ЛитМир - Электронная Библиотека

От дыма у Дерека слезились глаза. «Памлико» загорелся, и Дерек не знал, сколько еще времени он продержится на плаву, прежде чем затонет. Но попытаться спасти Джулию все же стоило.

Ворвавшись в каюту, он увидел Джулию в ярком красноватом отблеске пламени, проникающем в иллюминатор. Она сидела на краю койки, растерянно оглядываясь по сторонам. Заметив Дерека, она ахнула:

— Дерек, это ты!

— Некогда болтать, Джулия. — Он легко поднял ее на руки, перебросил через плечо и метнулся к двери.

— Дерек, что происходит? — воскликнула она, унюхав дым. — Объясни, я должна знать!

Не слушая ее мольбы, Дерек пронесся по узкому коридору к трапу и похолодел, увидев, что верхние ступени уже объяты пламенем. Они с Джулией оказались в ловушке. Когда он развернулся к другому выходу, Джулия тоже заметила огонь и закричала от ужаса.

Дерек бежал по коридору к другому трапу, ведущему наверх. В этот миг корабль вдруг накренился, и Дерека отбросило к стене.

В люк хлынула вода. Корабль тонул. Дерек отчаянно рвался к трапу, приказывая Джулии крепко схватиться за него.

— Мне понадобятся обе руки. Держись!

Она судорожно обвила руками его шею. Дерек начал подниматься.

Но не успел он пройти и полпути, как сверху на них обрушился столб воды. Джулия закашлялась, попыталась закричать, и не смогла. Только теперь она осознала, что корабль действительно тонет.

Что-то ударило Дерека по голове, и ему понадобились все силы, чтобы остаться в сознании. Должно быть, вода смыла с палубы незакрепленный груз и он стал барьером на пути к поверхности. Корабль стремительно уходил под воду, трюмы наполнялись водой. Дерек молился только о том, чтобы Джулия не разжала руки: самому ему пришлось отодвигать в сторону груз.

Внезапно он почувствовал, что пальцы Джулии разжались, и подхватил ее, надеясь, что она опомнится. Она должна бороться, обязана найти в себе силы, несмотря на всю хрупкость. Дерек почти не ощущал ее вес.

Вот голова Дерека оказалась над водой, и он с наслаждением глотнул воздуха, чувствуя, что Джулия тоже задышала. Но не прошло и минуты, как они вновь погрузились в холодную темную воду. Запустив пальцы в густые спутанные волосы Джулии, Дерек потащил ее вверх, каждую минуту опасаясь, что она уже захлебнулась.

Крепко прижимая к себе Джулию одной рукой, другой он судорожно греб и работал ногами, чтобы поскорее отплыть от останков пылающего корабля. Вокруг плавали обломки досок, рундуки и тюки хлопка, которые быстро пропитывались водой и тонули. Дерек увидел несколько вспышек и понял, что янки снова дали залп, чтобы прикончить всех уцелевших матросов. Но подойти поближе крейсеры не решались, опасаясь атаки береговой батареи конфедератов.

Подул сильный ветер, поднялись волны. Дерек знал, что начинается отлив: нечего было и надеяться доплыть до берега. Он хорошо плавал и без Джулии наверняка преодолел бы расстояние до берега, но в этот миг он забыл о себе. Джулия гораздо слабее; оставшись без помощи, она погибнет. Смешанные чувства, охватившие Дерека в эту минуту, было невозможно облечь в слова. Он попробует спасти ее и выжить сам, а когда-нибудь потом поразмыслит и поймет, почему в нем вдруг вспыхнула потребность рискнуть жизнью ради этой девушки.

Что-то ударило его в плечо, и от неожиданности Дерек чуть не отпустил Джулию. Оглянувшись, он заметил рядом длинный плоский ящик, подскакивающий на волнах.

— Джулия! — позвал он, стараясь перекричать ветер. — Джулия, ты меня слышишь? — Она была такой неподвижной, что Дереку показалось, будто она потеряла сознание.

Наконец она пошевелилась, застонала и пробормотала, что ей холодно.

— Слушай меня, — заговорил Дерек тоном, каким всегда обращался к матросам — резким, повелительным и категоричным. — Я помогу тебе забраться на этот ящик, и ты будешь крепко держаться за него, ясно? Надвигается шторм, и если мы упустим ящик, то утонем. А теперь хватайся за него и забирайся на крышку. Если ты разожмешь пальцы, то погибнешь. Ты слышишь меня? Ты умрешь…

— Майлс… — прошептала она и закашлялась, поперхнувшись соленой водой. — Майлс… погибнет…

— Нет, погибнешь ты, если разожмешь пальцы, — перебил Дерек. Обхватив сильными руками талию Джулии, он вытолкнул ее из воды, подсаживая на пляшущий ящик. Проверять, выполнила ли Джулия его приказ, не было времени: Дерек должен был сам поскорее взобраться на ящик, пока его не отнесло волной.

Волна окатила его с головой, Дерек ободрал пальцы о шероховатый деревянный ящик. Приподнявшись над водой, он подтянулся и упал на Джулию, пригвоздив ее к ящику своим телом.

Распростершись на досках, Дерек обхватил пальцами края ящика и лег на живот, прижавшись лицом к голове Джулии.

— Мы должны продержаться, Джулия, — крикнул он, перекрывая завывания ветра. — Дует норд-ост — он бушует недолго. Мы справимся…

К счастью, Джулия, измученная испытаниями, вновь потеряла сознание. Ее дыхание затрудняла тяжесть мужского тела.

У Дерека онемели пальцы, ноги ломило от напряжения. Ящик высоко подскакивал на волнах, несколько раз Дерек опасался, что волной их смоет в море, но благодаря силе ему удавалось удерживаться на досках.

Его веки стали смыкаться — нервное напряжение отступало. Может, воображение сыграло с ним злую шутку? Или море и вправду начало успокаиваться? Ветер утихал. На востоке всходило солнце. Дерек не мог позволить себе закрыть глаза. Каждая мышца, каждая кость в его теле горела, точно в огне. Но разжимать пальцы было еще слишком рано…

— Дерек, мне нечем дышать…

Он открыл глаза. Джулия пыталась выбраться из-под него. Солнце пригревало обнаженную спину Дерека. Подняв голову, он обнаружил, что океан быстро успокаивается, гребни волн становятся все более пологими. Сколько же он проспал?

Джулия вновь пошевелилась.

— Дерек, прошу тебя, отодвинься, — взмолилась она. — Я сейчас задохнусь!

Дерек оценивающе оглядел ящик, осторожно разжал пальцы и приподнялся на руках.

— Осторожнее! — предупредил он Джулию. — Я попробую сесть так, чтобы мы не перевернулись, а ты выберись из-под меня.

Через несколько минут они уже сидели друг против друга. Только теперь Дерек заметил, что Джулия почти обнажена: платье превратилось в лохмотья. Криво усмехнувшись, он окинул взглядом ее нагую грудь и пробормотал:

— Всю жизнь мечтал оказаться посреди океана вместе с русалкой.

Проследив за его взглядом, Джулия ахнула и попыталась прикрыть грудь руками.

— А вы ничуть не изменились, Дерек Арнхардт. Вы все такой же дикарь.

Он рассмеялся.

— Как тебе не совестно? — упрекнула Джулия и опустила руки, понимая всю тщетность попыток прикрыть наготу. И кроме того, ящик качался на волнах так, что ей пришлось схватиться за края, чтобы не упасть. — Мы очутились посреди океана, на жалком ящике, а ты смеешься! Может, теперь ты объяснишь, что произошло?

— Мы не сумели прорваться сквозь блокаду, — сообщил Дерек с таким видом, словно речь шла о сущих пустяках. — Янки заметили нас и дали залп. Корабль вспыхнул и затонул. Кстати, могу добавить, что я спас тебе жизнь.

— Сомневаюсь, — возразила Джулия, оглядывая бескрайний океан, сливающийся на горизонте с небом. — Мы все равно или утонем, или умрем с голоду, или… — Внезапно она осеклась и широко раскрыла глаза. — Дерек… — прошептала она, впервые по-настоящему осознав его близость. — Дерек, это ты…

Она бросилась к нему так неожиданно, что ящик рискованно накренился, и Дереку пришлось одновременно выправлять крен и прижимать Джулию к груди.

— Да, милая, — пробормотал он, уткнувшись в ее шелковистые влажные волосы. — Это я, и у нас все будет хорошо. Рано или поздно нас подберет проходящий мимо корабль. Ящик крепкий, он выдержит нас — ведь во время шторма он не утонул, но втайне Дерек думал, что надежда на спасение ничтожна — они еще не добрались до Гольфстрима, где было больше шансов встретиться с каким-нибудь кораблем.

Он взял Джулию за подбородок и прильнул к ее губам в нежном, томительном поцелуе, потрясшем их обоих. Отстранившись, он ласково улыбнулся:

63
{"b":"12281","o":1}