ЛитМир - Электронная Библиотека

Они слились в объятиях — брат и сестра, одинокие во враждебном мире. Сара молча наблюдала за ними, стоя в стороне. Она не знала, о чем думает Майлс, но понимала, что творится в душе Джулии. Однако выдать ее тайны негритянка не смела.

— Мы все вынесем, — прошептал Майлс, ободряюще поглаживая Джулию по спине и награждая ее ласковой улыбкой. — Вот увидишь, сестренка. Мы справимся.

«Да поможет вам Бог, — думала Сара, по щекам которой градом катились слезы. — Да поможет Бог вам обоим…»

Глава 15

— Мы отправимся в путь, как только ваша мать уйдет на небеса, — сказала Сара однажды днем. — Одежда уже собрана, у нас с Лайонелом почти нет вещей. Тащить тяжкую ношу нам не придется.

— Мне тоже, — согласилась Джулия, вынимая из обитого бархатом ящичка несколько последних серебряных вещиц. Сара спрятала их в складках передника. — Как была бы рада, если бы больше мне не пришлось беспокоиться за Майлса!

— Кто здесь упомянул имя убийцы?

Джулия вздрогнула и обернулась. На пороге столовой стоял Вирджил с ехидной улыбкой на губах. Как всегда, он был щегольски одет в рубашку тонкого полотна и вышитый жилет и поигрывал золотой цепочкой, свисающей из кармана для часов.

— Может, я ослышался? — добавил он.

Джулия поспешно взяла себя в руки и взглядом приказала Саре последовать ее примеру. Посмотрев на Вирджила, она притворно-невозмутимым тоном произнесла:

— Да, мы говорили о Майлсе, надеясь, что вскоре он вернется домой и нам больше не придется беспокоиться о нем.

— Я не желаю даже слышать это имя в своем доме! — взревел Вирджил. — Он преступник…

— Неправда! — вспыхнула Джулия. — И позвольте напомнить, что этот дом принадлежит мне! Не вам решать, кому здесь жить, тем более, когда речь идет о моем брате!

Вирджил схватил ее за плечи и резко встряхнул:

— Это мой дом, неблагодарная тварь, и если Майлс сунет сюда нос, я добьюсь, чтобы его повесили. А что касается тебя, я не потерплю дерзостей, ясно?

Джулия понимала, что злить Вирджила не следует, но его нападки на Майлса возмутили ее. Собравшись с духом, она вскинула руку и хлестнула Вирджила по щеке.

— Не смейте оскорблять Майлса! Если бы мама узнала, что на самом деле вы лгун и мерзавец, она…

Вирджил стиснул ее запястье и потащил за собой.

— Зачем же ждать, дорогая? Пойдем и скажем ей об этом сию секунду. Объясни ей, в чем я провинился. Ты сказала, что этот дом не принадлежит мне, да еще осмелилась ударить меня! Что ж, твоей матери пора узнать всю правду. Идем же со мной…

— Нет! — Джулия высвободилась и попятилась к Саре. — Это убьет ее!

— Ну и что? — Вирджил с усмешкой склонил голову набок. — Я давно этого жду. Разве больная старуха способна доставить мужчине удовольствие? Так пусть поскорее уберется с моей дороги! А если ты будешь вести себя как следует и чтить меня, то станешь хозяйкой Роуз-Хилла.

—Лучше умереть! Я ненавижу тебя, Вирджил! Будь меня ружье, я застрелила бы тебя не медля ни минуты! — Кровь бросилась в голову Джулии, и она поняла, что способна убить ненавистного мерзавца, не задумываясь.

— На твоем месте я придержал бы язык, — заявил он Джулии, заламывая ей руки и пытаясь повалить на пол. — Мы тотчас поднимемся в спальню и расскажем твоей матери, что каждую ночь проводили вдвоем, предаваясь страстной, неистовой любви. Я не стану скрывать подробностей, благодаря которым наш союз был еще слаще…

Джулия отбивалась, зная, что в этот час мать не спит и наверняка слышит громкие голоса.

— Отпусти меня! — шипела она, пытаясь ударить Вирджила по ногам. — Пусти немедленно! Прекрати!

Сара прижала руки к губам, чтобы сдержать испуганный крик. Страх сделал ее беспомощной.

Вирджил вновь сбил Джулию с ног. Падая, она налетела на стул, который опрокинулся с гулким стуком. Вирджил лихорадочно обводил комнату взглядом в поисках оружия. Заметив толстый витой шнур от колокольчика, подвешенный к потолку, он сорвал его.

Сара опомнилась и бросилась наперерез Вирджилу, чтобы защитить хозяйку, совсем забыв про серебро, спрятанное под передником. Серебряные вещицы с грохотом посыпались на пол.

Вирджил подозрительно оглядел серебро и окаменевшее от ужаса лицо Сары.

— Черномазая ведьма! Воровка! Я спущу с тебя шкуру!

— Нет, она не воровка! — Джулия вскочила, а Сара выбежала из комнаты. — Она собиралась почистить серебро и уложила его в передник, чтобы не ходить из кухни к сундуку несколько раз. Она ни в чем не виновата!

Вирджил молча смотрел вслед Саре, а когда, наконец, обернулся к Джулии, в его глазах горел дьявольский огонь.

— Ладно, с ней я разберусь позднее. А пока надо наказать тебя. Встань на колени.

Джулия не шелохнулась, и он зловеще добавил:

— Попробуй только ослушаться, и твоя мать немедленно узнает всю правду.

От пережитого испуга силы Джулии иссякли. Если ее матери и суждено умереть, то пусть она скончается не от ужаса и горя. Не видя иного выхода, Джулия повиновалась.

— Я возьму тебя здесь, на полу, как шлюху. — Тяжело дыша от предвкушения, Вирджил задрал платье Джулии и спустил до колен панталоны. Заставив ее раздвинуть ноги, он встал между ними. — А теперь получай, дорогая! — скомандовал он.

Он нанес сокрушительный, безжалостный удар, ворча от наслаждения. К счастью, все кончилось быстро. Оставив Джулию лежать на полу, Вирджил удалился.

Сара, которая наблюдала за ним из-за двери, бросилась к хозяйке, утирая слезы.

— Этот негодяй должен умереть, — всхлипывала она, обнимая Джулию. — Ему не место на земле. Скажите мистеру Майлсу, пусть отомстит за вас…

— Нет, Сара, так нельзя, — пролепетала Джулия. — Майлс и без того в опасности. Если его поймают, то казнят. Мы и сами осуществим задуманное. Ничто не изменилось.

Сара увела Джулию на кухню и помогла ей вымыться.

— А теперь ложитесь и вздремните немного, — посоветовала негритянка. — С мамой и братом вы повидаетесь, когда успокоитесь. Отдохните, а об остальном я позабочусь сама.

— Не время отдыхать. Мама наверняка слышала крики и встревожилась. Я должна пойти к ней.

— С хозяйкой посижу я и скажу, что вы оступились, упали и чуть не повредили ногу. Ступайте в постель.

Джулия была слишком слаба, чтобы протестовать. Саре пришлось почти нести ее вверх по лестнице. Достигнув площадки, они увидели, что Вирджил, стоя наверху и перегнувшись через перила, язвительно ухмыляется, наблюдая за ними.

— Что это с вами, Джулия? — с притворной озабоченностью спросил он. — Вам нездоровится? Какая жалость!

Сара застыла, а Джулия вновь испытала жгучее желание наброситься на него с кулаками. Они прошли мимо Вирджила. Очутившись в спальне, Джулия рухнула на кровать и дала волю слезам.

Вскоре ее веки отяжелели, но она боролась со сном, стараясь решить, как быть дальше. Так жить нельзя. Рано или поздно мать обо всем узнает. Джулия опасалась, что в припадке ярости она убьет Вирджила. Майлса в любую минуту могли обнаружить. С каждым днем положение становилось все более отчаянным.

«Может быть, стоит покинуть дом сейчас же, не дожидаясь смерти матери?» — внезапно подумала Джулия. Но разве она отважится на такой шаг? Что хуже — исчезнуть или ждать, каждый миг опасаясь самого страшного? Ни на один вопрос

Джулия не знала ответа.

Джулия опомнилась, почувствовав на своем плече руку Сары, и поняла, что сон все-таки сморил ее.

— Проснитесь, мисс Джулия! — торопливо шептала Сара. — Вставайте!

Посмотрев на окна, Джулия убедилась, что проспала довольно долго: небо уже потемнело, приближалась ночь.

— Как мама? — спросила она, ощущая знакомые уколы предчувствия.

— Плохо. У нее сейчас врач. Я заглянула в спальню и увидела, что он возится с серебристой штучкой на резиновых трубках.

— Это стетоскоп. Врач каждый раз пользуется им, чтобы узнать, как бьется мамино сердце. Но почему это так встревожило тебя?

— Он слушал ее и качал головой. Мистер Оутс тоже был там, смотрел на меня и усмехался, словно радовался тому, что ей хуже. — Негритянка испуганно таращила глаза. — Но я беспокоюсь не за хозяйку, а за мистера Майлса. Он велел Лайонелу передать вам, что хочет повидаться с матерью, прежде чем двинется в путь. Он видел, как помощники шерифа рыщут по лесу, и теперь опасается, что его найдут. Задерживаться здесь слишком опасно: он уезжает сегодня же, в полночь.

51
{"b":"12281","o":1}