ЛитМир - Электронная Библиотека

Джулия изумленно уставилась на врача, поражаясь его догадливости. Внезапно ее лицо осветила лукавая улыбка.

— Скажем так: мне не верится, что у него железное сердце. По-моему, я знаю капитана лучше, чем остальные члены команды.

Дженкинс кивнул и быстро удалился.

Джулия задумалась. Кажется, после трагических событий сегодняшнего дня она навсегда изменилась. Ей впервые пришла в голову мысль, что она слишком плохо знает саму себя.

У Джулии возникло пугающее предчувствие. Должно быть, еще до рассвета ей предстоит поближе познакомиться с самой собой и узнать, что уготовано ей судьбой… конечно, если она останется в живых.

Глава 7

На безлюдной палубе было тихо. Небо затянули тучи, и Джулия вздохнула с облегчением, понимая, что на освещенной луной палубе ее заметили бы в мгновение ока. Перед выходом из каюты она переоделась в платье с соблазнительным вырезом, обнажающим заманчивую ложбинку. Платье было темным, а на плечи Джулия накинула черную шаль, не желая, чтобы ее заметили по пути к карцеру, где томился Дерек.

Ее сердце бешено колотилось, ноги дрожали, однако она с трудом сглотнула, сделала глубокий вздох и на цыпочках начала красться по палубе, переступая через спутанные веревки. С корабля бросили якорь, поэтому он оставался неподвижным. Вглядываясь в темноту. Джулия различила очертания капера, тоже стоящего на якоре по правому борту, на расстоянии пятидесяти ярдов от «Ариана».

Заметив впереди часового, Джулия молниеносно скользнула кпоручням, присела, обхватила колени руками и притянула их кгруди, не осмеливаясь дышать. Часовой прошел мимо на расстоянии вытянутой руки. На миг у Джулии возникло опасение, что он решил сменить пост и теперь остановится поблизости. Тогда ее неизбежно обнаружат. Но спустя некоторое время часовой двинулся прочь. Прежде чем подняться, Джулия оглядела палубу, до боли в глазах всматриваясь в туманную мглу. Чуть поодаль стоял еще один часовой, повернувшись спиной к Джулии. Судя по всему, кроме этих двоих, на палубе больше никого не было. Однако Джулия не сомневалась, что где-то поблизости находятся остальные стражники.

Убедившись, что пока ей ничто не угрожает, Джулия выпрямилась и продолжила путь. Вход в карцер был на корме корабля, между двумя деревянными сооружениями — должно быть, рундуками для хранения каких-то припасов. Джулия увидела, что часовой сидит у двери, положив мушкет на колени. Казалось, он дремлет, уткнувшись подбородком в грудь. Джулия подошла поближе, гадая, где прячутся доктор Дженкинс и его помощники. Видят ли они ее? Подоспеют ли вовремя? Что, если матросы в последнюю минуту струсили и отказались от попытки освободить капитана? Команда недолюбливала капитана Арнхардта. Если янки пообещали сохранить матросам жизнь, их вряд ли будет беспокоить судьба офицеров.

Неожиданно часовой рывком вскинул голову:

— Кто здесь?

Джулия увидела, что прямо на нее в упор смотрит черное дуло мушкета. На миг она окаменела, но тут же напомнила себе, что должна призвать на помощь все свое мужество. Она обязана быть сильной. Теперь не время бояться. Заговорив, она сама удивилась спокойствию и беспечности собственного голоса:

— Добрый вечер! Надеюсь, я вас не напугала? Видите ли, я — пассажирка этого корабля. Мне захотелось подышать свежим воздухом…

Часовой поспешно поднялся, пристыженный оттого, что его застали спящим на посту. Продолжая целиться в Джулию, он подошел поближе и проворчал:

— Напрасно вы болтаетесь по палубе, мисс. Вы тут не пассажирка, а пленница. Спускайтесь-ка поскорее вниз, а не то нарветесь на неприятности.

Джулия рассчитанным движением приспустила с плеч шаль Поблизости горел фонарь, и его тусклого света должно было хватить, чтобы часовой сумел рассмотреть нежную кожу плеч Джулии и глубокую ложбинку в вырезе платья. Она услышала, как часовой со свистом втянул в себя воздух, и шагнула вперед, демонстрируя ему свои прелести.

— Какая чудесная ночь! — восторженно пролепетала она. — А в каюте стоит такая духота! Знаете, здесь, на палубе, совсем не холодно, а ведь сейчас зима! Наверное, причиной всему тропический воздух — Бермуды совсем рядышком, верно? А вы не находите, что сегодняшний вечер выдался на редкость теплым? — Говоря, она подступала все ближе.

Часовой опустил ружье, прислонив его к боку и не сводя глаз с груди Джулии. Она слегка наклонилась, делая вид, что поправляет один из бантиков на юбке, и удовлетворенно улыбнулась, услышав тихий стон моряка:

— Бог ты мой!

Не торопясь Джулия выпрямилась и приветливо улыбнулась, заставляя себя сохранять спокойствие, несмотря на отчаянное желание поскорее покончить с трудной задачей. Но если их случайно заметит проходящий мимо стражник — тогда все пропало Доктору Дженкинсу и его помощникам ни за что не справиться с двумя вооруженными противниками.

— Вы не против, если я немножечко посижу рядом с вами'' — проворковала она и, не дожидаясь ответа, направилась к тому месту, где только что сидел часовой. — Знаете, девушкам порой бывает так одиноко! А вы не страдаете от одиночества? Вероятно, это так тоскливо — быть моряком, надолго покидать родной город, расставаться с родными и любимыми! Ведь в море не часто встретишь юную леди…

Часовой недоуменно слушал ее, в глубокой задумчивости потирая подбородок. И наконец, когда Джулия уже ощутила первую волну паники, уверенная, что он отвергнет ее, часовой быстро опустился на колени и с широкой ухмылкой придвинулся поближе.

— Еще бы! — сипло прошептал он. — Мне ли не знать, что такое одиночество! Значит, женщинам тоже бывает несладко? А с виду и не скажешь, что вам недостает мужской компании. Но я-то знаю: каждой женщине нужен мужчина. Просто некоторые жеманятся, вот и все.

Он отложил ружье, одной рукой обнял Джулию за плечи, а другую бесцеремонно положил к ней на колени.

— Я слышал о тебе…

Горячее дыхание часового, насыщенное перегаром рома, коснулось уха Джулии. Так он пьян! Тем лучше. Стало быть, справиться с ним будет легче.

— Да-да, я все о тебе знаю, — повторил он, шаря по щиколотке Джулии и постепенно поднимаясь выше по ноге. — Ты — та самая пассажирка, из-за которой тот урод чуть не подрался с капитаном Гатри. Говорят, ты горячая девчонка, которую давно пора укротить, да только не всякому это под силу. Капитан сказал, что в свое время он сам займется тобой. И надо же, чтобы такое сокровище досталось старине Ринго! Если рассказать,

никто не поверит…

В горле Джулии встал ком, желудок сжался, вызывая тошноту. Она с трудом заставила себя повернуться к часовому и положить ладони к нему на плечи. Чтобы не видеть его лица, она закрыла глаза и томно прошептала:

— Поцелуй меня! Я долго ждала этого… Мне так страшно и одиноко…

Она запрокинула голову, приоткрыла губы, и моряк торопливо забормотал:

— Конечно, детка, конечно. Я знаю, чего ты хочешь. Я сумею угодить тебе… — И он впился в ее губы так, словно хотел проглотить ее живьем. Его возбуждение было очевидным. Левой рукой он грубо стал шарить под платьем Джулии, пробираясь к промежности, а правую ловко сунул за вырез платья и начал щипать ее груди, издавая гортанные стоны.

Джулия отклонилась, чтобы лечь на спину, — при этом часовой оказался бы более уязвимой мишенью для доктора Дженкинса и остальных. Будем надеяться, что они подоспеют вовремя, убеждала себя Джулия. А если этого не произойдет… тогда ее ничто не спасет. У нее нет выхода: если она попытается оттолкнуть матроса, сделать вид, что всего лишь дразнила его, он придет в ярость и все равно овладеет ею — грубо и безжалостно. И в отместку наверняка позовет остальных стражников и предложит им позабавиться вместе. Да, она оказалась в чрезвычайно опасном положении, но где же доктор Дженкинс? Неужели он не понимает, что пора действовать?

— Ринго знает, что нравится дамам… — бормотал часовой, приподнимаясь, чтобы развязать ее панталоны. — Им всегда довольны, это уж точно. Ты и глазом не успеешь моргнуть, как я буду готов ко второму заходу. Что-что, а уж ублажать подружек я умею…

22
{"b":"12281","o":1}