ЛитМир - Электронная Библиотека

Возбуждение неуклонно и быстро нарастало в глубинах ее тела, и Дерек чувствовал это, вонзаясь в нее все резче. Джулия приоткрыла рот в крике экстаза. Дерек передвинулся, подставляя ее губам плечо.

— Не сдерживайся, Джулия, — попросил он. — Дай насладиться тобой…

Она впилась губами в упругую плоть, кусая ее все сильнее с каждой волной страсти, проходящей по телу, а потом и он издал ликующий крик, безжалостно погружаясь в нее, вдавливая ее в шероховатый песок и наполняя своим соком.

Когда все было кончено, они еще долго не могли разжать объятия. Чудесное ощущение близости было слишком ошеломляющим и необъяснимым.

Наконец Дерек перекатился на бок, не отпуская Джулию. Почти касаясь губами ее губ, он пробормотал:

— Люби меня, Джулия. Люби вечно. Больше я никуда тебя не отпущу…

С этими словами он вновь проник в нее в приливе сладкой страсти, и Джулия лишь мельком удивилась тому, что он требовал от нее вечной любви, но сам не давал ей никаких клятв… он брал, а не отдавал, и несмотря на все упоение минуты, сердце Джулии переполнилось печалью.

Глава 19

Время будто остановилось. Мир Дерека и Джулии состоял из песка, моря, звезд и солнца… и радости в объятиях друг друга. Казалось, жизнь не имеет ни начала, ни конца — она заключалась только в блаженстве нескончаемой страсти.

Начинался прилив, уровень воды постепенно поднимался, прибрежная пена искрилась в лучах солнца. В толще воды у берега лениво колыхались водоросли.

Больше всего Джулии нравилось утро: она просыпалась с первыми лучами солнца и любовалась морем, напоминающим расплавленную бронзу. Каждую ночь она охотно принимала жаркие ласки Дерека, отдавалась ему целиком, не задумываясь о будущем. Они стали единым целым, владели друг другом во всей полноте, ничего не утаивая.

Дерек с разочарованием обнаружил, что ящик содержит лишь запас кофе для команды, да и то подпорченный морской водой. Он научился ловко ловить рыбу, подплывающую к острову. Мелких рыбешек он сначала вытаскивал из воды голыми руками, а потом сделал грубую острогу с наконечником из острой раковины. В дождь Джулия расставляла по берегу большие раковины для сбора пресной воды.

Вдвоем они соорудили из пальмовых ветвей примитивный шалаш, но гораздо более защищенной Джулия чувствовала себя в сильных руках Дерека. Она была убеждена, что пока он рядом, с ней ничего не случится.

— Люби меня… — то и дело приказывал он.

И она повиновалась, шепча ему ласковые слова и с каждым днем понимая, что дорожит им все больше.

— А если нас никогда не найдут? — спросила она Дерека однажды, когда они плескались в бирюзовых водах. Их тела давно покрыл бронзовый загар. — Что, если мы уже мертвы и находимся в раю, в садах Эдема, и будем жить здесь вечно?

Дерек насмешливо взглянул на нее, подняв бровь.

— Неужели тебя это не радует? Судя по сияющим глазам, ты счастлива.

— Так и есть, — задумчиво подтвердила Джулия, — вернее, я была бы счастлива, если бы не беспокоилась за Майлса. Может, он уже умер в тюрьме? Мы не знаем даже, сколько времени провели здесь. Должно быть, война уже кончилась…

— Надеюсь, да. Обе стороны потеряли немало солдат.

— По крайней мере, тут никто не причинит нам горя. Правда, мне надоело питаться рыбой, жевать листья и кору, но все-таки мы выжили. И не слишком похудели.

Дерек окинул ее взглядом, вышел из воды, и она увидела, что им вновь владеет возбуждение. Неужели он никогда не пресытится ею? Втайне Джулия по-прежнему радовалась плотской любви, тем более что Дерек оказался опытным и умелым любовником. Чего еще могла бы пожелать женщина? Но в глубине души Джулия ощущала тревогу: когда-нибудь она все равно наскучит Дереку.

Он опустился на песок, лег на спину, заложил руки за голову и согнул ноги в коленях. Стояла жара, и им не приходилось прикрывать наготу пальмовыми листьями.

Джулия любовалась великолепным телом Дерека. Неужели на свете существуют и другие, столь же идеально сложенные мужчины?

— Иногда я молюсь, чтобы нас никогда не нашли, — хрипло пробормотал он, привлекая Джулию к себе, — потому что никак не могу насытиться тобой. А если мы когда-нибудь покинем этот остров, ты постараешься поскорее отделаться от меня. Этого я не хочу.

— Дерек, я не расстанусь с тобой, — прошептала Джулия, перебирая упругие темные волоски на его груди.

Она опустила голову между его ног, чтобы доставить ему удовольствие, от которого Дерек бился и стонал в неописуемом экстазе.

Да, он научил ее и этой премудрости, и Джулия радовалась тому, что способна подарить ему такое наслаждение. Знал ли он, что она влюблена в него, что слова, которые она шептала ему на ухо, исходили из глубины сердца? На этот вопрос Джулия не могла ответить.

Взаимна ли ее любовь? Дерек никогда не говорил об этом, но когда смотрел на нее чуть свысока, обнажая в улыбке белые зубы, то казался исполненным самодовольства. В такие минуты Джулия думала, что все происходящее для него — только игра, чтобы скрасить томительные часы.

Доведенный почти до безумия, Дерек схватил ее за талию, повалил на спину и мощным рывком погрузился в нее. Это продолжалось целую вечность, и, наконец, оба обессилели и затихли бок о бок на теплом песке, глядя в лазурное небо.

Джулия вдруг решилась произнести слова, которые давно вертелись у нее на языке.

— Дерек, ты любишь меня?

Он затаил дыхание и молчал так долго, что Джулию охватило желание вскочить и броситься прочь, не дожидаясь, когда он с привычной надменностью отвергнет ее. Она чувствовала, как слезы жгут глаза, и не хотела, чтобы Дерек видел ее плачущей.

С трудом она заставила себя лежать неподвижно и ждать, молясь, чтобы он выговорил заветные слова.

— Джулия… — со вздохом сказал он. — Таких чувств, как к тебе, я никогда не питал к женщине. Ты слишком много значишь для меня. Но признаваться в любви..

— Ты сам заставил меня заговорить об этом! — выпалила Джулия, не в силах скрыть горечь. — Каждый раз во время близости ты требуешь, чтобы я признавалась тебе в любви!

— Да, я хочу это слышать. Мне нравится думать, что ты говоришь искренно. Однако это не так. Джулия, ты по-своему используешь меня. Тебе доставляет удовольствие то, что я могу дать, а мне — твое тело. На этом острове, кроме нас, никого нет, но что будет, когда нашему уединению придет конец? Ты надеешься, что я помогу тебе освободить брата — если он по-прежнему томится в ричмондской тюрьме?

— Да, я рассчитываю на твою помощь, — откровенно призналась она, высвобождаясь из кольца рук Дерека. — И ты давно мог бы пообешать мне ее — ведь мы оба знаем, что можем навсегда стать пленниками этого острова.

Дерек кивнул:

— Верно. Давай на минутку предположим, что мы покинем остров и я помогу тебе освободить брата. И что же будет дальше?

— Я сотни раз повторяла, что люблю тебя, и это правда, Дерек, Даже если ты мне не веришь.

Она прижалась к нему, наслаждаясь прикосновением сильного тела, и ее пальцы запутались в густых волосах, окружающих его мужское достоинство.

— Когда Майлс окажется на свободе, я останусь с тобой.

— И будешь моей любовницей? — Дерек снова расплылся в надменной улыбке, которую Джулия ненавидела.

Она вновь отпрянула и гневно прищурилась:

— А ты будешь любить свою любовницу так, как любил бы жену?

Дерек расхохотался, окончательно разозлив ее. Джулия попыталась встать, но он удержал ее за руку, и как всегда, она почувствовала себя беспомощной.

— Послушай, Джулия, я ни на ком не собираюсь жениться, даже на самой прекрасной и желанной женщине в мире. Я уже говорил, что к тебе меня влечет сильнее, чем к любой другой женщине. Я хочу, чтобы ты всегда была рядом. Большего я не могу и не стану тебе обещать. Этого хватит.

Джулия сверкнула глазами, в зеленой глубине которых плясали опасные огоньки.

— А если нет?

— Хватит, — уверенно повторил он. — Пока мы вместе! Если нам удастся покинуть остров и ты пожелаешь расстаться со мной, между нами все будет кончено. Боюсь, в этом случае мне захочется причинить тебе боль. Но если ты уйдешь, я просто забуду твое имя, лицо и прекрасное тело.

65
{"b":"12281","o":1}