ЛитМир - Электронная Библиотека

Потом он долго держал ее в объятиях, и на этот раз Джулия не плакала. Ей хотелось насладиться мгновениями нежности — она понимала, что событиям этого вечера предстояло стать драгоценными воспоминаниями, и ничем иным. Продолжение только причинило бы ей боль.

За всю свою жизнь Дерек Арнхардт не любил ни одной женщины. Его возлюбленной и женой было море. Но близость Дерека с Джулией сделала их частицами друг друга, пусть лишь на время. Вскоре им предстояло вновь стать обособленными существами, как и было предначертано судьбой.

Шторм затихал так же медленно, как их страсть, и, в конце концов, стихии утихомирились. Джулия оделась и рука об руку с Дереком поднялась на палубу. После грозы воздух казался особенно свежим и сладким, и Джулия упивалась им, наслаждаясь тишиной.

Прохладный ветер нежно подхватывал ее пряди, бросал их на лицо. В тени у поручней они остановились. Дерек взял Джулию за плечи и повернул лицом к себе. Его лицо было почти неразличимым в темноте, однако Джулия чувствовала, что еще никогда он не был в ее присутствии таким серьезным.

— Мы не расстанемся на Бермудах, Джулия, — тихо, но уверенно произнес он. — Ты не отправишься в Англию и не будешь несчастной. Ты станешь моей. Я найду тебе дом вдали от ужасов войны и буду навещать тебя как можно чаще. Мы привыкнем друг к другу, а когда закончится война…

— Нет! — перебила она, вырвалась из объятий, отвернулась и вцепилась в поручни обеими руками. Ничего не выйдет из этой затеи. Она попросту невозможна. Джулия не желала становиться любовницей Дерека. Она должна отправиться в Англию, выйти замуж за Вирджила и когда-нибудь вернуться в Саванну. Нельзя забывать о родных. Ведь они с Дереком не любят друг друга. Чувство, которое они испытывают, — всего-навсего низменное, животное желание, и не более, рассудила Джулия.

— Никогда прежде я не просил женщину быть моей. — Казалось, он вновь с трудом справляется с гневом. — Если ты откажешь мне после того, что наговорила в лихорадочном бреду, я невольно начну думать, что случившееся ничего не значит для тебя и что любой мужчина имеет право прикасаться к тебе так, как это делал я.

— Это несправедливо! — сдавленным голосом отозвалась Джулия. — Я не такая, поверь мне!

— Тебе казалось, что близость между нами невозможна. А теперь я не могу не задавать себе вопрос, что ты за женщина. Ты намерена выйти замуж за человека, которого не любишь, ради спасения родных и драгоценной плантации, но мои объятия превращали тебя в обжигающее пламя. Должно быть, я ошибся в тебе. Скорее всего, ты и вправду готова на близость с любым мужчиной.

— Дерек, не говори так со мной! — Джулия обернулась к нему. — Истина проста — я не люблю тебя, поэтому оставь меня в покое. Похоже, мы пробуждаем друг в друге худшие чувства. Забудь о случившемся, и я попробую сделать то же самое.

Он вдруг рассмеялся, и этот смех прозвучал грубо и безжалостно.

— Я оставлю тебя в покое лишь после того, как благополучно привезу на Бермуды. А до тех пор ты будешь повиноваться мне и являться на мой зов, иначе я позабочусь о том, чтобы Вирджил Оутс узнал, что его невеста — отнюдь не добродетельная леди.

— Значит, ты способен и на такое? — Джулия окинула собеседника презрительным взглядом. — Еще совсем недавно ты был воплощением нежности, а сейчас попросту шантажируешь меня. Мы едва знакомы, Дерек. По-моему, ты и сам не знаешь себя. Ты жесток, мстителен и неразборчив в средствах.

— Неправда, — возразил Дерек. — Когда я говорил тебе ласковые слова, меня и вправду переполняла нежность. Мне казалось, что мы созданы друг для друга. Мне больно думать о том, что ты отрицаешь очевидное. Ты отказываешь своему сердцу, женственности, чувствам, которые с легкостью могут перерасти в неподдельную и глубокую любовь, — я знаю, что ты на нее способна. Впрочем, в одном ты не ошиблась, — резко продолжал он, — я достаточно мстителен, чтобы сообщить Оутсу о нас, хотя бы для того, чтобы помешать тебе уничтожить себя.

— Не понимаю, о чем ты говоришь. — Джулия снова отвернулась. Неужели он никогда не перестанет мучить ее? — В случившемся твоя вина. Ты пробудил во мне желание. Разве ты этого не понимаешь?

Она оглянулась и заморгала, осознав, что ее слова слышит лишь ночной ветер. Дерек ускользнул — бесшумно, как хищник, выслеживающий добычу. Джулия осталась одна у борта, за которым сердито бурлили океанские воды. От угроз Дерека у нее сжалось сердце. Он сказал правду: ей придется откликаться на его зов, вновь и вновь оказываясь в его постели.

Выбора у нее не было. Играть таким человеком, как Дерек Арнхардт, немыслимо. Трепет прошел по телу Джулии, когда она вспомнила его поцелуи, еще горящие на губах, его ласки, непривычное ощущение заполненности лона…

Пусть простит ее Господь, но пока есть время, она втайне будет радоваться ночным визитам Дерека.

Глава 6

Каждую ночь Дерек бесшумно прокрадывался в каюту Джулии. Они не назначали точного времени для этих встреч, Джулия не знала, когда он появится. Это могло случиться в любой час между полуночью и рассветом. Иногда она засыпала и пробуждалась от его горячих нежных поцелуев и прикосновений нетерпеливых рук. И как ни старалась она держаться холодно и отчужденно, Дереку каждый раз удавалось вызвать в ней ответную страсть. Она охотно отвечала на его ласки, их тела сплетались в экстазе. В любви Дерек был неутомим и уходил, только когда убеждался, что Джулия удовлетворена.

Однажды ночью он пришел к ней незадолго до рассвета. После неистового совокупления он прижал Джулию к своей мощной груди и долго гладил ее по голове, не говоря ни слова. Наконец он прошептал:

— Скоро мы доберемся до Бермудских островов, Джулия. Ты и вправду хочешь отправиться в Англию? Разве ты еще не поняла, что тебя влечет ко мне так же неудержимо, как меня — к тебе?

Джулия окаменела. Почувствовав это, Дерек перестал ласкать ее, напряженно ожидая ответа.

— Да, я отправлюсь в Англию, Дерек. Я покривила бы душой, заявив, что твои объятия не доставляют мне никакой радости. Это не так. Я наслаждаюсь ими. Я пыталась сопротивляться, но…

— Об этом мне известно. — Он негромко усмехнулся, перекатился на спину и заложил руки за голову. — Всю ночь я ждал, когда ты станешь сама собой. Придя сюда, я обнаружил, что ты ждешь меня — обнаженная, нетерпеливая, как я и надеялся.

Джулия думала о том, как соблазнительно выглядит Дерек в серовато-розовых предрассветных сумерках. Его тело блестело от пота. Пальцы Джулии подрагивали от желания дотронуться до этой могучей груди, но она удержалась.

— Дерек, ты великолепный любовник. С тобой я совсем позабыла про стыд и наслаждалась каждой минутой, проведенной вместе, но вскоре этому придет конец. Иначе и быть не может. Я не могу исполнить твою просьбу.

Он приподнял бровь, и по огонькам в черных глазах и по подрагиванию мускула на щеке Джулия поняла, что он недоволен.

— Какую просьбу?

— Стать твоей любовницей, — просто ответила Джулия и зашарила рукой под сбившимся в ком одеялом, разыскивая ночную рубашку. Поспешно одевшись, она встряхнула головой, рассыпая волосы по плечам, и попыталась завязать тесемки воротника на шее. — Я не хочу быть ничьей любовницей, Дерек.

Он презрительно фыркнул:

— Этой участи тебе все равно не миновать. Выйдя замуж за Вирджила Оутса, ты станешь его любовницей. Ты же сама понимаешь, что ваш брак не будет браком в истинном смысле этого слова.

— По крайней мере по закону я буду считаться его женой. Это обеспечит мне надежное положение, которого я никогда не буду иметь с тобой.

Дерек глубоко и раздраженно вздохнул:

— Ох уж эти женщины! По сути дела, все вы проститутки, только одни требуют от мужчин денег, а другие — обручального кольца. Неудивительно, что и ты ничем не отличаешься от них.

Джулией мгновенно овладел гнев, но она превозмогла его и заговорила спокойным и ровным голосом:

— Когда-нибудь ты влюбишься, Дерек, и захочешь дать женщине то, что Вирджил пообещал мне. Неужели и свою жену тыбудешь считать проституткой?

16
{"b":"12281","o":1}