ЛитМир - Электронная Библиотека

— Должно быть, мисс, вам не терпится добраться до дома, если вы решились пожертвовать такой ценной вещью.

— Вы правы, — кивнула Джулия. — Так вы поможете мне? Возница отдал ей брошку и покачал головой:

— Нет, я не могу взять ее. Мои услуги столько не стоят. Голос Джулии дрогнул:

— Мне все равно! Я должна вернуться домой, во что бы то ни стало!

Вздохнув, возница вновь повертел в пальцах протянутую брошь.

— Ладно, так и быть. Если я откажусь, вы найдете кого-нибудь другого. Но знайте: если мы попадем под обстрел, я высажу вас посреди дороги и поверну обратно. Рисковать жизнью я не намерен.

— Вы совершенно правы, — поспешно согласилась Джулия. — Я просто хочу поскорее добраться до линии фронта. А потом, если понадобится, я пройду оставшийся путь пешком.

— Ну уж нет! Я позабочусь, чтобы вы купили билет на поезд или наняли другую повозку, — заверил ее старик. — Это самое меньшее, что я могу сделать для вас за такую плату.

В пути повозку несколько раз останавливали дорожные пикеты северян. Дрожащим голосом Джулия рассказывала им, что ее отец, бравый солдат армии союзников, попал в плен и оказался в тюрьме конфедератов в Ричмонде. Ее выслушивали с сочувствием и пониманием, пропуская без лишних вопросов.

Они благополучно добрались до Ричмонда, где старый возница вложил в руку Джулии несколько монет.

— Дальше мне нельзя, мэм. Надеюсь, вы меня поймете.

— Конечно, — с улыбкой ответила Джулия. — Спасибо за помощь. Отправляйтесь обратно, а если вас остановят южане, говорите, что навещали сына, который попал в плен к янки.

— Мне не следовало бы забирать вашу брошь…

— Прошу вас, не беспокойтесь об этом. Вы оказали мне неоценимую услугу. — Помахав вознице на прощание, Джулия двинулась в путь.

Ей удалось быстро добраться до железнодорожной станции и купить билет до Саванны. Ночь она провела в зале ожидания. По крайней мере, скоро она будет дома, утешала себя Джулия. Затянувшийся кошмарный сон кончится.

Поездка заняла почти два дня, поезд медленно тащился по болотистым равнинам Джорджии. По мере приближения к Саванне возбуждение Джулии нарастало. Возможно, Майлс уже дома. Господи, как приятно вернуться домой!

Время от времени ее мысли возвращались к Дереку, и она молилась о том, чтобы он выжил и когда-нибудь разыскал ее.

В Саванне она без труда нашла владельца повозки, который согласился доставить ее в Роуз-Хилл. Устроившись на жестком сиденье, Джулия робко спросила возницу, как идет война.

— Скверно, — коротко отозвался он. — Янки захватили форт Пуласки и отрезали город от всего мира. В этом году хлопок сгнил в поле. Негры сотнями бегут на Север, собирать урожай риса некому. Люди мрут с голоду. Приближаясь к полям Роуз-Хилла, залитым угасающим осенним солнцем, возница небрежно заметил:

— Миссис Оутс обрадуется вам, раз вы говорите, что она ваша мать. Ходят слухи, что она смертельно больна, правда, всем сейчас приходится несладко. Что поделаешь, война!

Джулия растерянно заморгала. Почему он так назвал ее? Должно быть, ошибся.

— Вы назвали мою мать «миссис Оутс» или мне послышалось?

— Нет, не послышалось, мэм. — Возница решительно покачал головой. — А вы разве ничего не знаете? Бог ты мой, что творится на белом свете! Ваша матушка вышла замуж за того англичанина, который болтался по городу, хвастаясь тем, что денег у него уйма. Вы меня простите, мисс, но ходят слухи, что на самом деле у него не было ни гроша, кроме тех денег, которые он получил от вашей матери, а теперь, в военное время, это сущие пустяки…

Он продолжал беспечно болтать, но Джулия не слушала его: в ушах у нее зазвенело, она вцепилась в борта повозки, чтобы не вывалиться из нее на ухабистой дороге. Миссис Оутс… миссис Оутс… это имя звенело у нее в голове, точно тысяча церковных колоколов. Не может быть… Зачем мама вышла за него? Возница сказал, что она больна… Что же будет с Роуз-Хиллом? От тревоги у Джулии перехватило горло.

Прервав возницу, Джулия похлопала его по плечу и спросила:

— Вы не могли бы подхлестнуть лошадей? Мне не терпится добраться до дома.

Кивнув, возница со свистом опустил хлыст на костлявые спины лошадей.

Повозка затряслась, Джулию подбрасывало на потертом кожаном сиденье. Боже милостивый, мысленно вопрошала она, что ждет ее в Роуз-Хилле?

Глава 13

Дверь дома открыла Сара. Увидев стоящую на крыльце Джулию, она разразилась истерическим плачем, заключила ее в объятия и крепко прижала к своей необъятной груди.

— Боже мой, мисс Джулия! — восклицала она. — Господь услышал молитвы старой негритянки и привел вас домой!

От облегчения Джулия сама чуть не разрыдалась. Долгое время она простояла, уткнувшись головой в плечо Сары и слушая ее причитания, но вдруг похолодела, почувствовав на себе чей-то взгляд. В холле, у подножия лестницы, стоял Вирджил. На нем был элегантный алый жилет, белый шелковый галстук и панталоны в черную и белую полоску, заправленные в начищенные до блеска черные сапоги. Одной рукой он небрежно опирался на перила, вторую положил на бедро.

Склонив голову набок, он с едва заметной улыбкой произнес:

— Какая приятная неожиданность! Добро пожаловать домой, Джулия.

Ахнув, Сара отпрянула, словно в испуге.

— Сейчас приготовлю чай, — робко пообещала она и выскользнула из комнаты.

Вирджил направился к Джулии, которая застыла на месте, не зная, что сказать. Происходящее казалось нереальным, как будто она проспала много лет подряд, а проснувшись, очутилась в совершенно ином мире.

— Война стала для вас тяжким испытанием, — продолжал Вирджил, небрежно целуя ее в щеку. — Позднее мы обо всем поговорим, а пока, боюсь, вам придется выслушать нерадостные новости. Ваша мать серьезно больна, она не встает с постели. Надеюсь, вы не возражаете, если мы пока не станем сообщать ей о вашем возвращении? По-моему, к такому потрясению ее должен подготовить врач.

— Да-да, вы правы. Я… — Джулия потрясла головой, пытаясь собраться с мыслями. На языке у нее вертелась сотня вопросов. Она начала с самого главного: — Я хотела бы узнать, как себя чувствует мама. Что говорит врач?

— Доктор Перкинс навещает ее каждый день. Но к чему заводить этот разговор в холле? — Он посмотрел на открытую дверь. — Где ваш багаж? Я прикажу кому-нибудь из слуг…

— Не надо. У меня нет вещей. Вирджил поднял бровь.

— Значит, ваше единственное имущество — одежда, которая на вас? — недоверчиво уточнил он.

— Это длинная история, Вирджил. Сначала ответьте на мои вопросы, а потом я расскажу о себе.

Он повел ее в гостиную, которая ничуть не изменилась с тех пор, как Джулия видела ее в последний раз. В камине потрескивало пламя, прогоняя вечернюю прохладу. Джулия протянула к огню руки, согрела их, а затем села напротив Вирджила и произнесла:

— Итак, Вирджил, я слушаю вас. Что с мамой? Почему меня не выкупили? И почему вы женились на маме?

Вирджил умоляющим жестом вскинул руки:

— Не все сразу, дорогая. Полно, не сердитесь. Вы же знаете, я хотел жениться на вас, женщине, которую я люблю…

— Это меня волнует меньше всего, — перебила Джулия. — Прежде всего я хочу знать, как себя чувствует мама.

— У нее что-то с сердцем. — Он произнес это так беспечно, что первые подозрения Джулии сразу подтвердились. Он не любил ее мать.

— Насколько это опасно?

— Врач говорит, что она очень больна. Он не знает, сумеет ли она оправиться.

Джулия крепко зажмурилась и стиснула зубы. Нет, мысленно прошептала она. Нет-нет, она не умрет. Этому не бывать, когда они столько вынесли, когда закончилась разлука…

Она рывком вскинула голову и открыла глаза:

— А выкуп? Почему его не заплатили?

— Потому что у вашей матери не было таких денег. — Вирджил прищурился. Джулия не считала его ни привлекательным, ни безобразным. На вид он был простоват. Но в этот миг на лице Вирджила появилось выражение, которое Джулия сочла отвратительным. Он поспешно продолжал оправдываться: — Весь свой хлопок и половину приданого она отдала этому алчному пирату, капитану корабля. К тому времени как она добралась до Англии, у нее не осталось ни гроша. Неужели вы и вправду надеялись, что она соберет такую сумму?

44
{"b":"12281","o":1}