ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты просто утомилась, дорогая, — вздохнула мать и снова улеглась. — Попытайся вздремнуть, чтобы восстановить силы. У мистера Гарриса нет никаких причин появляться на Бермудах. Его капитан получил все, чего добивался.

Джулия вновь занялась созерцанием уличной суеты, а мать уснула. Но, несмотря на все старания, мысли Джулии неизменно возвращались к Дереку. Конечно, он животное… но на редкость красивое животное. Ее бросило в жар при одном воспоминании об обнаженном теле Дерека. Какое это все-таки великолепное тело — идеально сложенное, мускулистое, подтянутое, соблазнительное! Он был замечательным любовником. Джулия призналась самой себе, что она наслаждалась каждым его поцелуем и лаской.

Временами он бывал удивительно нежным, а иногда становился грубым и безжалостным, но это не мешало ей испытывать восторг. Вероятно, больше ей никогда не встретится такой мужчина. Джулия с грустью задумалась о том, предстоит ли ей вспоминать Дерека при каждом прикосновении Вирджила. Казалось, Дерек оставил свое клеймо на ее теле, ее душе, и как бы она ни старалась забыть о нем, это ей не удастся.

«Нельзя думать о нем, — приказала себе Джулия, стиснув зубы и сжав кулаки. — Для него я ничего не значу. Для Дерека я была всего-навсего очередной любовницей. Как глупо, что я по-прежнему вспоминаю о нем!»

А если насчет Вирджила он был прав? Джулию охватил страх. Что, если Вирджил и вправду мошенник? Нет, это навет! Дерек нес чепуху. Он пытался запугать ее, заставить отказаться от брака и стать его любовницей. Но он просчитался.

Наконец Джулия немного успокоилась, убедив себя, что любая женщина неизбежно увлеклась бы таким мужчиной, как Дерек. Ей нечего стыдиться. Опытный любовник, обладатель великолепного тела, он прекрасно знал, как заставить женщину стонать от наслаждения. Его привлекательность заинтриговала ее. Какая женщина смогла бы устоять против чар Дерека? В том, что она не сумела отказать ему, нет ее вины. Она виновата лишь в том, что ей никак не удается вычеркнуть его из своей жизни.

Когда миссис Одом принесла поднос с ужином, она заметила, что Сара весьма довольна пребыванием на острове.

— Она поладила с Деморой, девушкой-туземкой, которая служит у меня уже несколько лет. Завтра утром они собираются на рынок и потому попросили меня узнать, не хотите ли вы составить им компанию.

— Мама, давай присоединимся к ним! — умоляюще протянула Джулия, мечтая вновь насладиться пейзажами острова.

— Ну что же… — Миссис Маршалл с сомнением покачала головой. — Я бы воздержалась от прогулки, дорогая. Конечно, вчетвером мы будем в безопасности, но…

— Я осталась почти без одежды, — напомнила Джулия. — Думаю, Вирджил не стал бы возражать, если бы узнал, что часть моего приданого мы потратили на покупку подходящих туалетов.

— Здесь неподалеку есть отличная лавка готового платья, — подсказала миссис Одом. — Там могут быстро подогнать одежду по фигуре, если потребуется.

На следующее утро женщины вчетвером покинули пансион. Сара вместе с Деморой отправилась на рынок за овощами и фруктами, а Джулия с матерью заглянули в лавку, которую порекомендовала им миссис Одом.

Джулия предоставила матери выбирать одежду: это занятие тяготило ее. Ей не терпелось побродить по улицам города.

— Как тебе вот это? — Мать протянула ей бледно-розовое платье с кружевной верхней юбкой. — Ты только посмотри, как хорош этот тускло-зеленый бархатный костюм с подобранной в тон шляпкой! Сколько же тут чудесных вещей!

Джулия рассеянно кивала и послушно примеряла выбранные наряды, чтобы посмотреть, нуждаются ли они в переделке.

— У вас превосходная фигура, мадам, — заметила модистка, становясь перед Джулией на колени и подкалывая слишком длинный подол платья. — Редко увидишь такую тонкую талию.

— Вы правы, — гордо подтвердила миссис Маршалл. — С такой талией она не нуждается в корсете, и даже самый скромный лиф подчеркивает высокую грудь. Джулия смутилась.

— Нельзя ли поспешить с примеркой? Мнебы хотелось прогуляться, и потом, мы еще не обедали…

Мать с сомнением выглянула в окно:

— Право, не знаю, дорогая… На улицах столько народу…

— О, вы опасаетесь совершенно напрасно! — вмешалась модистка. — В городе и вправду есть кварталы, где дамам не следует появляться. Там на каждом шагу попадаются… публичные дома — вы, конечно, понимаете, что я имею в виду. — Она многозначительно понизила голос, словно стесняясь даже упоминать о столь недостойном предмете.

Наконец мать с дочерью покинули лавку, зашли к миссис Одом, чтобы оставить в комнате покупки, и не спеша зашагали по узким, мощенным булыжником улочкам. В уличном кафе им подали рисовые лепешки с рыбой.

После еды, с удовольствием попивая чай, Джулия оглянулась и увидела, как какой-то человек быстро нырнул за густую изгородь из гибискуса. От неожиданности она со стуком опустила чашку на блюдечко. Спустя некоторое время Джулия вновь взглянула в ту же сторону, но зеленая листва оставалась неподвижной.

— Что с тобой, дорогая? — озабоченно осведомилась мать. Джулия покачала головой:

— Ничего. Ровным счетом ничего. — Должно быть, у нее вновь начались галлюцинации, но беспокоить из-за этого мать не стоило.

Мимо кафе прошли Сара и Демора, возвращающиеся с рынка, и миссис Маршалл заявила, что пора идти в пансион.

— Я не прочь вздремнуть, прежде чем начнется вечерняя суета и шум. Прошлую ночь мне не спалось.

— Иди, — охотно кивнула Джулия. — А я еще немного погуляю. Здесь мне ничто не угрожает.

— Но гулять одной неприлично…

— Мама, прошу тебя, не спорь. Мне хочется немного побыть одной. — И, не давая миссис Маршалл времени возразить, Джулия вскочила и поспешила прочь.

От радости ей хотелось запеть во все горло. Наконец-то она одна! Ей едва верилось в свою удачу. А впереди еще несколько часов покоя и одиночества! Какое чудо!

Она направилась к пляжу и застыла на гребне дюны, не в силах подавить восторженный возглас при виде изумительно красивого пейзажа, расстилающегося перед ней. Тучи рассеялись, воды океана заискрились в ярких лучах солнца. Белые пушистые облака плыли по лазурному атласу небес. Над водой вились чайки, мелодичными голосами окликая друг друга. Белые паруса кораблей раздувал тропический бриз. Пальмы размахивали ветвями, словно танцуя под неслышную музыку.

— Какая красота! — прошептала Джулия, садясь на мягкий зеленый бархат травы на ближайшем к берегу холме. Даже река Саванна с ее пологими берегами и таинственными водами не могла сравниться с этим неземным видением. Это был совершенно иной мир, и Джулия жалела о том, что очутилась в нем лишь на время. И все-таки она была благодарна судьбе за этот нежданный подарок.

Вокруг не было ни души, но совсем рядом, в доках, ключом била жизнь. А здесь, на этом холме, царила безмятежность. Джулия не могла припомнить, чтобы когда-либо прежде ощущала такой душевный покой.

Положив подбородок на колени, подтянутые к груди, она буквально впитывала волшебство тропической природы. Она должна навсегда запомнить эти минуты. Жаль, что она не умеет рисовать, иначе она непременно запечатлела бы эту красоту на холсте.

Ее веки отяжелели. Шорох листьев убаюкивал ее. Удобно устроившись на траве, Джулия свернулась калачиком, вслушиваясь в колыбельную бриза и деревьев. Вскоре она уснула.

Ее разбудил отдаленный взрыв смеха. Сколько же она проспала? Над островом уже сгустились лиловые сумерки, на кораблях, в доках и на пристани зажгли фонари.

В городе началось вечернее веселье. Наверное, мать сходит с ума от беспокойства. Джулия вскочила на ноги, не тратя времени даже на то, чтобы стряхнуть с юбки прилипшие травинки. В голове у нее вертелась единственная мысль: надо поскорее промчаться по запруженным толпами матросов улицам и вернуться в пансион миссис Одом. Одной бродить по ночам небезопасно.

Но едва она приблизилась к пальмовой роще, через которую прошла днем, что-то насторожило ее, заставив остановиться. Джулия оглянулась и всмотрелась в темноту.

30
{"b":"12281","o":1}