ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если с ее головы упадет хоть один волос, клянусь Богом, я убью тебя. Имей в виду, я не шучу.

Опал попятилась и забормотала с нервозной улыбкой:

— Конечно, Дерек, все будет так, как ты скажешь. Мы же давно знакомы, ты знаешь, что мне можно доверять…

— А ты знаешь меня, — зло перебил он. — Я не бросаю слов на ветер. Позаботься о Джулии. Она слишком много значит для меня.

Позднее Джулия не раз с болью вспоминала его слова: «Она слишком много значит для меня». А она так надеялась услышать: «Я люблю ее!» При этом воспоминании у Джулии щемило сердце: ей никак не удавалось безразлично относиться к человеку, который не питал к ней никаких чувств.

Глава 21

Джулию разбудил лязг наружного засова на двери комнаты. Сев в постели, она с удивлением оглядела вошедшую девушку. На незнакомке было платье из ярко-розовой тафты, низко вырезанное на груди. Волосы медового цвета, завитые мелкими колечками, были зачесаны вверх и перевязаны черной лентой. Несмотря на ярко накрашенные щеки и губы, ее лицо сердечком казалось почти детским.

— Доброе утро! Я Гарнет, — выпалила гостья на одном дыхании. — На самом-то деле меня зовут Энни, но Опал всем девушкам меняет имена. Гарнет звучит шикарнее, верно? Опал говорит, что клиентам приятнее иметь дело с Гарнет, чем с Энни. А, по-моему, им все равно — было бы, за что платить деньги!

Гарнет поставила на столик у постели принесенный поднос, подбоченилась и продолжала:

— Опал неплохо устроила тебя. Эту комнату приберегают для важных гостей… А я видела его! — Она широко улыбнулась. — Красавчика, который привез тебя сюда! Душка! А какие плечи! Впервые вижу такого рослого мужчину — и притом недурно сложенного. А глаза! — Она мечтательно причмокнула. — Мне бы такого дружка! — Внезапно Гарнет сменила тему: — А эта комната попросторнее моей. — Она огляделась. — И шторы хороши — красный бархат, подумать только! Шикарно, правда? Это все причуды Опал — не выносит дешевой обстановки. Говорит, иначе у клиентов деньги не выманишь.

Обернувшись к Джулии, Гарнет в упор оглядела ее.

— Почему ты не ешь? Опал сама присматривала, как кухарка готовит бифштекс. И вино прислала самое лучшее. Твой дружок велел кормить тебя по высшему классу, так что ешь, не привередничай. Посмотри-ка на себя — кожа да кости. Кое-кто из наших завидует тебе, говорят, что ты милашка. Мне-то все равно. Конечно, я не прочь иметь дружка вроде твоего, но я не из завистливых.

Она вздохнула так, что полная грудь всколыхнулась, и удивленно покачала головой.

— Что же ты все сидишь и молчишь? Так и будешь глазеть на меня? А я-то думала, тебе не терпится поболтать. Вчера вон весь день просидела одна. — Гарнет склонила голову набок, и в ее голосе зазвучали сочувственные нотки: — Ты плакала, что ли? Зря, от слез только морщин прибавляется. Так что побереги лицо.

— Подождите, дайте же мне вставить хоть слово! — взмолилась Джулия, с вожделением поглядывая на бифштекс и вино. — Спасибо за завтрак, Гарнет. Я и вправду проголодалась и не прочь поболтать.

Гарнет хлопнула себя по коленям и залилась хохотом:

— Вот так-то лучше! Опал говорит, ты гордячка, но мне что-то не верится.

Джулия поставила поднос к себе на колени и принялась резать мясо.

— Гордячка? — недоуменно переспросила она.

— Нуда! Недотрога и зазнайка. Послушать Опал, так тебе противно жить с нами под одной крышей. А мы честно зарабатываем свой хлеб. По-твоему, лучше пухнуть с голоду? Ричмонд — большой город… как его? Да, столица Конфедерации. У Опал есть деловая хватка. Здесь бывают офицеры, торговцы — словом, все, кто побогаче. Такие не пойдут к портовым потаскухам — с ними чего только не подцепишь! Вот и все удовольствие. — Она захихикала. — Они знают, что у Опал чисто, да и девушки у нее что надо.

Она придвинула к кровати стул с высокой спинкой, обитый золотистой парчой, и важно уселась, стараясь не измять юбку. Несколько минут она наблюдала, как Джулия ест, а потом спросила:

— Почему это твой дружок держит тебя под замком? Ума не приложу, зачем тебе убегать от него?

— Все не так просто, — вздохнула Джулия, втайне опасаясь этой болтливой девушки, но радуясь возможности перемолвиться словом. — Мой брат сидит в тюрьме Либби, а я хочу освободить его. Дерек пообещал помочь мне, а я ему не верю. Вот он и побоялся оставить меня одну в городе. Если бы он не запер меня здесь, я наверняка попыталась бы освободить брата.

— В тюрьме Либби? — Гарнет протянула руку, схватила кусок мяса с тарелки Джулии и отправила его в рот, смачно причмокнув губами. — Объедение! Редко нам достаются такие кусочки. На еду Опал тратит немного — говорит, нам незачем толстеть. Тюрьма Либби… — задумчиво продолжала она. — Это ее прозвали «Черной дырой»? Что же делает там твой брат? В этой тюрьме сидят янки. Может, он дезертир или предатель?

— Ни тот и ни другой! — отрезала Джулия и, осмелев, рассказала девушке свою историю. Гарнет показалась ей безобидной и дружелюбной, а саму Джулию разговор быстро успокоил. Но мысленно она продолжала обдумывать план собственного побега и надеялась, что новая подруга ей поможет.

Дослушав рассказ Джулии до конца, Гарнет вытаращила глаза от удивления.

— Вот это да! Так твой дружок — сам Дерек Арнхардт, капитан Айронхарт, которого здесь каждый знает? И он хочет сделать тебя своей любовницей? Ну и повезло же тебе! Сама Опал надеялась подцепить его, потому и невзлюбила тебя.

Джулия захлопала глазами.

— Я заметила. Чем я ей не угодила?

— Я же сказала: послушать ее, так ты гордячка. Опал не понимает, что Дерек нашел в тебе. Она увивалась вокруг него и так и этак, и все впустую! А ты хочешь сбежать от такого мужчины! И потом, твой брат наверняка уже мертв — в таких местах долго не живут.

У Джулии мучительно сжалось сердце, и она поспешила возразить:

— Майлс силен душой и телом. Если кто-нибудь и способен выжить в тюрьме, так это он. Дерек говорил, что Майлс жив.

— И как же ты хотела освободить его? Джулия упомянула о Томасе.

— Я немного пою, — призналась она. — Вот я и решила дать концерт для офицеров и охранников. А потом я нашла бы способ устроить Майлсу побег. Я побывала бы в тюрьме, осмотрелась и все решила.

— Забавно, — хихикнула девушка. — Если бы дело пахло деньгами, я бы помогла тебе.

— Правда? — Глаза Джулии загорелись надеждой. Гарнет подозрительно оглядела ее и покачала головой:

— Я пошутила. Здесь мы неплохо зарабатываем, так зачем рисковать своей шкурой? Не бойся, я никому не проболтаюсь. Ну, мне пора, а не то Опал взбесится.

Гарнет ушла, а Джулия встала и принялась беспокойно вышагивать по комнате. Снизу доносилась музыка, возбужденные голоса, сдавленный смех и возгласы девушек Опал, ведущих к себе клиентов. Джулию возмущало, что Дерек упрятал ее в такой дом. Что он себе позволяет? Она ему не рабыня!

Только бы ей выбраться отсюда! Джулией мало-помалу овладело бешенство. Вот забавно было бы посмотреть на Дерека, когда он вернется и обнаружит, что она исчезла! Джулия в гневе топнула ногой. Все клятвы Дерека — пустой звук. Он просто упивался ее телом, но никогда не любил и не полюбит. Черт побери, надо поскорее покинуть этот гнусный дом и освободить Майлса!

Окна в комнате Джулии были накрепко заперты. Комната находилась на втором этаже, и даже если бы она сумела открыть окно, то, прыгнув вниз, непременно сломала бы ногу. Значит, ей не обойтись без помощи Гарнет. Гарнет падка на деньги, это, несомненно. Беда в том, что Джулии было нечего предложить ей — у нее не осталось ни единого украшения!

Стало быть, все попытки сбежать тщетны. Придется ждать, когда вернется Дерек. А если Опал заставит ее работать, как остальных девушек? Такое случается — Джулия слышала о женщинах, ставших проститутками вопреки своей воле. Неужели и ее постигнет такая участь?

Часы тянулись с мучительной медлительностью. Время от времени Джулия засыпала, ее будил пронзительный смех и музыка. Наконец все в доме стихло.

70
{"b":"12281","o":1}