ЛитМир - Электронная Библиотека

— Дальше я не пойду, — задыхаясь, заявила она. — Меня не держат ноги…

— Мы скоро будем на месте. Прибавьте шагу. Мне было приказано как можно скорее увести вас, а вы провозились с веревкой чуть ли не целый час.

— Мне впервые пришлось спускаться по веревке, — возразила она. — Обычно я выхожу из дома через дверь.

— Так бы вас и выпустили! — усмехнулся Лео.

Джулия оставила без внимания грубоватую шутку и собралась с силами. Стояла безлунная ночь, улицу озарял только свет, падающий из окон домов. Джулия двигалась почти на ощупь.

Наконец они свернули за угол, и Джулия чуть не расплакалась от радости, когда сообщник подвел ее к ждущей повозке и обратился к вознице:

— Теперь ты отвечаешь за нее. А я, пожалуй, пойду выпью — надо же обмыть прибыль.

Возница помог Джулии забраться в повозку.

— Закрытый экипаж найти не удалось, — объяснил он таким тоном, словно ему было все равно. Сам возница кутался в толстый плащ, на голове его красовалась широкополая шляпа, и он казался неуязвимым для снега и ветра.

Хлестнув вожжами по крупам мулов, он направил повозку по улице, занесенной снегом.

— Надеюсь, ехать придется недолго? — стуча зубами, осведомилась Джулия. — По снегу мулы недалеко уйдут…

— Насчет Джимми и Билла не беспокойтесь: это самые крепкие животины в округе. Если кто и вынослив, так это они. Но ехать придется недалеко. Сидите тихо и отдыхайте.

— Я насквозь промокла!

— Говорю же вам — ехать недалеко.

Поездка показалась Джулии бесконечно длинной, однако, в конце концов, возница остановил мулов перед домом с темными окнами.

— Поднимитесь на крыльцо, стукните в дверь два раза, подождите минуту, затем постучите еще трижды. Спуститесь сами или вам помочь? — Похоже, помогать Джулии он вовсе не собирался.

— Справлюсь сама, — отозвалась Джулия, не желая унижаться. Она споткнулась, но вовремя схватилась за колесо повозки и удержалась на ногах. С трудом волоча ноги, она обошла вокруг повозки, опасаясь завязнуть в высоких сугробах.

Перил на крыльце не оказалось. Джулии пришлось нагнуться, чтобы рассмотреть первую ступеньку. Неуверенными шагами она поднялась на крыльцо, остановилась перед дверью, перевела дыхание и дважды стукнула по крепким доскам. Изнутри не доносилось ни звука. Подождав минуту, Джулия постучала еще три раза.

Дверь распахнулась так неожиданно, что Джулия чуть не упала. Сильные руки подхватили ее, и знакомый голос прошептал:

— Слава Богу, вы здесь! А я уже начал беспокоиться. Времени у нас в обрез. Надо поскорее увезти Майлса из города и спрятать в надежном месте. Комендант тюрьмы отправил на поиски весь гарнизон.

Джулии казалось, что она видит сон. Она убеждала себя в обратном, но сердце уверяло, что так быть не может. Слишком уж многое она пережила. Сколько было боли и горя, сколько молитв… Джулия схватила Гордона за плечи, в смятении выкрикнув:

— Он тут? Вы спасли его! Спасли… моего брата…

— Господи, Джулия, да вы насквозь промокли и дрожите, как перепуганный щенок! — нахмурился Гордон. — Вам надо согреться. — И он велел невидимому слуге принести одеяло. — Немедленно снимайте мокрую одежду. Когда вы поговорите с Майлсом — не забывайте, разговор должен быть кратким, — мы тоже покинем город. Неподалеку отсюда я знаю одно местечко, где вы сможете вздремнуть и согреться. Возьмите. — Шерстяное одеяло легло в протянутые руки Джулии. — А теперь раздевайтесь.

Джулию била дрожь, но, несмотря на это, она колебалась.

— Джулия, здесь темно как в преисподней. Вас никто не увидит. Поспешите, я же говорю — времени у нас нет. — Гордон нетерпеливо встряхнул ее за плечи.

Онемевшие пальцы Джулии с трудом справлялись с пуговицами и завязками, и ей пришлось просить помощи у Гордона. Его прикосновения были деловитыми, быстрыми, но вовсе не многозначительными. Джулия вздохнула с облегчением: значит, он намерен поддерживать с ней только деловые отношения. Это к лучшему, так и должно быть. А она уже собиралась предупредить Гордона, чтобы он не питал напрасных надежд.

Когда она завернулась в толстое одеяло, Гордон повел ее по лестнице вниз, в погреб, где прятался Майлс.

— Там горит лампа, и свет не виден с улицы.

Пока Джулия спускалась вниз, перед ней настойчиво вставали картины прошлого. Старая сахароварильня… детские игры с Майлсом… купание в реке… В то время они и не подозревали, сколько бед им предстоит пережить. Джулия совсем недавно поняла, что жизнь — загадка, пестрая смесь счастья и горя.

Открывшаяся дверь издала протяжный, возмущенный скрип. На узкие высокие ступени падал свет, исходивший откуда-то снизу.

Внезапно Джулия наяву услышала голос, который так часто снился ей:

— Джулия! Господи, Джулия, неужели это ты? Гордон крепче сжал ее руку.

— Мы заранее предупредили его о вашем приходе, — прошептал он. — В тюрьме он совсем ослабел, и мы боялись, что потрясение окажется для него слишком сильным ударом. Когда он понял, что очутился на свободе, то упал в обморок.

Они сошли по ступенькам и застыли на сыром земляном полу. Яркий свет ослепил Джулию, но едва глаза привыкли к свету, перед ней предстало ужасающее зрелище: с узкой койки поднялось уродливое, кривобокое существо. Его руки напоминали палки, обтянутые желтой морщинистой кожей.

Это и есть Майлс? Не может быть! Сердце Джулии сжалось, она прильнула к Гордону, прося у него защиты от этого неуклюжего, перепуганного… уродца. Его длинные волосы были спутаны и покрыты слизью, как илистое дно реки Саванна, изнуренное тело сгорбилось, стало гротескным подобием человеческого.

Где же Майлс? Где гордый рослый юноша с глазами, блестящими как роса на розовых лепестках, с волосами цвета спелой кукурузы? Джулия содрогнулась и зажала рот ладонью, сдерживая рвущийся наружу крик.

Существо заговорило.

— Джулия… — Оно подступило поближе, и Джулию пронзило острое отвращение. Нет, это не Майлс. Это совершенно незнакомый человек. С ней сыграли злую, жестокую шутку. Майлс не такой!

Она медленно покачала головой и произнесла дрогнувшим голосом:

— Не подходи ко мне… — Гордон пожал ее руку. — Нет, это не мой брат!

Майлс споткнулся, кто-то подхватил его и поставил на ноги.

— Этого я и опасался, — пробормотал Гордон и похлопал Джулию по щекам, надеясь предотвратить приближающуюся истерику. — Выслушайте меня. Это действительно ваш брат. Не забывайте, что он провел в тюрьме почти целый год. Вот что с ним стало. Вы должны смириться с этим, потому что у вас нет другого выхода. Мы сейчас же покинем Ричмонд.

Майлсу помогли сесть на койку, но он отказался прилечь.

— Джулия, Джулия… Как жаль, что ты увидела меня таким… — Слезы заструились по впалым щекам, костлявые плечи задрожали.

Джулия вырвалась из рук Гордона и опасливо приблизилась к койке. Душераздирающий плач Майлса вывел ее из оцепенения. Майлс сидел, закрыв лицо исхудалыми руками. Он заботился о Джулии, был сильным и смелым, а теперь… теперь она должна поддержать его. Глотая слезы, Джулия опустилась на колени перед Майлсом. Он не должен видеть ее слабость.

— Это ты, Майлс! — с болью прошептала она. — Что с тобой сделали! Будь они прокляты! Прошу тебя, не плачь. — Она взяла его за руки. Гнев придал Джулии силы. — Ты поправишься, Майлс, станешь сильным и здоровым, вот посмотришь. Я с тобой.

Он с трудом поднял голову и осторожно прикоснулся кончиками пальцев к щекам Джулии.

— Джулия… Господь услышал мои молитвы. А я думал, что больше никогда не увижу тебя…

— Он храбрец, каких мало! — вдруг произнес знакомый голос, и Джулия оглянулась. Чей это голос? Ей никак не удавалось собраться с мыслями. Гордон снова поторопил ее.

Протянув руку, Джулия коснулась спутанных волос брата, крылом падающих на лоб, и дрожащими пальцами отвела их в сторону. И не сдержала крик бешенства.

На лбу горело навсегда впившееся в кожу клеймо — буква П.

— Что это? — ужаснулась Джулия. — Зачем?

Майлс попытался объяснить, но закашлялся, содрогаясь всем телом. Кто-то поднес флягу с бренди к его посиневшим губам и заставил беднягу сделать глоток.

76
{"b":"12281","o":1}