ЛитМир - Электронная Библиотека

— Что же, если он невиновен, значит, вы вправе добиваться освобождения, — сказал капитан, — но даже если на нем вина, он остается вашим братом. Я понимаю, почему вас так тревожит его судьба. О «Черной дыре» ходят страшные слухи…

Дерек встал:

— Капитан, мы будем признательны вам, если вы покажете, где можно прилечь. Мы оба устали.

От взгляда Джулии не ускользнула понимающая улыбка старого рыбака. Он объяснил, что его корабль невелик, кубрик забит до отказа.

— Но поскольку вы вдвоем провели на острове несколько месяцев, надеюсь, вы не прочь поселиться в одной каюте.

— Я могу переночевать и в кубрике, — возразил Дерек, направляясь к двери. — Скажите только, куда мне отвести Джулию.

Капитан поднялся:

— Я собирался предложить вам свою собственную каюту, Арнхардт. Мои матросы спят в страшной тесноте, в холщовых гамаках. Других кают на корабле нет. Я думал, вы займете ее вдвоем, но если вы предпочитаете кубрик…

— Да, предпочитаю, — решительно ответил Дерек.

— Отлично. — Капитан Мид направился к двери, мимоходом кивнув Джулии и попросив ее в случае необходимости обращаться к нему.

Джулия торопливо поблагодарила капитана, и как только за ним закрылась дверь, прошептала, утирая слезы:

— Впервые в жизни я оказалась в таком унизительном положении… Каждый матрос на этом корабле знает, чем мы занимались на острове. Как я буду смотреть им в глаза? Что они думают обо мне?

Дерек раздраженно вздохнул:

— Какая разница, Джулия? В Ричмонде мы покинем судно, и больше ты никогда не увидишь этих людей. Радуйся, что нас спасли. Осталось только освободить твоего драгоценного братца.

Опешив, Джулия широко раскрыла глаза, и неожиданно сообразила:

— Дерек, да ведь ты ревнуешь! Неужели ты не понимаешь, что значит для меня освободить Майлса…

— Знаю-знаю — все это я уже слышал, — устало перебил Дерек, проводя пятерней по взлохмаченным волосам. — Давай поговорим об этом потом. А сейчас я не прочь подстричься и умыться.

Джулия задумчиво прикусила губу. За время, проведенное на острове, она привыкла постоянно находиться рядом с Дереком, а теперь их окружали чужие люди. Остров исчез за горизонтом, и ей казалось, что прошлое было лишь сном. Дерек вдруг изменился. Она чувствовала в нем перемену и не хотела показать, как это ранит ее.

Он повернулся, чтобы уйти, но Джулия остановила его, обняв и уткнувшись лицом в спину.

— Пообещай, что не бросишь меня, Дерек, — взмолилась она, крепко прижимаясь к нему. — Неужели то, что случилось с нами, ничего не значит для тебя?

Обернувшись, он обхватил ее тонкую талию огромными руками и впился в глаза продолжительным, красноречивым взглядом. Одна рука Дерека заскользила вверх, коснулась груди, впадинки у основания шеи и подхватила подбородок.

— Значит, и очень многое, — возразил он срывающимся голосом. — Но если ты не хочешь расставаться со мной, ты должна идти следом.

— И стать твоей любовницей?

Дерек поднял бровь и криво усмехнулся:

— Да, любовницей. Ты прекрасна, с тобой я испытал блаженство. Если мы расстанемся, мне будет недоставать тебя. Но решение за тобой.

Джулия тяжело вздохнула. Ее сердце колотилось. Терять Дерека ей не хотелось, и если этого можно избежать, она была готова стать его любовницей. Но прежде следовало выдвинуть одно условие.

— Я останусь с тобой, сделаю все, что ты попросишь, и буду для тебя тем, кем ты захочешь. Помоги мне освободить брата Тогда я поклянусь, что не брошу тебя, пока ты сам меня не прогонишь.

Дерек смотрел на нее в упор, словно стараясь заглянуть в самую душу, и Джулия поняла, что ей никогда не удастся подчинить себе этого человека. Чтобы быть с ним, принадлежать ему, она должна отдаться ему не только телом, но и душой, всем сво — им существом.

Горячее дыхание Дерека, касающееся ее лица, вызвало в ней прилив желания. Какие же чувства она испытывает к нему на самом деле? Что это — любовь, страсть? Джулия не могла ответить на этот вопрос даже самой себе. Она знала одно: в объятиях Дерека для нее не существует ни страха, ни войны. Дерек наверняка сумеет уберечь ее.

Мучительные видения вспыхнули перед ее глазами. С Дереком она будет надежно защищена. Однако сам он в любой миг способен отнять у нее жизнь, сдавив руками шею. Этот сильный человек умел быть и нежным, внимательным, и грубым, равнодушным, почти жестоким. Его настроение менялось в мгновение ока.

Дерек наклонился и прильнул к ее губам. Он раздвинул их языком, объятие стало почти невыносимым. Они слились воедино. Дерек стремительно раздел Джулию и сорвал с себя одежду. Приподняв Джулию над полом, он вонзился в нее — один раз, другой, третий — пока они не устремились к вершине блаженства, утоляя страсть… лишь на краткое время.

Вскоре он вновь поставил ее на пол и выпрямился.

— Хорошо, Джулия, — тихо произнес он. — Я помогу тебе освободить Майлса.

— Дерек, клянусь, ты не пожалеешь об этом! — радостно воскликнула она.

Дерек прижал палец к ее губам, веля замолчать, и его глаза наполнились холодом и злобой. Он заговорил пугающим голосом:

— Выслушай меня внимательно, Джулия. Ты дала мне клятву и должна сдержать ее. Но если ты попытаешься обвести меня вокруг пальца, пеняй на себя: я не позволю играть со мной женщине, какой бы красивой она ни была. Это относится и к тебе, моя прелесть. — Он отстранился и прищурился, подозрительно оглядывая ее. — Теперь ты принадлежишь мне. Мы заключили сделку.

Он вышел из каюты, осторожно прикрыв дверь, и ее еле слышный стук подчеркнул предупреждение. Джулия обхватила руками свои обнаженные плечи, стараясь унять внезапно возникшую дрожь.

Когда Дерек заключал ее в объятия, она ничего не боялась — ничего и никого, кроме самого Дерека.

Глава 20

Джулия молча стояла рядом с Дереком, ежась от холодного ноябрьского ветра и глядя на большое белое трехэтажное здание, стоящее поодаль. Устав от ожидания, она принялась считать окна на третьем этаже. Пятнадцать. Столько же и на втором. А на первом — всего восемь. И пять дверей. Справа виднелось крыльцо перед последней из дверей. Должно быть, в нее она должна войти, чтобы расспросить про Майлса.

Сжав пальцы Дерека, она спросила:

— Может быть, пойдем туда сейчас же? Я попрошу разрешения поговорить с Томасом и…

— Нет, черт побери! — отрезал он и понизил голос, заметив любопытные взгляды прохожих. — Разве ты не видишь, сколько тут стражников? И в руках у них вовсе не палки. Это винтовки. Нас не подпустят к двери.

— Но разве я не вправе повидаться с кузеном?

Дерек зло стиснул ее пальцы, так что Джулия чуть не вскрикнула от боли.

— Повторяю, я обойдусь без твоей помощи. Нам незачем появляться там. Если Майлс еще жив и если он здесь, надо продумать план побега. Нам понадобится помощь и время. Я попробую найти помощников.

— Где же ты собираешься искать их?

— Предоставь это мне. А еще нам нужны деньги. Каждый человек, который согласится помочь узнику бежать, знает, что при этом он рискует жизнью. Никто не согласится помогать нам просто так. Цена за такую услугу будет очень высокой.

Джулии стало страшно.

— Да ведь у нас нет денег! Даже это платье мне пришлось взять у жены капитана Мида, потому что купить новую одежду нам было не на что. Если Мид не одолжит тебе денег, мы умрем с голоду.

— Доверься мне, — нетерпеливо произнес он и подтолкнул Джулию к пристани, откуда они пришли. Но она не сдвинулась с места. Дерек вздохнул. — Джулия, пойдем отсюда. Не стоит вызывать подозрения у охраны. Стражники уже начинают посматривать на нас.

Джулия собиралась было уйти, но вдруг в одном из окон третьего этажа мелькнуло лицо пленника, прижавшееся к прутьям решетки. Издалека различить черты лица было невозможно, но сердце Джулии дрогнуло, хотя она и понимала, что ее надежды нелепы.

— Смотри! — воскликнула она, указывая на окно. — Может быть, это Майлс или его знакомый…

68
{"b":"12281","o":1}