ЛитМир - Электронная Библиотека

— Зачем я слушаю тебя? — Джулия попыталась высвободиться, но Дерек крепко прижимал ее к себе.

— Ты выслушаешь все, черт побери! Пора взглянуть правде в глаза. Ты жертвуешь собственной жизнью ради матери, брата и обожаемой плантации. — Внезапно Дерек оттолкнул Джулию, и она упала на постель. — Но что толку? — выпалил он. — Какое мне дело до тебя? Беги, становись женой ублюдка, если хочешь! Разыгрывай мученицу, если считаешь, что в этом и состоит счастье!

Джулия вскипела от негодования:

— Замолчи и оставь меня в покое. Ты уже добился своего. Насколько я знаю, ты высоко оценил мои достоинства. А теперь не мешай мне жить так, как я захочу!

Дерек сжал кулаки, скрипнул зубами и глянул на нее исподлобья. — Ну и черт с тобой, глупая девчонка.

Он вновь прикоснулся к кровоточащей ране. Он нуждался в перевязке — кровь никак не останавливалась. Умирающий янки полоснул его ножом — к счастью, ему не хватило сил, чтобы вонзить лезвие поглубже, иначе сейчас Дерек спал бы вечным сном.

Он остановился на пороге и в последний раз оглянулся.

— Кстати, — произнес он бесстрастным тоном, — твои достоинства я и вправду оценил высоко. Но разве я чего-нибудь добивался от тебя? Ты оказалась рядом, и я удовлетворил свою потребность. Вот и все.

Он вышел, с силой хлопнув дверью.

Глава 8

Казалось, этот день никогда не кончится. Несмотря на острое желание вдохнуть свежего воздуха, Джулия твердо решила не покидать каюту. С палубы до нее доносились голоса и шум, но, невзирая на вспыхнувшее любопытство, Джулия понимала, что после ночного побоища палуба представляет собой неприглядное зрелище.

Еду ей принес Лаймен. Завтрак состоял из миски каши и чашки чаю. Незадолго до захода солнца Лаймен вновь вошел в каюту с другим подносом. Джулия сморщила нос при виде отварной рыбы.

— Извините, — произнес юноша. — Сегодня все были так заняты, что на ужин ни у кого не нашлось времени. Кок целый день орудовал шваброй, поэтому успел только сварить рыбу.

Утром, принеся завтрак, Лаймен удалился так поспешно, что Джулия не успела расспросить его о том, что происходит наверху. Но на этот раз она решительно преградила ему путь к двери и заявила:

— О еде можете не беспокоиться. Я не голодна. Однако вы не выйдете отсюда, пока я не узнаю, что происходит.

— Вы имеете в виду на палубе? — не сразу догадался юноша.

— Вот именно. Я хочу знать все подробности.

— Пришлось устроить большой аврал. Видите ли, там все залито кровью. — Он скорчил гримасу. — А капитан приводит в порядок оружие.

— Значит, он все-таки бросил янки на произвол судьбы? И потопил крейсер?

Лаймен покачал головой и пробормотал:

— Больше я ничего не могу добавить, мэм. Капитану это не понравится. И потом я спешу. Скоро стемнеет, а дел еще уйма…

Он попытался обойти Джулию, но она застыла у двери, ткнула пальцем в грудь юноши и впилась в него взглядом.

— Вы обязаны рассказать мне все, Лаймен. Я вправе знать, какая судьба меня ждет. Неужели капитан и вправду направляется в Уилмингтон?

Юноша с трудом сглотнул и отвел взгляд.

— Мисс Джулия, я — последний человек в команде. Мне всего шестнадцать, а капитан был так добр ко мне, несмотря на то, что в Саванне меня преследовали по закону. Капитан дал мне понять, что как только я немного подрасту и чему-нибудь научусь, мне больше не придется драить палубу. Откуда же мне знать, что задумал капитан? О своих планах он мне не докладывает… — Лаймен вдруг усмехнулся. — Но после вчерашней ночи, ручаюсь, он стал относиться ко мне по-другому. Ему известно, что я остался на его стороне, хотя многие опытные и взрослые матросы струсили и предали его.

Джулия раздраженно вздохнула:

— Лаймен, я уверена, что вы знаете, куда мы плывем — к Бермудским островам или на север. Вам наверняка известно, потоплен ли корабль янки. Так почему бы вам не поделиться этими сведениями со мной? Я вправе знать — ведь я заплатила за проезд!

Лаймен уставился на свои босые ноги, и Джулия заметила, что они запачканы чем-то красным — видимо, во время мытья залитой кровью палубы.

— Капитан Арнхардт запретил вам отвечать на мои вопросы? Не поднимая глаз, юноша кивнул.

— В таком случае мне придется торчать здесь и изнывать от беспокойства и неизвестности. — Повернувшись к матросу спиной, она прижалась лицом к грубо оструганным доскам двери, делая вид, что содрогается в рыданиях.

Ее уловка удалась. Лаймен неловко переступил с ноги на ногу, несколько раз судорожно вздохнул и зашептал:

— Прошу вас, не плачьте. Не могу смотреть, как женщины плачут. Я расскажу вам все, что знаю.

И он сообщил, что крейсер янки до сих пор на плаву, а команда взята в плен.

— Вот и все, честное слово. А куда мы поплывем, я не знаю. Джулия сделала вид, что вытирает глаза рукавом, улыбнулась юноше и поблагодарила его.

Он ушел, взяв с нее обещание, что никто не узнает об этом разговоре. Разочарованная тем, что ей почти ничего не удалось выведать, Джулия охотно пообещала юноше хранить молчание.

От бессонных ночей у нее слезились глаза. Несмотря на тревогу, она была не прочь погрузиться в столь необходимый сон. Переодевшись в ночную рубашку, она уже готовилась нырнуть под одеяло, как в дверь резко и настойчиво постучали.

С бьющимся сердцем Джулия отперла дверь, а увидев на пороге мать, была вынуждена признаться себе, что ждала Дерека.

Пытаясь скрыть разочарование, Джулия обняла мать и впустила ее в каюту.

— Чем ты занималась весь день?

— Дремала, пользуясь случаем. — Миссис Маршалл присела на стул. — А ты?

— А мне не спалось. Меня слишком тревожила наша дальнейшая судьба.

— Открою тебе одну маленькую тайну, — с лукавой улыбкой начала мать, — мне удалось уговорить капитана отвезти нас на Бермуды.

Джулия уставилась на нее, в изумлении приоткрыв рот.

— Да-да, поверь мне! — торжествующе подтвердила миссис Маршалл. — Капитан — упрямый человек, но, подобно большинству мужчин, питает слабость к деньгам. У каждого своя цена. Он потребовал половину приданого.

— Какого приданого? — озадаченно переспросила Джулия.

— Твоего, разумеется. Жена обязана принести мужу приданое — так принято в высших кругах. Правда, Вирджил уверял меня, что это ни к чему, но он оценил мой жест.

— И что же ты ему предложила? — настороженно осведомилась Джулия.

— Половину Роуз-Хилла и пять тысяч долларов.

— Половину Роуз-Хилла? — эхом повторила Джулия, не веря своим ушам. — Не может быть!

— Отчего же? — Мать пожала плечами. — На земле, доставшейся тебе в приданое, вы построите свой дом. В этом нет ничего странного. — Помедлив, она добавила: — А что касается пяти тысяч долларов, больше мне не удалось собрать ни гроша. Я уговорила капитана Арнхардта доставить нас на Бермуды за половину этой суммы.

Джулия была ошеломлена. Некоторое время она шагала по каюте из угла в угол, затем повернулась к матери и недоверчиво покачала головой.

— Мама, напрасно ты отдала половину Роуз-Хилла Вирджилу и половину своих денег Дереку. А если в плавании мы погибнем? Вирджилу достанется половина твоей недвижимости. Это несправедливо по отношению к Майлсу.

— Мы благополучно доберемся до Англии. — Миссис Маршалл улыбнулась, словно ободряя ребенка, с нетерпением ждущего прихода Санта-Клауса на Рождество. — А Вирджилу я объясню, на что потратила половину денег. Вероятно, он найдет способ получить их обратно. Боюсь только, он придет в ярость, узнав, что нам пришлось торговаться с капитаном после того, как он уже оплатил наш проезд.

Джулия прижала ладони к вискам.

— Мама, почему же ты молчала об этом? Я и понятия не имела, что ты натворила. Ты заключила сделку с пиратом! У нас нет никаких гарантий, что Дерек сдержит слово. И мне неприятно думать, что Вирджил уже получил половину твоей собственности.

В этот миг из коридора донесся гулкий голос, и обе женщины вздрогнули.

— Собирайте вещи! — скомандовал кто-то из-за двери. — Вас перевезут на крейсер.

26
{"b":"12281","o":1}