ЛитМир - Электронная Библиотека

— Джулия, они клеймят всех заключенных, — нетерпеливо объяснил Гордон. — И северяне, и конфедераты наказывают так даже своих солдат. Буквой «Д» метят дезертиров, «Т» — трусов. А это клеймо означает, что он предатель.

— Ублюдки! — злобно выпалила Джулия. — Бессердечные, гнусные ублюдки!

Гордон повысил голос и положил руки на плечи Джулии:

— Хорошенько запомните это, Джулия. Именно поэтому вы должны в точности исполнять мои приказы — так вы отомстите им за брата. Нам пора в дорогу. Скоро рассветет, и мы должны вовремя покинуть город. За Майлса не волнуйтесь. О нем позаботятся. Позднее, когда опасность минует, я попробую вновь устроить вам встречу…

Джулия взглянула на Гордона полными слез глазами, так, словно видела его впервые. Решительно покачав головой, она произнесла:

— Я не брошу его в таком состоянии. Но о чем вы говорите? Кому я должна отомстить? Я не понимаю вас…

— Мы заключили сделку, черт побери! — Гордон с силой встряхнул ее. — Свою часть я выполнил, рискуя жизнью, теперь дело за вами. Джулия, вы должны знать: я — шпион союзной лиги. Вам, как и мне, предстоит работать на северян.

— Мы должны расстаться? — послышался шепот Майлса, помешавший Джулии понять смысл слов Фокса. Голова Майлса поникла, словно он с трудом оставался в сознании. — Джулия, неужели ты бросишь меня?

Она метнулась к брату, но Гордон потерял терпение и ударил ее по щеке, опрокинув на холодный сырой пол. В ушах Джулии зазвенело, и только неимоверным усилием воли ей удалось вынырнуть из затягивающей черной пустоты. Стоящий в темном углу человек стиснул кулаки и сжал зубы, чтобы не броситься к ней на помощь. Джулия услышала свистящий шепот:

— Этого еще не хватало, Фокс! Вы же уверяли, что все пойдет как по маслу. Она лишилась чувств, и он, похоже, скоро упадет в обморок.

До Джулии донесся еще один рассерженный голос:

— Вы обманщик! Нас пообещали вывезти из Ричмонда, едва этот мешок с костями будет освобожден из тюрьмы, и спрятать в горах, пока не кончится война. А теперь у нас на руках двое больных, и Ричмонд кишит солдатами, ищущими нас. Скорее всего нам грозит расстрел!

— Чепуха. Мы еще наверстаем упущенное, — отрезал Гордон и щелкнул пальцами, подзывая одного из своих подчиненных. — Лютер, бери женщину и идем скорее. Может, это и к лучшему. Ее вряд ли удалось бы уговорить стать шпионкой. А теперь ей придется либо смириться, либо обречь брата на смерть.

Затем он велел увезти Майлса в горы и держать в убежище до получения дальнейших приказов.

— Как только она поймет, что от ее послушания зависит жизнь брата, она станет шелковой.

От удара у Джулии раскалывалась голова. Ей понадобились все силы, чтобы оставаться в сознании. Но пошевелиться она не могла.

Ее кто-то поднял и перебросил через плечо. Человек, несущий ее, начал подниматься по ступенькам.

Вскоре они оказались в коридоре, и едва дверь в подвал захлопнулась, Гордон обратился к мужчине, несущему Джулию:

— Как думаешь, Лютер, им можно доверять? Они действительно увезут Майлса в горы? Этих людей я вижу в первый раз. Я полагаюсь только на твое мнение и мнение Вестона.

— В основном они заслуживают доверия, — последовал ответ. — Правда, некоторые наверняка сбегут, когда выберутся из Ричмонда, но двое-трое будут неукоснительно следовать приказам. Вам не о чем беспокоиться, но, откровенно говоря, я не знаю, удастся ли нам покинуть город незамеченными.

— Мы будем осторожны, — ответил Гордон.

— Внизу я заметил человека, о котором ничего не знаю, — добавил Лютер, придерживая Джулию за ноги. — Он сам вызвался присоединиться к нам. Услышав про побег, он пригрозил, что поднимет тревогу, если мы не возьмем его с собой. Он уверял, что давно собирался бежать из тюрьмы.

— Пустяки, — отрезал Гордон. — Идем скорее. Скрип двери заставил Майлса пошевелиться.

— Джулия… — прохрипел он, — не бросай меня. .

— Скорее! — крикнул один из мужчин и ткнул пальцем в того, который прятался в тени. — Отнеси его наверх. Ты сам вызвался помочь нам — вот и помогай.

Остальные поспешно взбежали по ступеням, оставив солдата в сером наедине с Майлсом. Наклонившись, солдат сжал в ладонях костлявые пальцы Майлса и прошептал:

— Майлс, выслушай меня. Нам надо выбраться отсюда. Мы вывезем тебя из Ричмонда.

Майлс открыл глаза и прищурился от яркого света фонаря. Узнав собеседника, он ахнул, его лицо стало пепельным.

— Это ты! Господи, как это вышло…

— Молчи! — Солдат в сером прижал палец к дрожащим губам Майлса. — Не подавай виду, что ты узнал меня, иначе нас обоих убьют. Слушай внимательно. Когда я узнал о побеге, я понял, что его затеяла Джулия, лишь бы освободить тебя. Я присоединился к беглецам, стараясь держаться поближе к тебе и следить, чтобы ты не пострадал.

— Я ни за что не позволил бы им увезти Джулию, — с отчаянием бормотал Майлс, — но силы были неравными… Если бы я попытался остановить их, нас могли убить.

— У тебя не было выбора. Делай вид, что мы не знакомы, а как только ты окрепнешь, мы сбежим и разыщем Джулию, обещаю тебе. — Солдат встряхнул Майлса за плечи. — Ты все понял? Ты будешь держать язык за зубами?

— Эй, вы там! — прогремел сверху звучный голос. — Собираетесь сидеть в подвале всю ночь? Хватай этот мешок с костями и поднимайся.

— Уже иду!

— И не вздумай отлынивать от работы, Кэрриган! Ты сам напросился!

— Да-да, — покорно согласился солдат, — я готов.

«Конечно, готов, — мысленно добавил лейтенант Томас Кэрриган. — Я сам вызвался помогать им и клянусь Богом, когда-нибудь эти мерзавцы еще пожалеют, что встретились со мной!»

Он подхватил Майлса на руки, потрясенный тем, что тот весил не больше ребенка.

— Пойдем, брат, — с дрожью прошептал он. — Впереди долгий путь, но мы одолеем его… вместе.

Глава 24

Сквозь обледенелое оконное стекло едва просматривались безмолвные, темные улицы Вашингтона. Джулия зябко потирала руки, зная, что давно пора развести огонь в камине, однако не двигалась с места. За последние три дня случилось столько разных событий, что она окончательно растерялась. Несмотря на испортившуюся погоду, Гордон повез ее на Север, утверждая, что только по другую сторону линии фронта они будут в безопасности. Джулия то и дело спрашивала, как он намерен поступить с ней, но не получала ответа.

Он злился потому, что она нарушила слово, но как он не понимал, что она просто не могла бросить Майлса на произвол судьбы, увидев, что он превратился в полутруп? Откуда она могла знать, что стало с ним в тюрьме? Она и понятия не имела, что он так исхудал…

Она предложила Гордону фамильные реликвии, зарытые возле кладбища в Саванне, в обмен на новую встречу с Майлсом и свободу. А Гордон лишь рассмеялся ей в лицо. Затем она попыталась сговориться с двумя спутниками майора — Лютером, который казался ей ранимым и чутким человеком, несмотря на грубоватые манеры и простецкую внешность, и Вестоном, который пугал ее омерзительной бранью и раздевал взглядом. Но ни один из них не знал, куда увезли Майлса и что теперь будет с Джулией. Ей удалось выяснить, что ее привезли в Вашингтон и что Гордон намерен сделать ее шпионкой янки.

При этой мысли Джулия содрогнулась. Она согласилась на условия Гордона потому, что не видела иного выхода. Правда теперь, оглядываясь назад, она понимала, что поступила глупо. И Майлс, и она сама по-прежнему оставались пленниками.

Услышав лязг ключа в замке, она обернулась и приуныла при виде входящего в комнату Гордона. Она предпочла бы поболтать с Лютером, который приносил ей еду уже третий день. По крайней мере, он был любезен с ней.

Гордон слегка поклонился, с его лица не сходила самодовольная улыбка.

— Дорогая, сегодня вы обворожительны.

Джулия понимала, что он издевается над ней. Она не успела расчесать волосы, и они неопрятно свисали вдоль спины. Одежду ей заменял грубый шерстяной халат, добытый Лютером у одной из горничных отеля. Халат выглядел отвратительно, как и сама Джулия, но это ее не беспокоило. Отвернувшись к окну, она промолчала.

77
{"b":"12281","o":1}