ЛитМир - Электронная Библиотека

Ибо ее собственные беды только начинались.

Глава 16

Сара знала, что нужно для похорон. Первым делом она позвала Лайонела и велела разыскать доску для обмывания — кусок дерева, напоминающий столешницу, на котором покойников готовили к погребению.

— Доска должна быть там, где недавно гостила смерть, — объяснила она Лайонелу, поскольку этот предмет кочевал по округе, переходя из семьи в семью.

— Наверное, она у Пилов, тех, что живут на краю болота: мистер Дервуд скончался несколько недель назад, а с тех пор больше вроде никто не умирал.

— Так ступай и принеси ее, — устало приказала Сара и обернулась к Джулии: — Хозяйке вряд ли понравилось бы лежать на общей доске, на которой обмывают всех покойников округи, но делать другую некогда. Надо было подумать об этом заранее.

Джулия отозвалась:

— Ты права, Сара. Мама ни за что не согласилась бы лечь на общую доску. Ты же знаешь, она всегда была брезглива.

Сара окинула быстрым взглядом тусклые глаза девушки и волосы, уныло повисшие вдоль осунувшегося лица.

— Какая теперь разница, мисс Джулия? — сочувственно произнесла она, всем сердцем жалея молодую хозяйку. Господь возложил на плечи Джулии слишком тяжкую ношу, и Сара не знала, сколько еще ей предстоит вынести. — Ложитесь-ка спать. Лайонел зайдет в церковь и позвонит в колокол, чтобы оповестить соседей. Днем у нас не будет отбою от гостей, вам придется встречать и выслушивать каждого. А я позабочусь о вашей матери и приготовлю все, что нужно для похорон. Я справлюсь, не сомневайтесь. Идите спать.

— Нет! — выпалила Джулия, выпрямляясь. — Я помогу одеть маму, Сара. — Обернувшись к Лайонелу, она велела: — Ступай сними с петель дверь амбара и принеси ее в мамину спальню. Мы будем готовить ее там.

Лайонел перевел взгляд на Сару, и та кивнула, взглядом показывая, что не стоит спорить с Джулией, раз она приняла решение.

— А ты, Сара, нагрей воды. Я пойду наверх и поищу одежду для мамы. Конечно, нам не обойтись без помощи. Пусть слуги начнут готовить поминальный обед, но я не намерена ограничиться пирогами. Надо зарезать и зажарить несколько цыплят, заколоть и поджарить на вертеле поросенка. Лайонел, затем ты поедешь в Саванну и привезешь лучший гроб, который только найдешь у гробовщика Уильяма Кулпеппера.

Сара вздохнула, мучимая жалостью к хрупкой девушке, которая так старалась быть сильной.

— Мисс Джулия, к чему такие расходы? Ведь теперь плантация принадлежит мистеру Вирджилу… мистер Майлс в тюрьме… не лучше ли обойтись без пышных похорон?

Джулия хлопнула ладонями по кухонному столу, воскликнув: — Благодаря маме Роуз-Хилл стал самой доходной плантацией во всей Саванне, Сара! До войны мама была гордой, утонченной женщиной. Она заслуживает самых пышных похорон — мы просто обязаны оказать ей все почести.

— Конечно, мисс, как скажете. Но ручаюсь, если бы вчера ночью нам удалось сбежать, мистер Вирджил просто вырыл бы яму и бросил туда тело, не сказав ни единого слова. Может, она и вправду заслужила настоящие похороны, однако мистер Майлс, и вы, и…

— Я не останусь здесь, — решительно заявила Джулия, — и вы с Лайонелом уйдете вместе со мной. Завтра мы похороним маму, созовем на поминки знакомых из Саванны, а затем покинем дом. Пусть Лайонел снова приготовит повозку и спрячет ее подальше в лесу, чтобы нас никто не остановил.

Сара испуганно огляделась, словно в любой момент Вирджил мог появиться рядом, как из-под земли.

— Не бойся, Сара. Вирджил уехал за священником. Он умело играет роль безутешного мужа.

— Как же вы уйдете отсюда, мисс Джулия? — забеспокоилась старая негритянка. — Он не позволит вам…

Услышав это, Джулия вскипела от негодования. Он не позволит! Ее возмущала необходимость кому-то подчиняться. Нет, на этот раз она не станет медлить и бояться. Только что она поняла, какие чувства владели Дереком, когда он бросился в воду, кишащую акулами. Жаль, что она не так сильна духом — ведь такой смелостью наделены лишь немногие мужчины, — но этот недостаток она возместит женской хитростью. К счастью, ей не придется прыгать в море со связанными руками, но ее подстерегает немало других опасностей. Если не забывать о хитрости и осторожности, она сумеет избежать их. Теперь Джулия почти не сомневалась в том, что Дерек спасся.

Улыбка тронула ее губы: мысль о Дереке неожиданно придала ей силы. Дерек Арнхардт наверняка жив! Согласится ли он помочь ей? Он просто не сможет отказаться!

Сара робко подала голос:

— Мисс Джулия, что с вами? Вы такая странная… Джулия широко улыбнулась:

— Не волнуйся, Сара. Я сама решу, как быть дальше. Мама уже мертва, и я больше не намерена терпеть издевательства Вирджила. По крайней мере, мама умерла спокойно. Она так и не узнала, что ее муж насилует собственную падчерицу. Но в этом доме я не задержусь ни минуты — клянусь памятью мамы! — с дрожью добавила она.

— Он не отпустит вас, — покачала головой Сара, на лице которой явственно отразился страх. — Говорю вам, этот человек — сущий дьявол. Вы же видели, что стало с мистером Майлсом — он попал в виргинскую тюрьму…

— Сара, выполняй мои распоряжения и не спорь. Завтра днем мы похороним маму. Пусть Лайонел выроет могилу рядом с могилой отца, в самом солнечном уголке кладбища… — Внезапно Джулия умолкла. Усталость наполнила каждую клеточку ее тела. — А пока надо поискать какую-нибудь одежду…

— Ваша матушка заранее приготовила себе одежду для похорон, — сообщила Сара. Джулия озадаченно обернулась, и негритянка поспешила объяснить: — Детка, вас оберегали, и потому вы еще не знаете жизни, но люди обычно заранее готовят одежду, в которой им предстоит лечь в гроб. Я знаю, где прятала ее ваша мама.

Джулия прошлась по притихшему дому, заметив, что кто-то остановил все часы в минуту смерти хозяйки. Все зеркала были занавешены простынями. Обнаружив это, Джулия поморщилась: она не верила в то, что душа покойника подолгу бродит по дому и что если она увидит себя в зеркале, то это помешает ей когда-нибудь вновь возродиться к жизни. Она вздохнула. Нелепое суеверие! Но если остальным домочадцам станет легче при виде занавешенных зеркал, так тому и быть.

Вскоре Лайонел принес в спальню дверь из амбара, а Сара нагрела воды. Джулия наблюдала, как слуги переложили холодное, закоченевшее тело матери из постели на дверь, положенную на большой стол. Лайонел отправился рыть могилу, а Сара принялась обмывать труп.

— Не могу видеть ее глаза, — вдруг произнесла негритянка. — Поищите пару монет.

— Монет? — Джулия заморгала.

Сара кивнула, и Джулия открыла шкатулку, где мать хранила мелкие монеты. Сара умело закрыла веками невидящие глаза и положила поверх них монеты.

Затем Сара разыскала приготовленное платье — простое и элегантное серое одеяние с высоким воротом и длинными рукавами, лишенное каких бы то ни было украшений. Вместе с Джулией она одела покойницу. Джулия расчесала волосы матери, заплела их в косы и уложила на затылке аккуратнойкорзинкой.

В коридоре послышались шаги, и Лайонел крикнул из-за двери, что мистер Кулпеппер привез гроб.

— Мы уже готовы, — отозвалась Джулия, быстро сглотнув ком в горле. До сих пор она держала себя в руках, отгоняя скорбь единственной мыслью: надо что-нибудь делать — скоро все будет кончено.

В спальню вошел мистер Кулпеппер — высокий, тщедушный мужчина с крючковатым носом и глазами навыкате. Сцепив длинные костлявые пальцы, он заговорил глухим голосом, словно доносящимся из склепа:

— Покойница уже одета?

Джулия кивнула, отступила в сторону, и гробовщик вместе с Лайонелом внес в комнату простой деревянный гроб, в который тут же переложили тело бедной женщины.

Сара вынула из гардероба хозяйки мешочки с толчеными лепестками роз, придающими белью нежный сладковатый аромат. Мешочки уложили в гроб. Мистер Кулпеппер сложил руки покойницы на груди и подал знак Лайонелу, собираясь нести гроб вниз.

— Я велела Энни Белл убрать в гостиной, — заметила Сара, выйдя вместе с Джулией на лестницу.

55
{"b":"12281","o":1}