ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я справлюсь сама, Харли. Мне неловко отнимать у вас время. Вы же в отпуске — значит, вам положено развлекаться и ни о чем не думать. Так что спасибо вам и…

К ее удивлению, Харли рассмеялся, но этот смех прозвучал странно. Было что-то неуловимое в его тоне и блеске глаз.

— Если вы боитесь, что я добиваюсь вашей благосклонности, Джулия, то можете успокоиться: уверяю вас, сейчас мне не до этого. Как я уже сказал, я ни на что не претендую.

Его слова озадачили Джулию, но размышлять над ними она не стала. И вправду, бродить по пристани и искать «Памлико» было небезопасно: ее могли принять за шпионку. Значит, оставалось принять помошь почти незнакомого человека.

Харли проводил ее к дому Перл Уотсон и ушел, пообещав вернуться как можно скорее. Очутившись в сарае, Джулия рассказала Саре обо всем, что узнала. Сара покачала головой:

— Он не вернется. И вам самой не стоит бродить по пристани. Почему бы нам не отправиться в Виргинию и не разузнать про мистера Майлса?

— И что же дальше? — возразила Джулия. — Майлса не выпустят из тюрьмы, Сара. Надо помочь ему бежать. А мне одной это не под силу. Если Харли не вернется сегодня, значит, я буду искать Дерека сама, несмотря на риск.

День тянулся медленно; Джулия думала, что он никогда не кончится. Сара и Лайонел то и дело обменивались встревоженными взглядами. Джулия расшагивала по усыпанному соломой полу.

Интересно, какой будет встреча с Дереком? Что она почувствует, оказавшись рядом с ним — сильным, храбрым, властным человеком, готовым к любым испытаниям?

Она остановилась перед открытой дверью сарая, глядя на звездное небо, на черном бархате которого мерцали тысячи искорок. Если Харли Бомон не вернется, придется взяться за дело самой. Должно быть, он завернул по пути в салун, выпил и забыл о ней. Джулия не винила его. Кому какое дело до ее бед?

— Джулия!

Она вышла из сарая, вглядываясь в темноту.

— Я здесь!

Голос доносился из-за плетей дикого винограда, густо обвивающих стену сарая.

— Харли? — тревожно прошептала Джулия. — Это вы?

— Кто же еще? — раздраженно отозвался он и вышел из своего убежища. — Надо спешить. Я нашел «Памлико», он стоит на погрузке и может покинуть порт еще до рассвета.

— Значит, надо вызвать на берег лоцмана, — задыхаясь от волнения, заключила Джулия. — Бежим скорее!

Ведя Джулию по темным улицам, Харли объяснил, что корабль стоит у противоположного берега реки, где начинается болотистая низина. Недавно там было сооружено несколько прессов для хлопка. Там повсюду часовые, объяснил Харли, поэтому придется быть осторожными, чтобы их не приняли за шпионов.

— За шпионов? — Джулия нервно засмеялась. — Харли, нам достаточно будет объяснить страже, что я хочу поговорить с лоцманом Дереком Арнхардтом. Кого-нибудь пошлют за ним, вот и все.

— Не так-то это просто, — возразил Харли. — Ну, не будем тратить время на болтовню. Прибавим шагу.

Джулия удивилась, но покорно поспешила следом за Харли. Идти пришлось долго, и к тому времени, как они добрались до причала и Харли разыскал хозяина лодки, который согласился перевезти их на другой берег реки, Джулия валилась с ног от усталости.

Лодка причалила к берегу среди густых кустов. Бредя по мелководью и болотистой низине, Джулия вымочила платье почти до пояса.

— Не понимаю, к чему такие сложности? — пожаловалась она с раздражением и гневом. — Харли, мы с Дереком знакомы. Как только он увидит меня, он…

— Замолчите вы или нет? — прикрикнул он, до боли сжимая руку Джулии. — Слушайтесь меня и перестаньте ворчать.

— Мне больно! — вскрикнула Джулия и попыталась вырваться, но Харли крепко держал ее, увлекая за собой через тростники. Туфли Джулии скользили по мокрой траве. — Идите дальше один, Харли. Оставьте меня. Теперь я дойду сама. Не знаю, зачем вообще вы потащили меня сюда, но…

Вдруг Харли остановился, схватил ее за плечи и встряхнул так, что Джулия лязгнула зубами.

— Слушайте меня, глупая девчонка. Вы думаете, я затеял все это только потому, что долг джентльмена — помочь женщине, попавшей в беду? А зачем, по-вашему, здесь расставлены часовые? Чтобы дезертиры не прятались в трюмах кораблей! Но так уж вышло, что я — дезертир, и хочу попасть на «Памлико». Мне осточертела эта дурацкая война. Я не собираюсь подставлять голову под пули янки. Я доплыву до Бермудских островов или куда-нибудь подальше и буду лежать на берегу, ожидая, когда закончится проклятая война. И вы поможете мне, иначе я перережу вам глотку немедленно и брошу вас в реку, на съедение крабам, ясно?

Холодная сталь коснулась шеи Джулии, и она покорно пробормотала:

— Да. — От страха ее сердце ушло в пятки. — Да, да…

— Вот как мы поступим: я спрячусь в кустах, а ваша задача — отвлечь часовых. Это нетрудно: вы миловидны, и любой сукин сын будет только рад поболтать с вами, надеясь на легкую добычу. Остальное предоставьте мне.

Лезвие слегка впилось ей в кожу, оставив царапину.

— И еще одно. Если вы поднимете шум, я убью вас прежде, чем меня поймают. Это вам ясно?

Джулия боязливо кивнула.

— Вот и хорошо. Но я отплачу вам за услугу: вы попадете на корабль. Мы спрячемся там, выждем время, а потом вы пойдете искать своего возлюбленного. — Он грубо подтолкнул Джулию вперед: — Живее!

В ужасе она поняла, что у нее нет никакой надежды на спасение. Вскоре они добрались до края болота. При свете факелов на пристани она разглядела длинный корабль и распознала в нем судно, предназначенное для прорыва блокады. Его оснастка ограничивалась двумя низкими мачтами, на одной из которых виднелась крохотная марсовая площадка. Корпус, возвышающийся на восемь футов над водой, был выкрашен в тускло-серый цвет, благодаря которому ночью корабль становился почти невидимым. Труба, почерневшая от дыма, поднималась совсем невысоко над палубой. Дым из нее должен был стелиться над самой водой.

Джулия увидела, как на корабль грузят клетки с курами, среди которых нет ни единого петуха, — матросы опасались, что их крики привлекут внимание янки.

Как объяснял Дерек, эскадра янки, охранявшая подступы к Уилмингтону, состояла из тридцати судов, расставленных полумесяцем возле устья реки Кейп-Фир, вне досягаемости для тяжелых орудий форта Фишер. Рога этого полумесяца постепенно придвигались все ближе к берегу, вся линия судов растягивалась примерно на десять миль.

Погрузку производили опытные стивидоры: тюки хлопка укладывали так плотно друг к другу, что между ними не сумела бы спрятаться даже крыса. Джулия задумалась: где же намерен скрываться Харли?

Хлопок грузили даже на палубу, заполняя все свободное пространство и оставляя только узкие проходы к каютам, машинному отделению и мостику. Издалека пароход с низким планширом и серыми боками напоминал огромный тюк хлопка, в который воткнули палку.

— Они готовы к отплытию, — прошептал Харли. — Не знаю, чего они ждут — может, погружены еще не все клетки? Так или иначе, нам надо спешить.

У трапа сидел единственный часовой, который давно клевал носом. Харли велел Джулии подойти поближе к часовому и окликнуть его.

— И что же я ему скажу? — спросила она, дрожа от страха. — А если он выстрелит?

— Не глупите. Он поднимет голову, увидит, как вы прелестны, и дело в шляпе! Постойте-ка… — Неожиданно он протянул руку и дернул лиф платья Джулии вниз, почти полностью обнажив ее грудь. — Пусть думает, что на вас напали. Попросите о помощи. Да не стойте же столбом!

Джулия съежилась, вновь увидев нож, блеснувший в лунном свете.

Она осторожно направилась к трапу. Перед ее глазами возникали лица родных и друзей — Майлса… матери в гробу… Лайонела и Сары, со страхом ждущих ее возвращения… Дерека…

«Господи, — думала она в панике, — неужели это конец?»

— Стой! — крикнул внезапно проснувшийся часовой и прицелился в Джулию. — Кто идет?

— Помогите! — слабо вскрикнула она, бросаясь вперед. — Спасите меня!

Глаза часового расширились при виде девушки с почти об — наженной грудью и растрепанными волосами. Выронив оружие, он кинулся навстречу:

60
{"b":"12281","o":1}