раскурил трубку и выпустил дым. Аромат табака Джулия сочла приятным. Он полностью соответствовал облику этого загадочного человека.

11
{"b":"12281","o":1}