ЛитМир - Электронная Библиотека

— Полагаю, затем, чтобы я не умерла от истошения? Ведь платить выкуп за труп никому и в голову не придет, верно? Но если я останусь жива, кому какая разница, похудела я или нет? Вам же нужны только деньги!

Она отвернулась, глядя в иллюминатор на молнию, которая рассекла надвое ночное небо и осыпала его золотыми и серебряными искрами. В глазах Джулии сверкали слезы. Ей не хотелось, чтобы Дерек заметил их.

— Вы негодяй, Айронхарт, — прошептала она. — Как бы я хотела дождаться вашей смерти!

Дереку не удалось подавить смешок. Сердясь, Джулия становилась еще прелестнее.

— Ты действительно думаешь, будто, кроме денег, мне ничего не нужно? Иди сюда, детка. Сдается мне, ты знаешь, как я ценю твое общество. Может, я и похитил тебя только потому, что не хотел расставаться с тобой. Как знать — может, на деньги мне наплевать!

— Ваши аппетиты мне известны, — резким тоном отозвалась Джулия. — Мне говорили, что капитан судна, прорывающего блокаду, зарабатывает за одно плавание не меньше пяти тысяч долларов. Даже вашим помощникам достается по тысяче долларов. И вы, несомненно, выручили кругленькую сумму за хлопок из Роуз-Хилла, не говоря уже о деньгах, уплаченных вам мамой. Я ненавижу вас и таких людей, как Вы: для вас война — всего-навсего источник дохода!

— Само собой. — Джулия сидела на стуле возле иллюминатора, а Дерек расположился на краю койки — так близко, что мог бы прикоснуться к Джулии, если бы захотел. Ему и вправду хотелось этого. Но торопиться не следовало.

Он вытащил трубку и кисет. Под недовольным взглядом Джулии он набил трубку, раскурил ее и затянулся. Вскоре сизое колечко дыма поплыло к потолку.

— А разве я обязан рисковать жизнью на поле боя? Погибнуть можно и в море, но я надеюсь прежде сколотить недурное состояние. И к тому же, — продолжал он, — суда, прорывающие блокаду, — единственная опора Конфедерации. После того как Линкольн отдал приказ о блокаде портовых городов, люди в них гибли от голода — до тех пор, пока наши суда не начали доставлять провиант и боеприпасы. Я слышал, блокада Саванны уже началась. Теперь важно удержать Уилмингтон, рай дня контрабандистов: флот северян не в состоянии полностью преградить выход из устья реки Кейп-Фир. Ее устье разделено надвое небольшим островком и перегорожено песчаной отмелью. Уилмингтон расположен выше по реке, на расстоянии нескольких миль. Его защищает от неприятеля батарея форта Фишер. Суда контрабандистов без труда добираются до Уилмингтона и покидают порт; ночью или в тумане они видны лишь с расстояния в сотню ярдов. Янки не слышат шум наших двигателей из-за рева бурунов.

Он сделал паузу и вновь затянулся, довольный, что сумел разговором отвлечь Джулию от мыслей о шторме. Корабль по-прежнему качало и трясло, словно матроса с похмелья, но Джулия уже не выглядела такой испуганной, как раньше.

— Большие английские суда, груженные оружием и предметами роскоши из Европы, разгружаются на Бермудах или в Нассау, принимают на борт хлопок и отправляются в обратный путь, — объяснил он. — Последние мили между Бермудами и портами конфедератов преодолевают быстроходные, маневренные легкие суда — такие, как мой «Ариан». Должно быть, ты уже заметила, что «Ариан» выкрашен в серый цвет. Я велел перекрасить его, узнав о предстоящей блокаде. Уже тогда я знал, чем стану заниматься. Если небо прояснится, через неделю мы будем в Уилмингтоне, — закончил он.

Внезапно Джулия вскочила.

— Дерек, я требую отвезти меня в Саванну. Ты совершил преступление, но если ты благополучно доставишь меня домой, я сделаю все, что в моих силах, чтобы тебя не постигло наказание. А если ты не отпустишь меня, за последствия я не ручаюсь. Не забывай: у меня есть брат, который любит меня. Он не станет сидеть сложа руки, когда узнает, что со мной стало, и постарается отомстить, пусть даже ценой собственной жизни.

Дерек криво усмехнулся:

— Джулия, ты вернешься домой, как только будет уплачен выкуп. И не раньше. Почему бы тебе не воспользоваться случаем и не проложить для себя новый курс? Такой, чтобы тебе не пришлось выходить замуж за нелюбимого человека.

В ее глазах засверкали жгучие слезы.

— Зачем тебе это понадобилось? Понимаю, тебе нужны деньги, но согласись, это безумие! Что, если Вирджил не сумеет собрать нужную сумму? Если у него попросту нет таких денег? А единственное имущество мамы — груз, который находится здесь, в трюме. — Она потрясла вскинутыми руками. — Это безумие! Господи, на что ты надеешься? Я оказалась во власти сумасшедшего!

— И в глубине души рада этому.

— Значит, вот как ты считаешь? Дикарь! — Джулия подступила к Дереку вплотную, дрожа от ярости. Как ей хотелось отвесить ему пощечину! — Ладно, будь по-твоему. Бери меня. Утоли свою похоть, а потом отпусти меня на свободу.

Дерек умел держать себя в руках, но язвительные обвинения Джулии задели его за живое. Он прищурился. И вправду, он хотел ее. Множество бессонных ночей он провел, ворочаясь в постели и вспоминая минуты близости. А теперь, видя, как пылают глаза Джулии, как играет на ее губах надменная усмешка, он просто не мог дать себе волю.

— Ты доставила мне не больше удовольствия, чем любая женщина, с какой я когда-либо спал, — парировал он дрогнувшим от злости голосом. — Признаться, у меня бывали любовницы и получше, так что не обольщайся и не думай, что я похитил тебя, сгорая от желания.

— Неужели? — скептически переспросила Джулия. — Попробуй только сказать, что я тебе безразлична! Лгун!

Она встряхнула головой, волосы рассыпались по плечам.

— Ну, смелее! Возьми меня! Можешь забавляться со мной, сколько пожелаешь, — только потом отпусти.

Крылья носа Дерека раздувались, на щеке начал подергиваться мускул.

— Не знаю, какой выкуп ты запросил за меня, но цену всегда можно снизить, разве не так? Ради чего ты рисковал жизнью, устроив похищение? Должно быть, ты все продумал заранее.

За время долгих ночей и дней, проведенных под замком в каюте, нервы Джулии натянулись до предела. Она чувствовала, что вот-вот разрыдается.

Непослушными пальцами она расстегнула лиф платья и резким движением спустила его с плеч, обнажая грудь. Платье упало к ее ногам. Переступив через ворох ткани, Джулия пинком отбросила его в сторону и принялась снимать белье.

Наконец она застыла перед Дереком совершенно нагая, слегка расставив ноги и уперев руки в бока.

— Прошу! — прошипела она, вызывающе выпятив грудь. — Я твоя, ублюдок.

Дерек не сделал ни малейшей попытки коснуться ее. Его взгляд путешествовал вверх и вниз по обнаженному телу.

— Ведь ты этого хотел, правда? — продолжала язвить Джулия, голос которой стал пронзительным от волнения.

Неожиданно Дерек вскочил и наотмашь ударил Джулию по щеке. Она пошатнулась, быстро восстановила равновесие и разразилась неестественным смехом сквозь слезы:

— Я не боюсь тебя, Айронхарт. Поступай со мной как пожелаешь…

Он схватил ее за плечи и встряхнул так яростно, что голова Джулии беспомощно заболталась, а в глазах отразился неподдельный страх.

— Да, черт побери, я хочу тебя! — выкрикнул он. — Не воспылать к тебе желанием способен только глупец или евнух. Но это еще не значит, что я овладею тобой.

Он отпустил ее так внезапно, что Джулия споткнулась и упала. Не пытаясь помочь ей встать, Дерек холодно продолжал:

— Ты для меня — всего-навсего заложница, за которую я надеюсь получить четверть миллиона золотом. Когда деньги окажутся у меня, ты будешь свободна.

Джулия уставилась на него с ненавистью:

— Да, ты не подвергал меня насилию, но ты завладел моим рассудком и душой, не оставив мне ничего. Ты доволен?

С трудом поднявшись, она прошла к кровати и легла, вздрагивая от судорожных всхлипов.

Дерек стоял молча, глядя на нее. Она и впрямь была прекрасна. Упругие округлости ягодиц, сливочно-белая кожа… Он сгорал от желания лечь рядом с ней и отдаться страсти.

Слезы Джулии тронули его, прогнали гнев.

— Прости, Джулия. Я не хотел обидеть тебя, но от злости потерял голову…

33
{"b":"12281","o":1}