ЛитМир - Электронная Библиотека

Проклятие!

Он обернулся к матросам, работающим на палубе.

Он вел себя как болван. Джулия — избалованная, своевольная девчонка, от которой следовало ждать одних неприятностей. Да, он восхищался ее телом, и всего лишь. Он вовсе не нуждался в постоянной спутнице жизни. Своей возлюбленной Дерек считал море и потому стыдился чувства, отдаленно напоминающего привязанность к девушке с волосами цвета ночного неба и глазами, зелеными, как океанские воды.

Кто-то окликнул Дерека, и он двинулся на крик. «О чувствах следует забыть, и как можно скорее, — уговаривал он себя. — Сейчас не время для меланхолии». Разве у него есть причины грустить? Джулия — такая же женщина, как миллионы других, он сам объяснил ей это. Пожалуй, природа одарила ее щедрее, чем прочих, но, тем не менее, она всего-навсего женщина. А женщины созданы для нескольких часов страсти и возни в постели.

К Дереку подошел помощник Уотсон:

— Сэр, мы готовы переправить женщин на крейсер.

— Так займитесь этим, — невозмутимо приказал капитан. — Я буду в своей каюте. С остальными делами мы разберемся после вашего возвращения.

Уотсон кивнул и уже собрался отойти, как вдруг остановился и спросил:

— Вы не попрощаетесь с дамами?

— Еще чего! — выпалил Дерек и тут же, устыдившись собственной грубости, понизил голос: — Я уже попрощался с ними. Не ждите меня.

Дерек направился в свою каюту, не обращая внимания на окрики матросов, мимо которых он проходил.

Все кончено. Так и должно быть.

Но внутренний голос подсказывал ему, что прощаться еще слишком рано.

Глава 9

Благодаря слаженным усилиям нескольких матросов с «Ариана», под командованием помощника Гарриса, корабль северян достиг побережья Сент-Джорджа, северо-восточной оконечности Бермудских островов, всего через два дня.

За это время Гаррис нанес лишь один визит Джулии и ее матери — чтобы объяснить, каким образом они попадут в порт.

— Мы бросим якорь в заливе, и двое матросов доставят вас на берег в шлюпке, — бесстрастно втолковывал он. — Как только шлюпка вернется, мы сразу покинем залив. Неизвестно, что может случиться, когда Гатри и его матросы доберутся до суши и обвинят нас в пиратстве. Нам вовсе не хочется рисковать. Мне приказано отвезти вас на Бермудские острова, а затем позаботиться о безопасности экипажа. А что будет с вами дальше — меня не касается.

Во время краткого плавания от корабля к берегу Джулия не могла не восхититься окружающей красотой. Перегнувшись через борт подскакивающей на волнах шлюпки, она ахнула, обнаружив, что вода в заливе прозрачна как хрусталь. Всматриваясь в голубовато-зеленую толщу воды, она видела стаи пестрых рыбешек, рыщущих в поисках добычи.

Воздух в заливе был прохладным, напоенным тонким ароматом цветов, напомнившим Джулии дорогие духи.

— Я впервые вижу такую красоту! — благоговейно прошептала она, обращаясь к матери — Именно таким мне представлялся рай.

Увлекшись созерцанием неземного мира, окружающего их, миссис Маршалл и Сара лишь молча кивнули.

Наконец шлюпка причалила к берегу, и Джулию вновь поразило великолепие природы. Удивительно чистые волны лизали розоватый песок, вместе с ветрами перемалывая его в мелкую пудру. Едва очутившись на суше, Джулия зачерпнула пригоршню песка, пропустила его между пальцами и по-детски рассмеялась.

— Он так похож на сахар, что меня тянет попробовать его на вкус! — воскликнула она.

Но ее мать уже утратила интерес к пейзажам: она спорила с одним из матросов.

— Что это значит? Почему вы не захватили весь багаж? Пропало несколько чемоданов моей дочери. Это неслыханно! Ваш капитан уже отнял у меня хлопок и деньги. Неужели он позарился и на женскую одежду?

— Простите, — равнодушно повторял матрос, — весь багаж не поместился в шлюпку.

Миссис Маршалл в отчаянии схватилась за голову:

— Какой ужас! Значит, Джулия лишилась почти всех нарядов! Это немыслимо!

Джулия взяла саквояж матери.

— Не будем об этом. Давай лучше порадуемся, что все кончилось. В Англии мы купим новые платья.

— Вирджил ни за что не допустил бы подобного произвола, — заявила миссис Маршалл матросу, который лишь дерзко хмыкнул в ответ. — Ваш капитан еще поплатится за эту выходку! — Она продолжала бормотать что-то еще, но Джулия была слишком очарована волшебной природой острова, чтобы сожалеть о потере.

Бермуды производили впечатление гигантского, любовно ухоженного цветника. Несмотря на конец декабря, путников со всех сторон окружали восхитительные цветы: целые заросли белых лилий, растянувшиеся на много миль живые ограды из олеандров, гибискуса, бугенвиллей, королевских пуансеттий…

Слегка опьяненная сладким ароматом цветов, Джулия восторженно вскрикнула, увидев разбросанные по долине дома. Живописные и пестрые, они были сложены из кораллового известняка. Дерек как-то рассказывал, что эту породу, которую легко распилить на глыбы пилой для дерева, добывают из-под верхнего слоя почвы. Оказавшись на открытом воздухе, коралловый известняк со временем твердеет.

Ее изумили крыши из коралловой черепицы размером десять на четырнадцать дюймов и толщиной не более дюйма. Джулия уже знала, что их время от времени дочиста отмывают и покрывают известью, поскольку в каждом доме использовали для питья дождевую воду, стекающую по черепице и желобам в подставленные бочки.

Шагая вдоль песчаного пляжа, Джулия видела «распростертые объятия» крылечек домов, нижние ступени которых были значительно шире верхних. Дымовые трубы поражали своими размерами, а окна, напротив, были совсем крошечными. Каждое окно было снабжено ставнями, поднимающимися вверх на петлях.

Оглядываясь по сторонам, Джулия размышляла о том, что в любой точке этого острова рукой подать до океана. На Бермудах бурлила жизнь. Это не удивило Джулию: она знала, что острова стали главным перевалочным пунктом для грузовых кораблей Конфедерации и портом, куда свозили большую часть выращенного на Юге хлопка. Главным преимуществом Бермудских островов была их близость к портам Уилмингтона и Чарлстона. И хотя рифы вокруг островов затрудняли навигацию, на всех судах, прорывающих блокаду, имелись лоцманы, знающие каждый пролив как свои пять пальцев. Дерек говорил, что на крейсерах янки нет таких лоцманов, а поскольку их суда имеют большую осадку, они вынуждены держаться в открытом море.

Капитан Гатри с трудом вывел бы свой корабль из гавани. Только благодаря одному из матросов Дерека, опытному лоцману, крейсер удалось провести мимо коварных подводных рифов и вернуться туда, где ждал «Ариан».

Все это Джулия объяснила матери, пока они продолжали путь.

— Откуда ты это знаешь? — удивилась миссис Маршалл. На миг смутившись, Джулия все же решила, что скрывать истину не имеет смысла.

— От Дерека. — И она поспешила добавить, заметив недовольное выражение на лице матери: — Все острова окружены коралловыми рифами и отмелями, а проливы между ними узки и извилисты. До войны главным источником дохода для жителей островов был сбор и продажа морских губок и кораллов.

— Вы с капитаном успели сблизиться, — негромко и задумчиво заметила миссис Маршалл.

— Одно время я считала его другом, — нехотя ответила Джулия, ощутив укол боли, — но вскоре я поняла, что он — настоящий дикарь

Миссис Маршалл решительно вздернула подбородок:

— Давай поскорее забудем о нем. Все, что случилось на борту «Ариана», давно в прошлом.

Джулия поняла, что имела в виду мать. Миссис Маршалл узнала о том, что Дерек спит с ее дочерью, в то утро, когда за «Арианом» погнался корабль янки. Она видела не только полуодетого Дерека, выходившего из каюты Джулии, но и заметила его сапоги, валявшиеся возле кровати. Объяснений ей не потребовалось. Теперь обо всем предстояло забыть и подумать о будущем.

Джулия преисполнилась благодарностью к матери. Она была вправе сурово осудить дочь, но, к счастью, не стала этого делать. Кроме того, Джулия сознавала, что ей нечем оправдаться. Она и сама не понимала, почему Дерек обладал над ней почти неограниченной властью.

28
{"b":"12281","o":1}